Новости дня

20 января, среда





19 января, вторник




















18 января, понедельник



















sobesednik logo

Правосудие с привилегиями. Как Дмитрий Мазепин добился банкротства Томета

15:14, 13 января 2021

Правосудие с привилегиями. Как Дмитрий Мазепин добился банкротства Томета
Фото: логотип "ТОМЕТа"
Фото: логотип "ТОМЕТа"

Самарский арбитраж удовлетворил заявление Уралхима и ввел наблюдение – первую процедуру банкротства в тольяттинском Томете – крупнейшем производителе метанола в РФ. Требования компании Мазепина в размере 87 млрд рублей включены в реестр требований кредиторов Томета. Временным управляющим суд утвердил кандидатуру Анатолия Селищева, предложенную Уралхимом.

Аналогичное заявление Тольяттиазота, поданное первым, суд оставил без рассмотрения. Тольяттиазот уже заявил о своем несогласии с вынесенным решением и будет добиваться его отмены в вышестоящих судах.

Удивительно, но ранее Уралхим неоднократно публично заявлял о своем нежелании банкротить Томет, упрекая Тольяттиазот в подаче заявления и в том, что таким фактом он вынудил Уралхим присоединиться к банкротству. Об этом, в частности, говорит юрист Дмитрий Татьянин в официальном заявлении на сайте Уралхима, а также его шеф Сергей Момцемлидзе в письме на имя министра промышленности Дениса Мантурова.

Ситуация вокруг Томета является крайне болезненной темой для властей Самарской области, поскольку предприятие является крупнейшим налогоплательщиком, его налоговые выплаты исчисляются миллиардами рублей, в штате организации трудится более двухсот работников.

Напомним, что Томет оказался должником Уралхима именно по воле последнего. Из опубликованных судебных актов следует, что основанием огромного долга Томета является приговор Комсомольского райсуда Тольятти в отношении бывших менеджеров Тольяттиазота, уголовное дело против которых было возбуждено Уралхимом еще в 2012 году.

Суд решил, что Томет является имуществом одного из обвиняемых и возложил на него солидарную ответственность за ущерб, причиненный Уралхиму. Среди других солидарных должников еще 14 иностранных компаний.

Не дожидаясь рассмотрения кассационной жалобы Томета на приговор в Шестом кассационном суде, компания Мазепина решила ее обанкротить. Причем так стремилась сделать это первой и без участия Тольяттиазота, что даже подала апелляционную жалобу на определение суда о принятии заявления Тольяттиазота к производству, заявив о своем приоритете в банкротстве Томета.  

В арбитражном суде с делом Томета начались удивительные истории. Судья Филатов, принявший 25 сентября к производству заявление Тольяттиазота о банкротстве Томета и рассмотревший ходатайство Томета о принятии обеспечительных мер, 15 октября взял самоотвод, спустя три недели вдруг обнаружив, что он не способен рассматривать это дело, так как «знаком с близким родственником бывшего генерального директора управляющей организации Тольяттиазот».

Новым судьей по делу была назначена Лариса Исакова, имеющая всего трехлетний опыт работы и рассматривающая в основном дела о банкротстве граждан на незначительные суммы. 

В апелляции Уралхим отказался от своей жалобы. Как пояснил представитель Уралхима юрист Иван Роговой в заседании Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда отказ связан с доверием, выраженном всеми участниками процесса судье Исаковой. 

Как выяснилось позже, доверие Уралхима было оправданным. На Ларису Исакову никакие противоречия в действиях и заявлениях Уралхима впечатления не произвели. Сочтя Уралхим образцом порядочности и добросовестности, все требования Уралхима ею были удовлетворены. Не смутило ее и то, что из 87 млрд рублей, включенных ею в реестр требований кредиторов как требования Уралхима, 77 млрд принадлежит Тольяттиазоту, что прямо указано в приговоре Комсомольского райсуда. В суде Уралхим представляли юристы Иван Роговой и Георгий Панфилов, которые заявили суду, что для ПАО «Тольяттиазот», вопреки нормам уголовно-процессуального закона, исполнение приговора совсем не обязательно, как для какого-нибудь «госпредприятия», а значит и требовать его исполнения ТОАЗу нет никакой необходимости. 

Заметим, что олигарху Мазепину вообще везет с правосудием в Самарской области. Фемида широко улыбнулась Мазепину еще на стадии рассмотрения уголовного дела в Комсомольском суде Тольятти.

Если сначала процесс не вызывал подозрений со стороны защиты, то в последующем поведение судьи Кириллова, рассматривающего дело, кардинально поменялось. Изначально спокойный темп судебного процесса вдруг внезапно ускорился, ходатайства защиты отклонялись судом без раздумий, ходатайства же Уралхима напротив удовлетворялись.

Действия и решения суда, со слов адвокатов обвиняемых и гражданских ответчиков, в принципе не укладывались в нормы закона, но всегда отвечали интересам «потерпевшего» Уралхима. 

Под стать потерпевшему были и его защитники. Так, «звездой» процесса стал адвокат Александр Добровинский, ныне, к слову, уже лишенный Адвокатской палатой статуса адвоката. Неудивительно при этом, что одна из адвокатов его адвокатского бюро - Евгения Семчукова (в итоге признанная судом виновной) несколько лет назад была фигурантом уголовного дела о взятке. Видимо, такие методы «защиты»  не чужды весьма преуспевшему в пиар-акциях г-ну Добровинскому.  

Апофеозом происходящего стало то, что адвокаты защиты обнаружили, что электронный файл с обвинительным заключением, выданный им судом, согласно свойствам файла был подготовлен Уралхимом, а отнюдь не прокурорами и следователями. Но и этот скандал быстро был замят, «неправильный» файл незамедлительно был изъят у защиты, взамен выдан новый, не имеющий следов подготовки стряпчими Мазепина.

Апелляционная жалоба на приговор по делу, состоящему из более чем трехсот томов, поданная обвиняемыми и гражданскими ответчиками, включая Томет, была рассмотрена Самарским областным судом менее чем за 3 месяца и отклонена в полном объеме несмотря на многочисленные нарушения и нестыковки в приговоре.

Однако кассационная жалоба Томета на приговор, поданная еще в апреле на протяжении восьми месяцев не передавалась судьей Кирилловым в Шестой кассационный суд по формальным, надуманным основаниям - необходимости перевода апелляционных жалоб на иностранные языки. 

При быстром рассмотрении дела в апелляции необходимость перевода почему-то не смущала ни судью Кириллова, ни председателя Самарского облсуда Кудинова. Однако, когда встал вопрос о передаче дела в кассацию, формальное соблюдение закона было возведено в абсолют с единственной целью – как можно дольше не передавать дело в вышестоящую инстанцию, найти подходы к которой у Уралхима видимо не получилось. 

Колесница правосудия по воле Мазепина то ускоряется, то замедляется, а оказавшийся на ее пути Томет, много лет успешно работающий на отечественном и зарубежном рынках, похоже стремительно летит к полному краху. 

Предположить иной исход дела и такого беззакония в контролируемом Мазепиным  банкротстве на 87 млрд, из которых Томет с учетом своих активов и выручки не может удовлетворить и четверти, вряд ли возможно.

Ни региональные чиновники, в лице губернатора и правительства региона, ни федеральный Минпромторг, к которым обратились работники Томета за помощью от нападок Уралхима, не справились с олигархом, влияние которого, по-видимому, распространяется не только на самарское правосудие, но и на федеральную исполнительную власть.

Похоже, что и в самарском арбитраже повторится сценарий, опробованный Мазепиным и Уралхимом в уголовном деле. Позиция Тольяттиазота отклоняется без объяснения мотивов, а требования Уралхима немедленно удовлетворяются. 

Так, например, помимо удовлетворения заявления Уралхима о включении в реестр 87 млрд рублей и назначения желанного Уралхимом временного управляющего, суд удовлетворил ходатайство Уралхима о принятии обеспечительных мер, в виде запрета Томету совершать любые действия без согласия такого временного управляющего, подконтрольного Уралхиму. Несмотря на то, что в процедуре наблюдения менеджмент должника не отстраняется от управления, принятыми судом мерами деятельность менеджмента Томета оказалась по факту парализована, так как любую хозяйственную операция теперь надо согласовывать с управляющим. Аргументов, которыми руководствовался суд, блокируя деятельность Томета, в судебном акте о принятии обеспечительных мер, по сути, не приведено. Даже в 90-е годы, ныне называемые не иначе как лихими, сложно припомнить подобное самоуправство и беззаконие в судебной системе. 

Чуть ранее сам Томет дважды обращался с ходатайством о принятии обеспечительных мер, прося запретить Тольяттиазоту и Уралхиму распоряжаться взысканными с него деньгами до рассмотрения кассационной жалобы на приговор, а также разрешить проведение необходимых платежей, включая выплату налогов и зарплаты работникам. Ходатайства были отклонены арбитражным судом.

Своего влияния на суд Уралхим особо и не скрывает. Так, на одном из онлайн-совещаний, проводимых Минпромторгом РФ по ситуации на Томете, представитель Уралхима юрист Андрей Ермизин без стеснения заявил, что они (Уралхим) «погрузились в ситуацию» и  «им удалось ознакомиться» с документами, представленными Тометом в арбитражный суд вместе с ходатайством о принятии обеспечительных мер. Представлял Томет многочисленные хозяйственные договоры, по которым требовалось платить контрагентам для обеспечения обычной хозяйственной деятельности, многие из которых включают условие о коммерческой тайне. 

Необходимо отметить, что ознакомление с материалами дела в арбитражном суде должно осуществляться по строго формальной процедуре. Сначала сторона дела подает ходатайство об ознакомлении, которое фиксируется в картотеке арбитражных дел, затем секретарь судьи согласовывает время предоставления материалов для ознакомления.

Однако в картотеке арбитражных дел каких-либо следов подачи Уралхимом ходатайства об ознакомлении обнаружить не удалось. Такое впечатление, что Уралхим располагает особыми возможностями и не намерен тратить время и силы на соблюдение процессуальных норм и формальных процедур.  

Видимо, деньги и связи гарантируют не только место в списке Форбс, но и вип-доступ к правосудию.

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^