Новости дня

15 октября, понедельник













































О том, как важно быть монстром


 

Как-то давно знакомый гуманитарий рассказывал историю — в совете директоров, куда он входил, было принято неожиданное кадровое решение, и поставили его директором мебельной фабрики. Пройдя три круга ада по поводу жалоб на качество дерева и клея, невозможности сделать определенное количество заказов за смену, он понял, что, пока не пройдет путь жалобщика самостоятельно, аргументов перед рабочими у него не будет. Неделю ковырялся творческий человек, но сделал-таки табурет самостоятельно за час. И на очередном собрании, после выступлений на тему «это невозможно», собрал при всех пресловутую табуретку, аргументировав выставленные планы работы комбината в действии. Работники решили не испытывать его способности по сбору других единиц мебели, и революция была подавлена на корню.

В общем-то, к чему мы это все. Мы собирали полярно разные истории о людях, которым было не все равно, и именно личное небезразличие легло в основу успешной бизнес-модели, которая делает счастливей других.

На шпильках по подвалам

Кто не знает Оксану Самойлову, загляните в инстаграм: супруга рэпера Джигана, которая не поет, не пляшет, не мелькает по ТВ, при этом не уступает по популярности мужу, и к тому же ведет успешный бизнес. Бизнес-модель строится по принципу траста: продукт — а у Оксаны свой бренд одежды для женщин и детей — рекламируются ею и ее собственными детьми в качестве моделей, а продвижение идет через ее же 7-миллионный Инстаграмм. Худеет после третьих родов Оксана тоже со спецпрограммой, которая затем продается, а формы основательницы являются прекрасным мотиватором. В общем, работает человек с тем, что хорошо знает.

И вот Оксана объявляет о новом бизнесе — агентстве по подбору нянь — и пишет об этом такой доходчивый пост, что ты понимаешь: здесь реально найдут того, кого ты ищешь. В посте очень яркая визуализация пяти лет страданий мамы, которой выпадение любого звена в системе (а няня для многодетной мамы без декретного отпуска — это ого-го какое звено), грозит крахом всех планов. В общем, рассказ — о том, как Оксана походила по подвальным помещениям агентств по подбору персонала, как не соответствовали друг другу ожидания и реальность, как работал принцип «бери что дают», как требовали залог до встречи с кандидатами, — очень колоритный. И только озверев от всего этого пути, Оксана выработала список критериев отбора, и собрался длинный перечень того, что в кандидатах раздражает. Поэтому, как пишет сама Самойлова, если вам нужна няня 45 лет с медицинским образованием и открытой визой, анкеты нянь с именно такими параметрами выберет специально разработанная система. Ну и приятные мелочи (которые после рассказа совсем не выглядят мелочами) в виде обязательной видеовизитки няни, офиса с большими окнами, парковкой и вкусным кофе, владелица бизнеса гарантирует.

Пирожное с элементами тирании

Как-то «Собеседнику» удалось заглянуть в закулисье детского кафе «Андерсон». В общем-то, в закулисье этом не было демонстрации успехов и в принципе было не до журналистов. Команда проекта проводила бизнес-тренинг для тех, кто работает в HoReCa, и участники программы «расстреливали» вопросами руководителей сети, а хозяева тренинга честно и увлекательно рассказывали о внутренней кухне, не замалчивая факапы. Это очень надежное место, швейцарский уровень качества, где — да, за немалые деньги — ты получаешь максимально релевантный пакет услуг. Дорога к этому пакету терниста, энергозатратна и с элементами тирании.

Изначально «Андерсон» подразумевался как кондитерская. Основатель бренда Анастасия Татулова — мама двоих сыновей, и с самого начала развития бизнеса с ней уже были ее дети, поэтому появилась детская игровая, которая по сути тестировалась на малышах, и выводы были насколько далеко идущими и верными, что кондитерская с игровой переросла в проект модного семейного кафе.

