Новости дня

24 марта, воскресенье













23 марта, суббота














22 марта, пятница


















"Помогать женщинам, которых бьют мужья, — это не работа. Это человечно"

«Собеседник+» №02-2019

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Юрист Анна Ривина – создатель уникального для России центра «Насилию.нет». Этот ресурс служит соломинкой для женщин, пострадавших от домашнего насилия.

«Просить деньги у государства считаю странным»

– Анна, почему вы стали заниматься помощью жертвам домашнего насилия? Есть в этом что-то личное? 

– В моей жизни и в моем окружении никогда не было темы насилия, если вы об этом. Как юрист я занималась информационным правом и темой домашнего насилия заинтересовалась случайно. Прочитала публикацию журналистки о том, как ее избил молодой человек. Больше всего меня возмутила оценка окружающих: многие говорили, что случившееся – ее вина!

Я также осознала, что никогда не слышала, чтобы у нас говорили о домашнем насилии. За границей эта тема на слуху. Листовки о помощи женщинам, которых бьют мужья, там можно увидеть в женских консультациях, туалетах, учебных заведениях, а здесь – тишина. Если забить в поисковике «домашнее насилие» на русском языке, то всплывают разрозненные статьи, а если на английском – сайты, которые помогают понять, что к чему. Я решила, что сделаю такой сайт.

Вскоре я случайно увидела по ТВ интервью с адвокатом Мари Давтян, которая занимается помощью жертвам домашнего насилия. Мы с ней встретились, поговорили. Я поняла, что хочу работать с Мари и помогать ей, так и началось. Она очень многому меня научила.

Кто финансирует вашу деятельность?

– В течение трех лет я оплачивала из своего кармана и сайт «Насилию.нет», и приложение с sos-кнопкой. Только этим летом мы начали собирать какие-то пожертвования. Организаций, дающих гранты молодым НКО, немного. А просить деньги у государства, которое не может принять закон о домашнем насилии, считаю странным.

«Важно озвучить проблему»

Чем именно ваш центр может помочь женщинам?

– Первое – дать всю необходимую информацию, тот же номер общероссийского телефона центра «Анна» (2 года назад региональная общественная организация помощи женщинам и детям, находящимся в кризисной ситуации, включена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента. – Ред.). Позвонив по нему, человек может получить первую психологическую помощь и поддержку.

Моя задача – сделать так, чтобы у пострадавшей был юрист, психолог, когда нужно. И не только, случаи бывают разные. Часто мы публикуем истории наших доверительниц, и эта публичность уже сильно меняет дело, в хорошем смысле этого слова.

Вы ведете статистику? Скольких женщин удалось спасти?

– Для нас важнее не посчитать количество людей, которые получили от нас помощь, а организовать процесс. Например, мы сделали так, чтобы все пострадавшие могли получить очную помощь психотерапевта в Москве, пока только в Москве. Нашим мобильным приложением пользуются тысячи женщин, мы выпустили пошаговые видеоинструкции для пострадавших от домашнего насилия, которые за первую неделю посмотрели больше 15 тысяч человек. Проводим социальные кампании со звездами, чтобы о проблеме узнавало все больше людей.

Нам звонят и пишут каждый день. Одни просят помощи специалистов, другие хотят поделиться и получить поддержку. 

Недавно мы рассказывали историю из Владивостока. Людмила Владимировна воспитывает трех внучек. Ее дочь умерла от онкологии, до этого она была с человеком, который ее бил, не работал, а после и вовсе пропал. О том, что он отец, мужчина «вспомнил», когда осознал: на девочек платится пособие в связи с потерей матери, у них есть жилплощадь. Первый суд бабушка проиграла. После этого мы и рассказали об этой истории, постарались привлечь максимум внимания. Никогда нельзя знать наверняка, что именно помогло, но второй суд встал на ее сторону. И это главное. 

«Кулаком по лбу – это не сразу»

Про жертв домашнего насилия часто говорят: «Куда смотрела, когда его выбирала?»

– Здесь две проблемы. Первая – на начальной стадии отношений мужчины-агрессоры выглядят самыми лучшими, заботливыми. Берут женщину под свою опеку, и она расслабляется. Кулаком по лбу – это не сразу. Начинается с психологического насилия, разрушается самооценка: тебе надо похудеть, почитать книжки и т.д. Часто мужчины поднимают руку на женщину первый раз, когда она оказывается в самом зависимом положении – уходит в декрет.

Вторая проблема: в нашем обществе принято, что мужчина должен завоевывать, добиваться, а женщина – это принцесса в башне. Она не должна действовать, а должна ждать. Этот паттерн навязывается и всей классической литературой. А дальше неважно, какая у тебя работа, диссертация, уровень дохода. Важно, есть у тебя муж и дети или нет. Женщину воспринимают через ее семейный статус.

Модель поведения в семье закладывается в детстве. Если папа бил маму, то очень вероятно, что их дочь столкнется с домашним насилием в свой адрес, а сын вырастет потенциальным агрессором. Дети в таких семьях изначально могут воспринимать силу и страх в семье как норму, не зная, что можно жить по-другому. Совсем недавно одна девушка рассказывала мне, что ее отец бил мать. Она не поднимает на своих детей руку. А ее брат, который тоже помнит тот ужас, к своим детям насилие как раз применяет. Говорит, что в нем просыпается обида и его «несет». Поэтому нужно, чтобы проблема семейного насилия все время фигурировала в повестке и к ней перестали относиться толерантно. О ней пишут, когда уже есть трупы, скорая, реанимация. А мы хотим, чтобы фокус был на причины и превентивные меры, а не на страшные последствия, когда уже поздно. Например, у нас на сайте есть тест на признаки психологического насилия в отношениях. Это уже первый шаг к решению проблемы, если что-то не так.

Вы сами общаетесь с жертвами? Морально это тяжело?

– Конечно, общаюсь. Это сложная тема, да. Но тяжелее оттого, что не всегда можем физически помочь: у нас нет государственной системы, нет понимания проблемы у полицейских и судей, да и в целом у общества. Очень многие обвиняют в произошедшем именно пострадавших. Поэтому ключевое, что мы можем сделать – это дать понять женщине, что она не одна, что мы с ней, мы на ее стороне. 

Я не психолог, не специалист по уголовному праву, но я стремлюсь дать человеку ощущение, что есть люди, которые сделают все возможное и помогут в беде. Не потому, что это работа. А потому, что это человечно.

Кстати

Закон против домашнего насилия есть в 144 странах мира. В России же 2 года назад президентом был подписан закон о декриминализации побоев в семье. Новые поправки перевели побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Виновным грозит штраф до 30.000 рублей или 15 суток ареста.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник+» №02-2019 под заголовком «Анна Ривина: Помогать женщинам, которых бьют мужья, — это не работа. Это человечно».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания