29.06.2021

Олег Мельников: Как живут современные рабы

Основатель движения "Альтернатива" - о нищенской мафии, сексуальном рабстве, нигерийских группировках

Фото: ВК

Под угрозой закрытия оказалась “Альтернатива” – единственная организация в России, занимающаяся освобождением людей из трудового и сексуального рабства.

Руководитель организации Олег Мельников больше не может содержать «Альтернативу» за счёт собственного бизнеса. Sobesednik.ru обсудил с Олегом Мельниковым деятельность и дальнейшие планы «Альтернативы», масштабы трудового и иного рабства россиян в России и за рубежом, а также уровень внимания к этой проблеме в нашей стране.

- Олег, ваши бизнес-проблемы возникли, как и у всех, из-за коронавируса?

- Да. На самом деле, коронавирус не пощадил никого. Все живут стандартно плохо.

- "Альтернатива" существует на доходах от вашего бизнеса и небольших пожертвованиях?

- Наш общий фонд всегда составлял примерно 1 200 000 – 1 400 000 рублей в месяц. Из них примерно 400 000 рублей – частные пожертвования, остальное я вкладывал из своего бизнеса по производству сухого льда, жидкого азота. Но если в 2016 году чистая прибыль у меня была 6 миллионов, то за последние месяцы – 350-400 тысяч рублей. Это не плохо, но когда еще содержишь на эти средства проект...

- За всё время существования "Альтернативы" вы сознательно не обращались за финансовой помощью к государству?

- Мы пытались несколько раз, но не получилось. В целом, мы против того, чтобы политизироваться и терять независимость. Я не могу представить, чтобы в этом деле мне кто-то сказал: ты сюда ходи, а сюда не ходи. Сейчас поддержка общества нас по-хорошему удивила, и мы снова поверили в людей.

- Вы думаете, что условия государственного финансирования как-то стесняли бы вашу деятельность по освобождению людей?

- В первую очередь, стесняли бы. Во-вторых, у нас есть проблемы с отчётностью. Мы не можем вести нормальную отчетность по одной простой причине. Наша деятельность - это не деятельность обычных НКО с "командировочными" и прочим. Мы, к примеру, идём в какой-нибудь бордель делать "контрольную закупку". Мы же не возьмём у сутенёрши чек. Нам часто необходимо приобретать в других странах какие-то документы для вывоза людей. На Северном Кипре, например, нет российского представительства. И нужно вывозить людей нелегально. Нам приходится приобретать документы, чтобы вывезти людей оттуда на континентальную часть Турции.

Фото: Instagram

- Россияне и жители бывшего СНГ часто попадают именно в такие уголки в трудовое рабство?

- В сексуальное. Гражданки Казахстана могут попасть в Бахрейн, где тоже нет российского представительства. Мало того, в Бахрейне проституция карается законом, даже если женщину заставили этим заниматься. Таких регионов масса. Северная часть Сирии, где сейчас продолжается война. Ливан, Иордания – из этих проблемных стран приходит 1-2 обращения в неделю. Там запрет на вывоз детей: гражданину России, ребёнку, не дают выехать из страны. Приходится не совсем легально вывозить детей в соседнюю Сирию, потом в Иорданию, и потом уже домой. Что касается трудового рабства, то здесь миллион регионов. В Дагестане, например, из-за постоянных контртеррористических операций не выдают "форму-1" – справку об утере документов, позволяющую, например, купить билет на самолёт. Когда мы освобождаем людей с дагестанских кирпичных заводов, приходится пользоваться услугами частных перевозчиков - автобусов, бла-бла-каров.

- А как происходит сам процесс освобождения людей? Вам достаточно просто появиться и сказать, кто вы?

- Нас часто воспринимают как силовиков, и мы не пытаемся никого переубедить. Можно показать корочки Союза писателей России, в них же никто вчитываться не будет.

- Видимо, все эти люди и организации, пользующиеся рабским трудом, боятся возможной проверки?

- Да.

- У вас есть своя "служба безопасности"?

- У нас есть достаточно большая «силовая группа», люди, которые владеют легальным оружием и придают нам внушительный вид.

- Это люди, работающие в органах, или выходцы из них?

- Это люди, отслужившие в вооружённых силах по контракту.

- Вы упомянули Ближний Восток. Здесь речь идет о случаях сексуального рабства россиянок?

- Их мужья забирали детей, увозили туда, заставляли женщин приехать, и в итоге не отпускали. Сейчас находятся в разработке семь таких случаев.

Фото: Instagram

- Как женщины попадают в сексуальное рабство?

- Здесь все проще. Девушек зовут работать в отель хостес или барменшей, недавно был случай, когда девушку позвали работать крупье в легальное казино. Потом ей сообщают о "долге" в 45-50 тысяч долларов: мол, надо отработать, и потом ее отпустят. Понятно, что они не отработают, и их не отпустят. Всегда называется сумма в 45-50 тысяч долларов. Даже когда девушек из Нигерии везут в Россию, им объявляют ту же сумму. Говорят, что они будут работать швеёй, моделью, петь в клубе. По приезде в Россию на них накладывают якобы магию Вуду, они в это верят. И говорят: пока не отработаешь, никуда не уедешь.

Нигерийская мафия

- На территории РФ действует нигерийская мафия?

- Вы удивитесь: у них есть свои газеты, клубы, свои, так скажем, органы власти. Мне сначала было смешно про "магию Вуду", пока я не увидел, как одна нигерийская девушка боялась выйти из квартиры. Тогда один из наших сотрудников сходил в детский магазин, купил бубнов, постучал вокруг неё и сказал: магия снята. И только тогда она вышла из квартиры.

- Нигерийская мафия имеет какое-то покровительство в России?

- Не знаю насчёт покровительства. Они промышляют торговлей людьми и наркотиками, они перевозят их из страны в страну, у них большое комьюнити по всему миру, в котором они активно общаются. Одного из лидеров нигерийской мафии мы посадили в 2019 году за попытку продать девушку. В роли покупателя выступил наш сотрудник.

- Нашим властям и силовикам известно о нигерийской мафии в стране?

- Да, конечно, силовики с ней борются. Они и помогли посадить этого человека, арестовав его за передачей денег.

Работные дома

- Расскажите о трудовом рабстве в России в так называемых "работных домах".

- Работных домов становится и будет становиться всё больше. После 2014 года, когда курс рубля упал, большое количество мигрантов, которые были действительно готовы работать за небольшое количество денег на полях или выполнять какую-то ещё черновую работу, перестали приезжать. Сейчас у нас дефицит в несколько миллионов работников в этой нише. На эти места стали приходить якобы "работные дома" или "квалификационные центры", которые ищут алко- и наркозависимых людей или просто людей, которые в нынешней экономической ситуации приехали в крупный город в поисках работы. Этих людей фактически делают в этих работных домах рабами, отбирают у них документы. Часто к нам обращаются именно клиенты этих домов: мужики из деревни приехали заработать, паспорта у них отобрали, а "долг", который якобы дали возможность отработать, только копится.

Фото: Instagram

- Этих людей разыскивают родственники или друзья?

- Да, часто. На прошлой неделе нам пришло четыре дела по таким обращениям.

- А за последний год?

- Десятки таких обращений. Мне не понятно нежелание правоохранительных органов заниматься этими делами. Выяснить, где находится человек, не составляет труда, если он уже позвонил своим родственникам и сказал, что где-то находится. Для сотрудника полиции ничего не стоит составить заявку, чтобы ему предоставили биллинг звонка. А нелегально это стоит 6 000 рублей. Хотя полиция могла бы сделать это бесплатно. Нам приходится платить за нелегальный биллинг.

- А как полицейские обосновывают отказ этим заниматься?

- Да никак. Просто не хотят, и всё. И подают человека в розыск, как очередного пропавшего без вести.

География рабства

- В интервью изданию "Знак" вы упоминали Екатеринбург, Якутию, Новый Уренгой, говоря о географии трудового рабства.

- В Якутии много таких случаев. На днях к нам обратились оттуда люди с жалобой, что их удерживают. В Новом Уренгое есть такая стройфирма. Мы в 2012 году уже забирали человека оттуда, написали про них. Потом нам долго звонил местный участковый, выяснял подробности. Мы подумали, что он хочет расследовать дело, но нет. Выяснилось, что местные чеченцы написали на нас заявление за "разжигание межнациональной розни". Потому что мы указали, что эта стройфирма принадлежит людям с Кавказа. Новый Уренгой - город с особым статусом, и там непонятные бандитские группировки удерживают людей. И оттуда очень сложно убежать.

Фото: Instagram

- В каких ещё регионах у нас распространены работные дома и трудовое рабство?

- Да во всех. Вы выйдете на улицу и увидите объявления на остановках: приглашаем на работу, ежедневные выплаты, трёхразовое питание. В большинстве из этих организаций реально рабские условия труда.

- То есть, не обязательно наркоман, алкоголик или человек с особенностями психического развития – а здоровый, вменяемый мужчина попадает в крупный город в поисках работы, звонит по объявлению, приезжает...

- Ему говорят: давай документы на оформление, сдай телефон - а потом говорят, что у него "долг", который надо отработать, и долг становится всё больше и больше. Его избивают, его пугают связями этой организации. У нас у многих людей такой "советский" подход, что без документов нельзя никуда уйти.

- Чем обычно заканчиваются такие истории? Человека отдают в другой работный дом или выставляют на улицу?

- Средний цикл такого рабочего - от года до полутора. Труд его, понятно, остается неоплаченным. Есть и нормальные работные дома, но это маленький процент. Есть работный дом "Ной", связанный с РПЦ, есть ещё несколько подобных.

- С церковными организациями можно связываться?

- Да. Но есть и сектантские. Где поют, "славят Бога", а под видом этого содержат людей в рабстве.

Фото: Instagram

- Вы рассказали "Знаку" о фонде "Новая эра", действующем на Урале. Один из учредителей фонда, некий Андрей Блохин, в прошлом был учредителем организации "Возрождение России", которую по решению Верховного суда РФ закрыли в 2011-2013 годах за сектантство и рабские условия содержания людей. Когда начинаешь смотреть, чем ещё занимаются учредители этих организаций, находишь у них "конторы" по перевозке грузов, строительству, какие-то магазины. В этих конторах и используется рабский труд?

- У "Возрождения России" был сетевой способ использования людей: они сами их находили и потом перемещали из региона в регион, чтобы их было сложнее найти. Они сделали такую массовую "франшизу", которая подавалась под видом благотворительных организаций. То есть, они не просто использовали рабский труд, а еще и собирали деньги под предлогом помощи людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. "Новая эра" действует примерно так же, они просто сменили вывеску. Рабский труд используется где угодно: погрузка, разгрузка, вынос строительного мусора, копание траншей. Если у учредителей таких организаций есть возможность использовать рабский труд людей для себя, они её используют. Эти люди не какие-то маньяки, получающие удовольствие от издевательств над людьми, как у нас принято думать. Здесь просто расчёт. Более того, если вы пообщаетесь с теми, кто отсидел за это, они будут вам рассказывать, что хотели помочь людям, заботились о них. Ну да, мол, били иногда, но по-отечески. Всегда одна отговорка: какой это был плохой работник и как его жалели. На что возникает два вопроса: зачем человека держали, если он такой плохой работник - и почему, если всё так хорошо, человек пытался убежать с производства?

- Об аналогах "Новой эры", рассыпанных по стране, знают местные власти и правоохранители?

- Конечно, знают, но не вмешиваются ни во что. Кроме того, в этих организациях часто работают бывшие "зэки", которые хорошо знают закон: что можно делать, а что нет. Были случаи, когда мы приезжали вызволять людей с участковым, а нас не пускали: это частная территория, здесь таких нет, идите отсюда. И тогда наша группа начинала действовать как-то иначе.

- Бывших заключённых много в этой сфере - как среди "рабов", так и среди “рабовладельцев”?

- За недавно отсидевшего никто не будет заступаться, у него оборваны социальные связи, зачастую они выходят из заключения с 800 рублями в кармане. Куда он еще пойдёт? Он становится лёгкой добычей. А среди "рабовладельцев" часто оказываются люди с криминальным статусом.

Фото: Instagram

- Поддержки, которую оказало вам общество, хватит на месяц. Где будете искать деньги потом? Может, стоит обратиться в Совет по правам человека?

- Денег они не дадут. Сейчас мы ищем способ, на чем еще заработать. Сделали криптовалюту "Human Coin". Люди получают нашу "монету", а мы от них – «донат». На эту монету можно произвести сертификацию предприятия, приобрести у профсоюзных организаций какие-то товары и услуги.

Нищенская мафия

- Вы упоминали в СМИ, что разработали законопроект по "нищенской мафии" и отдали его одной из партий.

- Да, мы отдали его "Справедливой России". Они согласились продвинуть этот закон, а мы набрали команду юристов, которые бесплатно создали несколько вариантов законопроекта. "Справедливоросы" обещали что-то сделать, но сейчас им не до того. Вообще, депутаты Госдумы, к которым мы обращаемся по этим вопросам, периодически соглашаются сотрудничать, а потом куда-то пропадают, это нормальная практика.

- Почему в России проблемой трудового и иного рабства никто не хочет заниматься?

- Эта тема вызывает шок. Бедную собачку вылечили, спасли больного ребенка, посадили деревья - у людей позитивные эмоции. А тут - шок, люди скорее хотят отвернуться от этой темы и не сталкиваться с ней. Мы последние, кому люди хотели бы отдать деньги.

- Удается ли получить поддержку силовиков? Вы упоминали в СМИ, что с "высшим звеном" - полное взаимопонимание, а с низшим - наоборот.

- С высшим и пытаемся работать по межгосударственным преступлениям, по трудовому рабству в России. Получается.

- Расскажите немного о «нищенской мафии» в России.

- Средний дневной доход от раба на церковной паперти - от 7 до 15 000 рублей в день. РПЦ знает об этой мафии, и ничего не может с ней сделать. Если увидите священника, который просит милостыню около церкви - это лже-священник. В РПЦ сбор милостыни может осуществляться только на территории храма. "Лже-священников" по российским городам очень много.

- Какова ситуация с рабством в странах бывшего СНГ?

- Там хотя бы признают проблему. Если у нас за 5 лет возбуждено 17 или 19 уголовных дел по этому поводу, то в Казахстане возбуждается около 750 смежных дел в год. При примерно одинаковом масштабе преступлений – сравните количество уголовных дел в 19-миллионном Казахстане и 140-миллионной РФ.

- Кавказ?

- Северный Кавказ - это трудовое рабство. Кустарное производство, теплицы, животноводческие точки. Безработица на Северном Кавказе - 40%. При этом местные в эти организации работать не идут, там оказываются россияне, которым пообещали хорошую работу на юге.

- Как можно уберечься от попадания в трудовое рабство?

- Ни в коем случае не отдавать свои документы. Сообщать родственникам, где вы находитесь. Не бояться проверить документы организации, куда устраиваетесь на работу. Подписать трудовой договор с указанным местом и условиями работы до поездки куда-либо и передать его родственникам или знакомым. Искать работу не по уличным объявлениям, а с помощью тех или иных «агрегаторов» в интернете или через знакомых. Сейчас не те время и ситуация, чтобы работодатели привлекали работников таким способом.

Николай Васильев.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика