Новости дня

21 мая, вторник



























20 мая, понедельник


















Врачу с 40-летним стажем грозит тюрьма из-за конфликта с Минздравом

12:28, 05 апреля 2019
«Собеседник» №12-2019

Валерий Буштырев
Валерий Буштырев

Бывший главврач Ростовского областного перинатального центра, заслуженный врач РФ Валерий Буштырев на протяжении 40 лет спасал жизнь рожениц и детей – брался даже за самые тяжелые случаи. Он продолжал бы работать и дальше, но из-за того, что пошел против местного Минздрава, лишился работы и попал под уголовное дело.

Детище неонатолога

Ростовский перинатальный центр был открыт в ноябре 2010 года в рамках федеральной программы. Валерий Буштырев был назначен главврачом еще в 2008 году и, пока строился центр, занимался подбором персонала и оборудования.

– Это в каком-то смысле мое детище, – эмоционально-надрывно рассказывает «Собеседнику» Валерий Александрович, который на фоне происходящих событий перенес гипертонический криз. – Понимаете, я видел в своей практике всякое: как в нашей стране новорожденных буквально убивали, кладя на подоконники в роддомах, как отказывались выхаживать недоношенных детей… И видел, как детей, в том числе родившихся раньше срока, выхаживают за рубежом – три года подряд ездил в одну и ту же клинику в Америке перенимать опыт… Мне хотелось, чтобы наш центр спасал детей.

Сегодня в центре берутся выхаживать даже тех деток, которые родились весом всего 700 граммов при нормальном весе новорожденного от 2,5 кг. Сюда приезжают 70% «проблемных» рожениц со всей области. За годы работы центра процент перинатальной смертности уменьшился: по данным Росстата, в России в 2017 году этот показатель составил 7,5%, а в Ростовской области – 7,2%. Это не сухие цифры. За каждой десятой долей процента стоят человеческие жизни.

Лицензия на воздух

Все эти годы работой центра и его сотрудников был доволен и ростовский губернатор Василий Голубев, который согласился выделить 16 млн руб. на покупку и обслуживание кислородной станции для центра. 

Такие станции производят медицинский газ, который необходим реаниматологам и хирургам для спасения жизней пациентов.

До появления собственной станции перинатальный центр закупал газ у кислородной станции, принадлежавшей частникам.

– Еще в 90-е ее приватизировали, как приватизировали тогда всё и вся, – рассказывает Буштырев. – Поэтому мы были вынуждены платить бюджетные деньги частникам, без всяких госконтрактов и аукционов… 

Такой кислород обходился недешево: сначала 200 тыс. рублей в месяц, а затем цены подскочили до 800 тыс. С 2015 года, когда у центра появилась своя станция, по уверению бывшего главврача, удалось сэкономить порядка 50 млн бюджетных рублей.

Казалось бы, все хорошо: и деньги сэкономлены, и зависеть от сторонних организаций не надо, но… В прошлом году одна из проверок выявила, что медицинский кислород, который производил центр, не был лицензирован.

– Когда мы только поставили станцию, к нам приезжали комиссии и специалисты, в том числе из Минпромторга. Нам сказали, что если мы хотим продавать медицинский кислород, то надо получать лицензию, а если мы будем использовать газ только для нужд больницы, ничего лицензировать не надо. Даже соответствующий документ есть, – объясняет Валерий Александрович.

А в октябре прошлого года Буштырева вызвали в местный Следком и сообщили, что завели уголовное дело на него и его зама Василия Ножкина «за незаконные производство и сбыт незарегистрированных лекарственных препаратов группой лиц по предварительному сговору». 

Незадолго до этого глава областного Минздрава Татьяна Быковская приехала в перинатальный центр и сообщила о том, что Буштырев больше не работает в учреждении.

Система ОМС – финансовая дыра

Откуда растут ноги увольнения и уголовки, Валерий Александрович и другие медики в области знают и без подсказок. Просто Буштырев пошел против Минздрава.

– Я отказался умолчать о ситуации с недофинансированием со стороны территориального фонда обязательного медицинского страхования (ТФОМС), – объясняет Буштырев. – Нам ежегодно в рамках территориальной программы ОМС устанавливают объемы, в рамках которых мы можем принять, скажем, 100 человек по полису ОМС. Это все происходит, конечно, по направлению – мы же не с улицы пациентов берем. Если к нам приходит 101-й человек, то мы не можем ему отказать, потому что нас засудят. И потому что мы врачи – мы спасать должны. А страховщики обязаны оплачивать те затраты, которые оказались сверх нормы. Это совершенно нормальная практика, которая если не решается мирно, то всегда поддерживается судом.

Так, по словам Буштырева, за спасение рожениц и младенцев в 2016 году страховщики недоплатили перинатальному центру 6 млн руб.

Сначала вопрос пытались решить мирно: глава Минздрава и глава ТФОМС обещали всё урегулировать, деньги возместить и даже объемы на следующий год увеличить. По словам экс-главврача, объемы и правда были немного увеличены, только денег перинатальный центр так и не увидел. Всего же страховщики задолжали уже порядка 71 млн руб.

Буштырев отважился идти в суд. Тогда же против ТФОМС и страховых компаний подал иск и главврач частной клиники детской неврологии «Авиценна» Михаил Артеменко: его клиника также оказывает помощь в рамках ОМС.

– На одном из судебных заседаний судья потребовала от страховщиков доказательств того, что нами не были оказаны медицинские услуги, или оказаны не в полной мере, или некачественные – ну хоть что-нибудь из этого, – рассказывает Михаил Артеменко. – Ничего в итоге нам предъявить не смогли, но суд все равно вынес решение не в нашу пользу. И это беспрецедентный случай, поскольку есть решение Верховного суда по таким же спорам в других регионах, и все они заканчиваются в пользу медучреждений. 

Пока Арбитражный суд рассматривал дело, глава областного Минздрава Татьяна Быковская, которая входит в состав правления ТФОМС, по словам Буштырева, в личной беседе потребовала от него отказаться от иска и грозила отстранить врача от руководства центром, что в итоге и произошло.

После этого разговора на перинатальный центр посыпались многочисленные проверки из всех инстанций: Минздрава, Росздравнадзора, прокуратуры, СК… В день, рассказывает экс-главврач, бывало по два проверяющих. Ну а следом появились увольнение и уголовное дело.

– Меня тоже хотели убрать, но я, в отличие от Буштырева, не подчиняюсь напрямую Минздраву, – комментирует Артеменко. – Правдорубы системе не нужны.

Последний патриот

В распоряжении редакции есть письма, которые написаны Буштыревым в адрес президента Путина, главы СК Бастрыкина, генпрокурора Чайки и президента Национальной медицинской палаты Рошаля. 

Все эти письма пока не нашли поддержки. Также за врача не вступились его бывшие подчиненные и другие медики региона. Говорят, боятся лишиться работы.

Страх перед местными властями дошел до того, что Валерия Александровича, который попал в больницу с гипертоническим кризом и лечился платно, выписали на следующий день вместе с холтером (аппарат мониторинга работы сердца) и без всякого лечения. Врач с супругой уверены, что это случилось после звонка из министерства.

Сейчас Буштырев с адвокатом готовятся к тому, что дело скоро будет передано в суд. Заслуженному врачу России грозит до 5 лет лишения свободы.

– Вы понимаете, они посадят последнего оставшегося на свободе патриота. Но я не буду замалчивать ситуацию, когда людей не только грабят, но и убивают, не давая им возможности лечиться, – в сердцах говорит Валерий Александрович. 

Он – главный неонатолог Южного федерального округа, заслуженный врач РФ – за 40 лет работы так и не смог смириться с российской системой, которая выплевывает людей, работающих и живущих по совести.

Контрольный звонок

«Собеседник» отправил запрос в региональный Минздрав. В частности, мы спросили, почему за три года существования кислородной станции в Ростовском перинатальном центре претензий у ведомства не возникало, а появились они только сейчас, когда Валерий Буштырев стал неугоден. На момент подписания этого номера в печать ответа из Минздрава мы не получили.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №12-2019 под заголовком «"Правдорубы системе не нужны"».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также