Принципы у сети жесткие и едины для всех. Подавляющее большинство коллектива — женщины, мужчины — не выдерживает прессинга. Именно поэтому команда уделяет много внимания welcome-мероприятиям, чтобы уже на старте обе стороны могли понять, насколько они подходят друг другу. Правила должны выполняться неукоснительно. Поэтому процесс получения франшизы на открытие ресторана под вывеской «Андерсон» очень трудоемкий, немаловажной проблемой становится то, что, игнорируя свод требований, которые предъявляются к франшизе, всегда предпринимают ряд попыток открыться в режиме «и так сойдет». Но команда уже не раз несла ответственность за все, что происходит в стенах «Андерсона», и неуклонно требует соблюдения всех условий — от качества ручек до расположения розеток. Поэтому можно спокойно идти под вывеску «Андерсон» в любом городе: за всеми следит через камеру всевидящее око основателей бизнеса.

У «Андерсона» высокие требования и к сотрудникам. Здесь не важно, что ты опоздал, потому что не пришел автобус — здесь важно, что ты опоздал. Но за эти требования есть мощная программа лояльности и заботы о тех, кто подходит принципам команды. «Это очень странно, когда люди идут на работу и ищут место, где они будут получать удовольствие. По-моему, работа — это сложно, а удовольствие — оно дома или на пляже», — говорит Анастасия Татулова.

Зато поэтому доволен самый важный клиент «Андерсона», а это очень непростой персонаж, и ради него кафе идет на многое. Например, здесь отменили бизнес-ланчи, потому что маме нужно найти место, где поставить коляску и посидеть в тишине без офисного шума, бросили курить — и досталось всем, от официантов до головного офиса. Зато не обидно.

В общем, за вашим чизкейком на столе в «Андерсоне» кипит огромная работа, сводятся сотни таблиц, проводятся тысячи тренингов, разрешаются конфликты и применяются меры. Но ваше пирожное точно свежее и приготовлено из лучших ингредиентов.

Градообразующий стадион

Краснодар — уникальный город. В нем нет центра города в классическом понимании — с центральной площадью, собором, крепостной стеной или чем-то еще знаменательным. Вроде бы он и есть, на улице Красной, но выглядит все как-то упаднически. При этом район вокруг стадиона «Краснодар» — это космическое зрелище: единая архитектурная композиция парка и стадиона производит впечатление, как будто смотришь на макет будущего. Кроме игровых зон, простора для прогулок на велосипеде, причудливых зеленых лабиринтов, водных аттракционов, здесь сделан амфитеатр, где можно посмотреть матч тем, кто не попал на стадион. А попасть на него действительно чрезвычайно легко — билеты стоят порядка 400 рублей через кассу. Купить их дистанционно невозможно, что настораживало и наводило на нехорошие мысли, хотя пресс-служба подчеркивала: это методы борьбы с перекупщиками. Но охотней верилось в плохое, то есть в принцип «держать и не пущать».

Но система работает, никаких перекупщиков, адекватные цены, отсутствие очередей. «Краснодар» — стадион без мата, что тоже звучало комично, но в фанатском секторе реально сидели семьи с детьми, а проигравшему «Локо» кричали: «Локомотив, ты кто такой, иди домой», и выглядело все чрезвычайно мило.

За всей этой историей стоит один краснодарец — основатель сети «Магнит», продавший свой пакет акций ВТБ, Сергей Галицкий. И все нововведения контролируются им лично, поэтому никто не щелкает семечки, не матерится, цены на билеты не раздуваются, а район, в канавах которого несколько лет назад ползали черепахи, а дорог не было, может конкурировать с урбанистическими инфраструктурами мировых мегаполисов. Про Галицкого говорят, что он человек из будущего, он сейчас знает, что нужно будет через 10 лет, и это предвидение потребности становится залогом успеха. А может быть, он просто старается ради своей родины и не делегирует подчиненным то, что ему действительно интересно.

В любом случае, это очень важно — быть любящим свое дело тираном, и не имеет значения, авторское пирожное это или 35-тысячный стадион.

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Внимание! Акция на подписку