Новости дня

20 ноября, вторник













































С больной головы на здоровую


Бывший начальник безопасности «ТОАЗ» пытается угодить прокурорам и миноритарию «Уралхиму», чтобы облегчить собственную участь.

На недавнем заседании по резонансному делу о химическом комбинате «Тольяттиазот» следствие вместо вызова очередного анонима наконец допросило человека с реальным именем и фамилией — экс-начальника безопасности завода Олега Антошина. Свидетель, арестованный в начале года за организацию террористических подпольных баз вместе с бывшим охранником Бориса Березовского Соколовым, давал показания прямо из следственного изолятора «Лефортово», где он содержится по обвинениям, предъявленным ФСБ России. Проявив невиданную ранее разговорчивость, он столь активно и бессистемно сыпал информацией против бывших руководителей «ТОАЗа», что удивил этим не только представителей защиты, но и судью.

Впрочем, после самообличительных показаний самого Соколова, сознавшегося правоохранителям в подготовке баз для имитации последующих терактов, причины откровенности его подельника становятся весьма прозрачными.

Напомним, допрос Антошина проходил в рамках дела по обвинению в мошенничестве бывших руководителей химического предприятия Владимира Махлая, Сергея Махлая, Евгения Королева, а также владельцев компании "Nitrochem Distribution AG" Эндрю Циви и Беата Рупрехта-Ведемайера. Во время видеоконференции Антошин активно отвечал на все вопросы присутствующих на заседании из СИЗО «Лефортово». Не отвечал он лишь на те из них, что могли быть связаны с расследованием его уголовного дела — о незаконном подбросе оружия и взрывчатки на некогда родное для него предприятие, которое он должен был охранять.

Наиболее значимым заявлением Антошина стало утверждение, что схемой вывода денег через трейдинговые компании (в чем обвиняют подсудимых), при работе на внешнем рынке «пользуется практически вся отрасль, в том числе "Еврохим" и "Уралкалий"». Из чего можно сделать вывод, что по мнению арестованного «безопасника» «схема» эта — скорее нормальная бизнес-практика. Иначе бы представители упомянутых компаний также имели бы проблемы.

Активность этого свидетеля удивила многих присутствующих. Во время допроса адвокат Владимира Махлая Инна Тихомирова прямо спросила Антошина, не просил ли его кто-то оговорить подсудимых взамен на что-либо, но получила отрицательный ответ. Примечательно, что его неожиданная говорливость вызвала резонный вопрос и у судьи, поинтересовавшегося, отчего свидетель не говорил обо всем этом следователю на допросах. Но тот не нашел ничего лучшего, как ответить, что он просто не думал, что такая информация связана с уголовным делом, да и вообще, допросы так быстро проходили, что он не успевал все это рассказать.

Однако после признаний следствию Сергея Соколова по делу об организации террористических подпольных баз (этаких пиар-подпольях) на стратегически важных объектах, по которому проходит и Антошин, ситуация с его откровенностью в суде о «Тольяттиазоте» принимает совсем другой оборот. Как пишет «Коммерсант», бывший глава службы безопасности Бориса Березовского Сергей Соколов сознался в подготовке ложных баз для инсценировки серии терактов. Целью такой масштабной операции было выполнение заказов бизнесменов, стремящихся сместить с постов топ-менеджмент скомпрометированных таким образом предприятий. В результате, обширный и многосоставной план по организации ложных подпольных «ячеек» террористов в российских городах стал достоянием не только спецслужб, но и общественности.

Как следует из показаний Соколова, в 2016 году с ним связался санкт-петербургский финансист Валентин Гонастарев. От специалиста «широкого профиля» требовалась помощь в смене руководства ОАО «Тольяттиазот». Сергей Соколов рассказал следователям, что заказчик работал на некую финансово-промышленную группу, в планах которой был ни много ни мало рейдерский захват «ТОАЗа». Представители завода неоднократно с фактами на руках обвиняли в подобных действиях своего миноритария, компанию «Уралхим».

Соколов в своих показаниях подробно описал план Гонастарева, согласно которому главными препятствиями в перехвате управления комбинатом были его гендиректор Вячеслав Суслов и глава ООО «МСА-строй» Магомед Шишханов, выполнявший на заводе различные строительные работы.

Многоопытный в деле разнообразных провокаций Соколов предложил заказчику как стержень операции использовать террористическую тему. Тот затею одобрил и выдал миллион долларов на расходы. С таким бюджетом Соколов смог подключить к выполнению плана солидные «человеческие ресурсы», среди которых — внимание! — был и тогдашний начальник службы безопасности «ТОАЗа» Олег Антошин, а также его заместитель Алексей Алексеев. Ныне все четверо являются вынужденными соседями в камерах изолятора, ожидая окончания расследования и назначения наказания за это и другие преступления.

Роль Антошина в преступном плане была весьма важной — имевший прочные связи в местной полиции, он по своим каналам добыл гранатомет РПГ-18 «Муха», несколько автоматов Калашникова и десять тротиловых шашек. Соколов всего за 5 тыс. долларов убедил одного из охранявших «Тольяттиазот» ЧОПовца пронести на территорию комбината и спрятать сумку с оружием, взрывчаткой и «террористической» литературой в офисе расположенной там «МСА-строй». Затем Антошин вызвал знакомых ему полицейских, которые «нашли» схрон и возбудили уголовное дело по факту незаконного оборота оружия и боеприпасов.

После этого Соколов задействовал связи, и в различных изданиях массово появились громкие статьи о «тайнике для Магомеда», сорванных планах террористов ИГИЛ и «подозреваемых» из числа руководителей «Тольяттиазота».

Однако ни полиция, ни ФСБ вбросам не поверили. Более того, вопреки плану, вместо Суслова и Шишханова свои посты в «ТОАЗе» потеряли Антошин и его зам Алексей Алексеев (отметим, что вбросы заведомо ложной информации против «Тольяттиазота», инспирированные его оппонентом, продолжаются до сих пор, что также является предметом проверки со стороны правоохранительных органов в настоящее время).

Спецслужбы накрыли группу, когда к августу 2017 года она уже создала внушительное «террористическое подполье» с базами в Москве, Уфе, Курчатове и Тольятти и заговорщикам осталось сделать несколько анонимных звонков, которые запустили бы антитеррористическую операцию федерального уровня.

Вновь «всплывшие» показания организатора преступной схемы Соколова подтверждают информацию о тесных связях Антошина с компанией «Уралхим», не один год пытающейся различными способами сменить руководство «Тольяттиазота». Как писали СМИ, участники ныне пойманной команды Соколова, среди которых был и Олег Антошин, могли получить для организации «схрона террористов» на «ТОАЗе» крупную сумму от владельца «Уралхима» Дмитрия Мазепина. Следствие считает, что большую часть этой суммы Олег Антошин направил в карманы бывших и действующих сотрудников ГУ МВД России по Самарской области.

Теперь, когда недвусмысленная роль Олега Антошина в организации Соколова после показаний последнего прояснилась, становится понятным желание бывшего сотрудника «ТОАЗа» переключить в суде внимание с себя на другие моменты — вероятно, так он старается максимально смягчить собственное наказание в рамках своего дела, рассчитывая, что правоохранительные органы и суд примут его откровения во внимание. Пока ему, как и остальным подельникам, вменяют только незаконное приобретение и хранение оружия в составе преступной группы.

После анализа всей ситуации возникает закономерный вопрос — как можно верить показаниям опустившегося, насквозь прогнившего человека, прямым долгом которого было следить за безопасностью одного из крупнейших предприятий страны, а он, лишь только подвернулась крупная выгода, вопреки этому долгу тут же предал доверившихся ему коллег, помогая скомпрометировать комбинат подброшенными боеприпасами «для террористов»? Этот факт четко следует из признаний Сергея Соколова, и существующее уголовное дело уже стало для Антошина закономерным результатом. И то, что человек с подобной моралью дает свои показания из камеры в «Лефортово», тоже весьма показательно, как и его отказ ответить на вопрос — «совершал ли он преступления против «ТОАЗ», вызванные желанием, как выразился Антошин, «не навредить себе в рамках расследуемого уголовного дела».

 

[ИГИЛ — деятельность организации признана экстремистской и запрещена в РФ решением Верховного суда.]

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания