Новости дня

25 августа, воскресенье

















24 августа, суббота















23 августа, пятница













"Даже яичницу ел с сахаром": на Кубани отец посадил ребенка на цепь

12:53, 01 августа 2019
«Собеседник» №28-2019

Как часто мальчика сажали на цепь – пока неизвестно
Как часто мальчика сажали на цепь – пока неизвестно

В Краснодарском крае отец посадил на цепь 10-летнего сына. Мальчику удалось освободиться и попросить помощи. Следственный комитет возбудил уголовное дело. «Собеседник» выяснил подробности. 

В железной удавке

В селе Великовечное Белореченского района у 46-летнего предпринимателя Валентина Матвиенко до недавнего времени была безупречная репутация. Мужчина вместе с женой воспитывал их общего 4-летнего сына и 10-летнего сына от первого брака. 

– Они четыре года у нас в селе жили, приехали на родину к его родственникам, – рассказывает глава Великовечненского сельского поселения Игорь Назаров. – Дети обуты, одеты, гуляют около дома, помогают родителям по хозяйству – так принято на селе.

Добротный дом, крутая тачка – у Валентина в Белореченске свое кафе, у его жены салон красоты. Семья считалась благополучной и обеспеченной. Но произошедшее 18 июля не оставило и следа от иллюзии. В продуктовый магазин, который находится недалеко от дома Матвиенко, пришел его 10-летний сын.

– Мальчик долго что-то высматривал, но ничего не брал, – рассказывает продавщица. – Выглядел худым и голодным. Мы заметили, что у него под ветровкой что-то есть, спросили, он расстегнул куртку, а под ней на шее – цепь собачья с навесным замком!

Ребенок признался, что отец держит его на цепи, и расплакался. Продавцы вызвали спасателей, те сняли с мальчика железную удавку. Ребенка отправили в реабилитационный центр, где с ним работают психологи, поставили в известность правоохранителей. Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье 127 УК РФ «Незаконное лишение свободы» в отношении Матвиенко.

«Не разрешал мне видеться с ребенком»

Что на самом деле происходило в этой семье, до сих пор непонятно. Сначала мальчик признался, что отец держал его на цепи целый год. Потом сказал, что папа приковал его к ножке шкафа в сарае только в тот день. Подвергался ли он систематическим издевательствам и лишению свободы или это был исключительный эпизод – вопрос, на который следователи не спешат давать ответ.

По версии Валентина Матвиенко, которую тот озвучил правоохранителям, его 10-летний сын вел себя неадекватно. В тот день у жены предпринимателя начались роды, ее нужно было срочно везти в перинатальный центр. Мужчина посадил супругу и младшего сына в машину, для старшего места не оставалось, и отец приковал его в сарае цепью, чтобы мальчик, пока он один дома, не наделал беды. Это версия отца, которую изучают следователи.

Для матери мальчика и первой жены Матвиенко Виктории Пономарчук все ясно без проверок: отец мучил сына, и этот случай не был первым. Так совпало, что Виктория тоже находилась в перинатальном центре, на днях она родила четвертого ребенка. Замуж за Матвиенко она вышла 10 лет назад. Между бывшими супругами 16-летняя разница в возрасте. По словам Виктории, муж ей изменял, привел в дом другую. Она подала на развод, когда их общему сыну был год.

– Первое время он нас не трогал, – рассказывает «Собеседнику» Вика. – Но через 2,5 года я вышла замуж за другого, и он решил забрать ребенка себе.

Вика говорит, что они долго судились, решая, с кем будет жить их сын. Белореченский районный суд встал на сторону матери, но отец выкрал ребенка, и последний суд определил, что мальчика будет воспитывать папа. Мама объясняет решение суда (как правило, судьи встают на сторону матери) тем, что и органам опеки, и приставам надоел их семейный конфликт. 

– Он не разрешал ни мне, ни моим родственникам видеться с сыном, настраивал его против меня, – рассказывает Вика. – Я приезжала, стояла у калитки, пыталась подойти к сыну в школе, но он убегал, боялся отца. Сейчас мы с ним увиделись, он тянется ко мне. Надеюсь, теперь сын будет со мной и нас оградят от этого человека.

«За 3 суток съел 7 кг сахара!»

«Этот человек» отметает обвинения Виктории.

– Это все голословно, – заявил нам Валентин. – А где подтверждающие документы, свидетели, диктофонные записи? Вы в школе спросите: ее там кто-нибудь видел? Она за эти годы ни разу не появилась, не поинтересовалась, что с сыном.

Семейная драма в изложении Матвиенко выглядит иначе. Вика изменила ему в его же доме с его же двоюродным братом. Сына с пеленок воспитывала бабушка, мать Валентина. Виктории он был не нужен, но и отдавать ребенка она якобы не хотела – из-за алиментов.

– Я ему давал все самое лучшее, – рассказывает Матвиенко. – Он ни в чем не нуждался, ему не нужно было ждать, когда папа получит зарплату. 

По словам Валентина, он перевел сына из сельской школы в школу №2 в Белореченске, чтобы тот получил качественное образование. Но характер мальчика стал портиться.

– У него было ненормальное отношение к пище, – говорит Матвиенко. – Есть дети, которые покушали и больше не хотят. Этот кушает – его рвет. Проходит 20 минут – и он опять ест. Я с ним поговорил, но без толку. Он за трое суток съел 7 килограммов сахара! Клал сахар в чай, посыпал им хлеб, даже яичницу сахарил. Потом пошло воровство и поджоги. Поджег сарай, чтобы посмотреть, как краска горит, линолеум на кухне. Я его отвез в отдел по делам несовершеннолетних, с ним там поговорили, но он взялся за старое. 

А вы не пробовали показать его психологу, психотерапевту? – срываюсь я. 

– Ну что вы такое говорите! Он здоровый мальчик, у них проверки всякие в школах... Вот говорят, что человек жирный, потому что гормональный сбой, а я так считаю: жрать надо меньше.

 

Матвиенко объясняет неадекватное поведение сына плохими генами, которые достались ему от матери. 

– У нее отец пил, а тетка всю жизнь одна жила, без мужчин, – сыплет он аргументами в пользу дурной наследственности со стороны бывшей жены. И игнорирует тот факт, что сын – носитель и его генов тоже. 

Валентин утверждает, что посадил сына на цепь лишь однажды, чтобы тот ничего не натворил в отсутствие семьи. Говорит, бил бы постоянно и надевал бы ошейник часто – остались бы следы, не кормил бы – заметили бы в школе и пожаловались куда надо.

В школе этого и правда не подтверждают. И вообще, по словам отца, мальчик как сыр в масле катался. 

– Он ни в чем не нуждался, у него все было, – твердит Валентин. Он уверен, что когда сын вырастет, то простит его и поймет, как он много для него делал. 

После всего случившегося мальчика, возможно, отдадут матери или другим родственникам. С тех пор как Вика и Валентин развелись, в ее жизни многое изменилось. Она третий раз замужем, живет в другом районе Краснодарского края. Местные говорят, что женщина порядочная, о детях заботится, ходит в церковь. Но семья не из богатых.

Многие думают, что благополучие в семье – это прежде всего достаток. Но сегодня хорошо зарабатывающие родители оказались в группе риска: у них есть деньги, но нет времени на детей. Матвиенко и его жену в селе почти не видели: утром они мчатся на работу в город, возвращаются поздно вечером. До ребенка ли им? Одет, обут, а что чувствует, о чем думает – неважно. Даже яичница с сахаром не заставила их задуматься.

Официально

«Прежде отец жестокости не проявлял»

Ситуацию комментирует зам. главы администрации Белореченского района по социальным вопросам Светлана Гордеева: 

– Знаю, что мама уехала из района и долго не общалась с ребенком, по каким причинам – не знаю. Это было в 2011 году, а в 2016 году суд вынес решение, что ребенок будет проживать с отцом. С 2016 по 2019 год об этой семье не было слышно, от матери не поступало заявлений ни в органы опеки, ни в школу. Прежде отец мальчика никогда такой жестокости не проявлял.

 

Назначать виновных в этой истории преждевременно. Но о чем говорит яичница с сахаром, мы все же спросили диетолога Алексея Ковалькова:

– У нас бывают разные удовольствия от жизни, но если все они сведены к нулю, то остается только удовольствие от еды. Его доставляет не сахар сам по себе, а его сочетание с жирами. Жиры и углеводы дают выброс эндорфинов, и человек подсаживается на еду, как на наркотик. Этот ребенок, видимо, был полностью изолирован от всех детских удовольствий. У него осталась только еда, и она стала превалировать. Как минимум нужно было обратиться к психотерапевту.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №28-2019 под заголовком «Цепной сын».

Поделитесь статьей:


Колумнисты


Читайте также