Новости дня

27 февраля, суббота












26 февраля, пятница

























25 февраля, четверг







sobesednik logo

Модель из детского дома: Девятилетняя Зоя Кукушкина помогает сиротам найти дом

09:05, 05 мая 2020

Модель из детского дома: Девятилетняя Зоя Кукушкина помогает сиротам найти дом
Зоя Кукушкина // Фото в статье: личный архив и соцсети
Зоя Кукушкина // Фото в статье: личный архив и соцсети

Зою Кукушкину называют второй Натальей Водяновой: в 9 лет девочка-сирота уже снимается для мировых брендов.

Зою из детдома забрала семья из Татарстана, и теперь девочка помогает другим сиротам обрести родителей.

Сердцем почувствовала: это ее ребенок

Они действительно очень похожи: модель с мировым именем и девочка, которая только начинает свой путь. Модельный бизнес любит кукольные лица. В общем-то благодаря яркой внешности Зою заметила и ее будущая мама.

Девочка жила в кемеровском детском доме. Ее биологическая мама умерла, когда Зоя была младенцем, из родственников остались сводный брат, который сам был тогда еще ребенком и только выпустился из интерната, и престарелая бабушка. Они не взяли на себя ответственность воспитывать малышку.

– Про детдом Зоя вспоминает, что там было мало друзей и игрушек, – рассказывает Татьяна. – Но мы благодарны людям, которые ее там воспитывали. Про маму я Зое рассказываю, ее тоже звали Татьяной, но она мало спрашивает, для нее мы – ее семья.

У Татьяны двое своих детей, но она интересовалась проблемами приемных семей, была подписана в соцсетях на группы, в которых выкладывались анкеты детей-сирот. Пять лет назад, просматривая очередную анкету и видеоролик о ребенке-сироте, она и «встретила» Зою. Той тогда было четыре года. Заочное знакомство по фото и видео стало для Татьяны любовью с первого взгляда. Она сердцем почувствовала: это ее ребенок, именно этой девочке она должна помочь.

 

«Это был дикий ужас»

– Меньше месяца у нас ушло на сбор документов, – вспоминает Татьяна. – Органы опеки относились к нам хорошо. Я была уверена, что Зою никто не возьмет – у нее очень серьезные проблемы со здоровьем, она ребенок-инвалид. Но когда я перед вылетом в Кемерово позвонила в опеку, чтобы уточнить детали, мне сообщили, что Зою забрали в другую семью. Это был дикий ужас.

Татьяна ревела навзрыд, звонила всем, кто хоть как-то был связан с сиротством в Кемеровской области, и от отчаяния жаловалась, возмущалась.

– Сейчас я понимаю, что органы опеки поступили по уставу, – говорит Татьяна. – Ведь все могло случиться: мы могли не прилететь, а им надо было найти Зое родителей.

Но произошло то, что нередко случается с сиротами под опекой – девочку не принял ребенок в новой семье, и приемная мама решила вернуть Зою в детдом. Спустя два месяца Татьяне позвонил из Кемерово человек, которому она в слезах жаловалась на потерю, и сообщил радостную для нее новость. В тот момент Татьяна с сыном лежала в больнице, и забирать Зою в Кемерово вылетел ее муж Денис.

– Он, конечно, тогда словил стресс, – рассказывает Татьяна. – Представляете, мужчине дают чужую девочку, зачитывают талмуд с ее диагнозами и рассказывают, как ее нужно лечить.

«Боюсь, что останемся без лекарств»

В семье Кукушкиных Зоя быстро освоилась. Дети Татьяны были готовы к тому, что у них появится сестра, а сама Зоя – что у нее будет большая семья.

– Она очень открытая и искренняя, – рассказывает Татьяна. – Быстро очаровывает взрослых, но некоторые дети ее наивностью пользуются. Если кто-то похитрее, то Зоя не такая.

Зою не пришлось перевоспитывать: например, у нее не было недоверия к людям или привычки обманывать, которые бывают свойственны бывшим детдомовцам. Со стороны может показаться, что Кукушкиным сказочно повезло, они выиграли в лотерею: взяли красивую девочку с легким характером и без проблем.

На самом деле у Зои, как у любого детдомовского ребенка, свой бэкграунд. В ее случае это здоровье. Татьяна даже не называет многие диагнозы девочки: «Вырастет, если посчитает нужным, сама скажет». Как следствие, Зоя нуждается в постоянном лечении, приеме дорогостоящих препаратов.

– Это та причина, по которой мы взяли Зою под опеку, а не удочерили, – говорит Татьяна. – Я все время боюсь, что мы можем остаться без лекарств. Сегодня эти тридцать тысяч на них есть, а завтра нет. Но все равно мы думаем об удочерении. Зое не нравится ее фамилия, которая указана в документах, и когда в больнице или аэропорту к ней обращаются, она говорит: «Нет, я Кукушкина».

А еще Зое нужен индивидуальный подход: из-за своих заболеваний она немного отстает в развитии. Недавно ее даже перевели на домашнее обучение, и репетитор занимается с ней онлайн по индивидуальной программе.

– Из-за когнитивного расстройства Зоя быстро забывает многие вещи, – рассказывает Татьяна. – Она может, например, забыть какую-нибудь букву и до сих пор читает по слогам.

Родители делают все, чтобы выровнять эту ситуацию, чтобы Зоя была социально адаптирована. Никто ведь не знает, как сложится ее судьба, какую профессию она для себя в итоге выберет, чем будет заниматься в жизни.

– Зою сравнивают с Натальей Водяновой, – говорит Татьяна. – Но та высокая, а Зоя, мне кажется, высокой не будет, у нее другая конституция.

«Моделинг – это игра»

Моделинг для Зои и ее семьи, конечно, не профессия и не средство заработка, а хобби, которое помогает раскрыть девочку.

– Я сразу начала выкладывать фото Зои в сети, и многие писали, какая она хорошенькая, – вспоминает мама. – Нас стали приглашать на кастинги в Москве. Мы живем в Татарстане, но муж – москвич, и у нас в столице есть квартира, мы туда приезжаем.

В Москве Кукушкины познакомились с фотографом, который сделал для Зои портфолио и вселил в них уверенность – все получится. С тех пор Зою стали чаще приглашать на съемки.

– Три – пять тысяч рублей, которые платят детям-моделям за съемки – это не заработок, – рассказывает Татьяна. – Первое время мы летали в Москву за свой счет, теперь только в том случае, если оплачивают дорогу.

Сейчас в портфолио Зои десятки фешен-съемок и модных показов. Ей, конечно, скучно просто надеть платье и позировать перед фотографом – интереснее участвовать в модных показах и мероприятиях.

– Она всегда подходит к визажистам и парикмахерам и смотрит, как они работают с другими детьми, – говорит Татьяна.

Достижением Кукушкины считают работу с мировым брендом Junona Fashion House. Зоя четыре раза участвовала в съемках для него и побывала в Италии, Испании, Болгарии... Маме она говорит, что благодаря ее хобби та стала чаще путешествовать, увидела новые страны, и с этим нельзя не согласиться.

– Для нее моделинг – это праздник, игра, – рассказывает Татьяна. – У Зои спрашивают, на какую модель она хочет быть похожей, а она смеется: «Зачем быть похожей, я же сама модель». Когда ее узнают и подходят с ней фотографироваться, она никому не откажет. Я устала – 70 человек уже подошли, а для нее это радость, заряд энергии, она с каждым пообщается.

Самый юный посол

С недавнего времени Зоя не просто модель. Они вместе с мамой занимаются благотворительностью. Мама Зои придумала линейку детской дизайнерской одежды. В масс-маркете ее пока не найти, наряды отшивают к модным детским показам. Собранные на них средства идут на создание видеороликов о детях-сиротах, чтобы они, как и Зоя, нашли своих новых родителей.

Девочка этим гордится, с удовольствием смотрит ролики и утверждает с серьезностью взрослого, что у каждого ребенка должна быть семья. Вместе с актером Сергеем Безруковым Зоя представляет фонд «Измени одну жизнь» и является самым юным послом в истории благотворительности.

И неважно, станет ли Зоя, когда вырастет, популярной моделью. Ее история – не про моду и детскую красоту, которая может улетучиться, а про семью и любовь. Для Зои не существует ни Наоми Кемпбелл, ни Ирины Шейк. Для нее главное, что она – Кукушкина, что у нее есть мама, папа, брат и еще... сестры. Да-да, Кукушкины после Зои взяли под опеку еще двух девочек.

Устами младенца

«Мне нравится быть моделью»

– Мне нравится быть моделью, потому что с тобой есть друзья, которые тебя поддерживают (на съемках всегда есть другие дети-модели, со многими Зоя знакома. – Ред.), и я чувствую себя сильной, хорошей и вокруг меня добро, – рассказала Зоя «Собеседнику». – Хочу в будущем быть тем, кто красит... (визажистом. – Ред.). Я больше всего люблю рисовать, у меня это неплохо получается, иногда даже с первого раза. Еще люблю поговорить с друзьями, поболтать, они могут какую угодно игру придумать – такое, что даже в голову бы не пришло. Хочу, чтобы этот вирус закончился побыстрее, чтобы я могла встретиться с друзьями.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №15-16-2020 под заголовком «Модель из детского дома».

Рубрика: Общество

Поделитесь статьей:

Колумнисты

^