Новости дня

29 октября, четверг












28 октября, среда























27 октября, вторник









sobesednik logo

"В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию"

15:47, 05 октября 2020

"В моей смерти прошу винить Российскую Федерацию"
Фото и видео в статье: Анатолий Салунов
Фото и видео в статье: Анатолий Салунов

Эти слова написала 2 октября у себя в фейсбуке главный редактор нижегородского издания KozaPress Ирина Славина. Через несколько минут Славина покончила с собой у здания МВД в Нижнем Новгороде и умерла на месте. Ей было 47 лет.

Друзья и коллеги Славиной описывают ее как бесстрашного человека, находившегося под постоянным административным прессингом.

Место самоубийства Ирины Славиной превратилось в стихийный мемориал, куда приходят те, кто знал Ирину, а также те, кого потрясла ее история. «Собеседник» выехал на место трагедии и пообщался с друзьями, коллегами, знакомыми Ирины Славиной.

(Согласно подпункту «В» части 5-й статьи 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 №149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации» запрещается распространение информации о способах совершения самоубийств — прим. Sobesednik.ru.)

Мария, движение «Голос»:

– В течение нескольких лет на Ирину оказывалось огромное давление. У нее было несколько административных и уголовных дел, к ней приходили с обысками. Ей назначали штрафы, таскали по судам, следили за каждым ее словом, написанным в «Козе». Последнее, что произошло – это обыск в 6:00 и прокол шин ее личного авто. 

Ирина была незаменимым человеком для города. Ее вопросов боялись депутаты, чиновники. Она проводила расследования, за которыми следили силовики, участвовала в митингах. Была смелым и честным человеком. 

Думаю, это был ее осознанный шаг. Ирина, безусловно, целенаправленно пришла к этому памятнику милиционерам и полицейским.

Я видела растерянность у полицейских, они не знали, что делать с толпой, которая здесь собралась. Тело увезли часа через 1,5–2. После произошедшего площадь мыли, выставили оцепление и людей не допускали. Но люди все же пришли проститься, тут была огромная гора цветов. Чиновников я здесь не замечала, возможно, у них хватило сил и совести прийти сюда без людей. 

Владимир Сидоров:

– Накануне к ней вломились в квартиру с обыском. Ладно бы она была подозреваемая, а то – свидетель! Допекли человека – за какие-то «писульки» в интернете, на фейсбуке ее оштрафовали на 70 тысяч! Кому-то дорогу перешла. Это полицейский произвол. Я не ее сторонник, ее деятельность меня мало интересовала. А место это, конечно, станет культовым, сюда будут нести цветы.

Юрий Шапошников, активист:

– Я прохожу по тому же делу, что и Ирина. У меня тоже был обыск, в тот же день, в 6:00. Сюда пришел почтить память этого светлого человека. Ирина была очень уравновешенным, твердым человеком. Я знаю ее с 2016 года, когда пришел в политику. Убежден, она приняла это решение не под влиянием эмоций, это было ее волевое решение. Она верила, что таким образом сможет пробудить Россию. Будем надеяться, что поступок Ирины достучится в сердца россиян. Поскольку это уже стало международным скандалом, в Москве очень недовольны, рассчитывали это по-тихому обстряпать.

Структура МВД у нас входит в центр борьбы с оппозицией, выбор места Иры логичен, год назад она уже размышляла над выбором места самоубийства – либо ФСБ, либо МВД. 

Анна, жительница Нижнего Новгорода, родом из соседнего Дзержинска:

– Я знала Ирину, видела ее несколько раз, более года была подписчицей ее издания KozaPress, ежемесячно с карты я переводила ей донаты – считала, нужно поддерживать такого человека, который в одиночку боролся столько лет, писал правдивые новости про то, что происходит в городе и области. Неустанно она всех теребила, доставала, неудобные вопросы задавала. И когда она однажды написала, что не может тянуть финансово, концы с концами не сходятся, что придется закрыть «Козу-пресс», которую она пять лет вела, то люди предложили ей ежемесячную подписку. И совсем немного – 70 человек отозвались. В итоге она наскребла ежемесячную сумму, которая позволит ей не закрыть это издание и поддерживать существование. Я готова была и дальше поддерживать ее, потому что ее смелость достойна уважения. Удивительный человек.

К сожалению, у нас болото. Отсутствие широкодоступной информации – страшная беда нашего общества.

Станислав Дмитриевский (с плакатом «Не убоюсь зла»):

– Ирина ушла из жизни не от слабости. Человек продумал вот такую последнюю пощечину. Она была очень чувствительным человеком прежде всего. Все эмоции от расследований, которыми Ирина занималась, она таскала в себе – год за годом. Несчастного оклеветанного старика, умершего в тюрьме, палестинца, которого лишили гражданства и после 20 лет жизни выкинули из России, оторвав от жены и 7 детей. Все это клокотало внутри Ирины.

KozaPress – детище Славиной, которым она занималась 6 лет. Ирина не давала никому покоя. Чиновники «Козу» всегда читали и боялись публикаций. В рейтинге цитируемости электронных СМИ Славина переплюнула даже местный «КоммерсантЪ». Несмотря на то, что делала «Козу» практически одна, она сумела создать влиятельное региональное СМИ, с которым считались и застройщики, и власти. И конечно, по ней били – лупили постоянными штрафами, обысками, провокациями, резали шины ее машины. Собственно, у нас это в Нижнем принято: то есть побить окна в офисе – одно время это было – как покушать сходить. Раз 7–8 били окна лишь только у нас. Просыпаешься ночью, кирпич пролетает мимо детской кровати. Преследованиями активистов занимался у нас Центр противодействия экстремизму под руководством полковника Алексея Трифонова.

Первый комментарий под последним постом Славиной «В моей смерти прошу винить РФ» – был от Трифонова – «Что, эпитафии себе пишешь»? Через 10 минут он его потер, как только стало известно о ее самоубийстве. 

Власти как реагируют? Губернатор Никитин написал вежливые слова соболезнования о том, что разберется в этой трагедии. 

P.S. Анна и Стас считают издание KozaPress брендом, который необходимо сохранить и продолжить. В ближайшие дни они найдут нового руководителя.

 

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^