Новости дня

18 ноября, воскресенье



17 ноября, суббота














16 ноября, пятница




























Убрать "Горячую Лизу". Как в Питере борются против рекламы борделей

«Собеседник» №42-2018

Еще пару лет назад Петербург от центра до спальных районов был увешан листовками с рекламой интим-салонов. Благодаря активистам движения «Красивый Петербург» объявлений типа «Маша 24 часа» стало меньше. Борьба с борделями дается им буквально кровью. 

Бумажное нашествие 

На выходе из станции метро «Лиговский проспект» брусчатка плотно покрыта рекламой типа «Отдых», «Маша 24 часа, «Лена». На рекламных стендах налеплены листовки с тем же содержанием: «Горячая Лиза», «Девочки на Приморской» и так далее. Координатор движения «Красивый Петербург» Вадим Линин срывает их и бросает к себе в пакет. Для активистов движения такие выходы против уличного рекламного спама, который охватил Питер, – обычное дело. 

– Срывать листовки я начал пять лет назад, – рассказывает Вадим Линин. Он химик-технолог, на вид ему лет сорок. – Тогда расклейщики средь бела дня шли по городу и густо лепили листовки. Доходило до того, что на стенах домов образовывалось папье-маше, фасады были залеплены от фундаментов до шести метров в высоту. На Литейном проспекте, на Невской площади был ковер из бумажек. 

Вадим делал расклейщикам замечания и получал «отлупы»: нечего лезть не в свое дело, можно и по будке получить, будешь выступать – тебя встретят. Его просьбы остановиться расклейщики игнорировали даже в присутствии полицейских. Те только пожимали плечами: расклейка объявлений – это даже не административное правонарушение, а нарушение закона Санкт-Петербурга, этим должен заниматься городской жилищный комитет. Но чиновники, по словам Вадима, бороться с незаконной бумажной рекламой не хотят, они ее просто не замечают. Чтобы не воевать в одиночку, Линин примкнул к «Красивому Петербургу», в котором состоят такие же неравнодушные петербуржцы. Самых активных – триста человек. 

– У нас разные люди, – говорит он. – Есть иногородний парень, который приехал в Петербург, влюбился в наш город и возмутился, почему в нем так много листовок, которые его уродуют. Есть целые семьи, где листовки срывают и взрослые, и дети. 

Вадим Линин

Сорвал листовку? Получи в лицо 

Активисты «Красивого Петербурга» на групповые акции выходят редко. Каждый день они ведут тихую и не всем заметную борьбу – в своих районах срывают листовки и забрасывают полицию заявлениями о незаконном бизнесе. Делают звонки «Машам 24 часа», узнают адреса борделей, но правоохранители проверять информацию и закрывать «точки» не торопятся. Однажды полицейские нагрянули через полгода после подачи заявления об интим-салоне, «девочек» к тому времени уже и след простыл – они переехали в соседний дом. 

– Проституция – это административное правонарушение, – говорит Красимир Врански, лидер «Красивого Петербурга». – Все, что грозит проституткам – это штраф 1500 рублей. 

Он несопоставим с доходом «девочек», даже путаны низкого пошиба зарабатывают от 70 тысяч рублей в месяц. Борделей не становится меньше, питерские «Телки», «Девчули», «Миледи» – это даже не салоны, а целые сети секс-притонов, разбросанные по разным районам. 

Естественно, их владельцам активность волонтеров, которые лишают их хлеба с маслом, не нравится. За эти 5 лет на Вадима нападали восемь раз. Весной этого года его другу сломали лицевую кость, а на него набросились со спины. Нападали и с «розочками», и все это в стиле лихих 90-х происходит сейчас. 

– В Путиловском районе тем, кто срывает листовки, брызгали в лицо из перцового баллончика, – вспоминает Вадим хронику войны. 

Все же нападений и крови стало поменьше, как и незаконной рекламы. В Питере уже нет гигантских бумажных наростов на домах, но до окончательной победы над продвижением платного интима на улицах далеко. 

– Есть система автоинформирования, которая хорошо показала себя в Москве, – рассказывает Вадим. – На телефонный номер в объявлении постоянно звонит робот, загружает телефонную линию и парализует работу борделя. Но наше городское правительство решило, что звонить надо раз в 10 минут, увеличило интервал между звонками. Какой в этих звонках смысл? Работе интим-салонов это не мешает. 

Вадим поливает очередную «Лену» на брусчатке растворителем, ждет две минуты и стирает щеткой. Говорит, с асфальта и гранита надписи стираются еще быстрее, но сотрудники городской коммунальной службы делают это, только когда от активистов поступают заявления, хотя сами каждый день ходят по нелегальной рекламе на тротуарах. Вместе с «Ленами» и «Машами» под растворитель Вадима попадают «онлайн-казино», «кредиты», «дам в долг», «работа». 

– Это все незаконная деятельность, мошенничество, – возмущается он. – Сколько у нас в городе уже было таких историй, когда люди брали кредит, а им подсовывали документы на продажу квартиры. Объявления о помощи наркоманам и алкоголикам – мы их называем «помогайки» – тоже разводка, бесплатное использование рабочей силы. На них попадаются самые незащищенные, с низким порогом сопротивления. Но полиции наплевать. 

цифры

От 1 до 5 тысяч рублей в Петербурге составляет штраф для физлица за нелегальную расклейку объявлений. Протоколы об административном правонарушении могут выписать сотрудники управления по контролю за соблюдением законодательства об административных правонарушениях Санкт-Петербурга. 

От 1 до 2,5 тысяч рублей в день зарабатывает нелегальный расклейщик в Петербурге. 

«Наша сила – в публичности» 

Петербургские волонтеры борются не только за красивый и благоустроенный город, искоренение уличной рекламы борделей. Чем еще занимается «Красивый Петербург», рассказывает его лидер Красимир Врански: 

– Мы ведем несколько кампаний по сохранению и спасению зеленых территорий, в городе их очень мало. По нормативам в спальных районах должно приходиться 13 квадратных метров зелени на каждого человека, но они не соблюдаются. Мы защищаем парки и скверы, которым грозит вырубка. В Петербурге нещадно вырубаются деревья, на их месте сажают молодые, но они не приживаются, быстро погибают. В городе даже появился термин «остолбление». Самый свежий пример того, как уничтожают зеленые территории – строительство сыном Якунина торгового центра или апарт-отеля в центре. Ему бесплатно выделяют зеленый участок под благовидным предлогом – в новом здании будет располагаться еще и музей Достоевского. Но музей Достоевского в новостройке – это нонсенс, стиль писателя – это дома-колодцы. Мы считаем, что городу эта коробка не нужна, работаем с документами, ходим на все заседания в правительстве, где обсуждается эта тема, проводим пикеты. Пока стройка еще не началась, у нас есть шансы отстоять этот сквер. 

Красимир Врански

Другая наша кампания – борьба с незаконной торговлей. На выходе из метро в центре города и в спальных районах торгуют прямо с ящиков и картонок. Мы выходим в рейды, снимаем и транслируем это в прямом эфире у нас на сайте, чтобы чиновники не могли потом сказать, что они этого не нашли. В Петербурге, как и в Москве, есть такая проблема, что асфальт заменяют тротуарной плиткой. Она низкого качества, через год-другой приходит в неприличный вид и, главное, не обладает гидроизолирующими свойствами, а это сказывается на проседании почвы. 

Наша сила – в публичности. Прямые эфиры, посты «Красивого Петербурга» смотрят, читают и комментируют и по 10, и по 20 тысяч человек. Поэтому чиновники не могут закрывать на нас глаза. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №42-2018.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания