Новости дня

21 сентября, пятница





















20 сентября, четверг
























Разыскивается "девочка с красными волосами". Кто боится 17-летнюю Милу Земцову?

«Собеседник» №35-2018

Мила Земцова пишет на плакатах что думает
Мила Земцова пишет на плакатах что думает

Накануне приезда Владимира Путина в Кемерово спецслужбы задержали юную активистку, 17-летнюю Милу Земцову. После визита президента «девочку с красными волосами», как ее знают в городе, отпустили. Это уже третий арест за год ее протестной деятельности. Мила рассказала «Собеседнику» о своей жизни.

Депрессивный город

– Мои одноклассники, соседи, просто знакомые, когда узнают, что со мной происходит, всегда спрашивают: «Это что, правда?! На самом деле так бывает?» Я пожимаю плечами: все так и есть в моей жизни.

Накануне приезда Владимира Путина в Кемерово спецслужбы
задержали Милу Земцову

Я родилась в городе Мыски Кемеровской области. Это маленький депрессивный городок в большом депрессивном регионе. С детства мне не сиделось на месте: училась игре на гитаре, шила игрушки, участвовала в КВН. Любимый предмет – обществознание. Учительница попалась хорошая, с ней можно было спорить и задавать неудобные вопросы. Если нам по телику говорят, что все так прекрасно, почему все мои знакомые живут так бедно? Почему в добывающем регионе люди еле сводят концы с концами, а зарплата 25–30 тысяч рублей – предел мечтаний, да и до нее еще надо дослужиться годами упорного труда? Почему нам все время говорят о росте пенсий, а моя пожилая соседка плачет, что ей едва хватает на лекарства? 

Мой папа – шахтер, всю жизнь под землей. Мама работает на двух работах, одна из них – творческая (фото, фигуры из шаров), ее доход зависит от благосостояния людей, которые покупают ее услуги. Точнее, чаще – не покупают. Не скажу, что мы самые бедные, но наша жизнь – это выживание. Впрочем, так же, как и у всех наших знакомых.

Слишком активная

В 2017 году к нам в город приехал Алексей Навальный. А я с 30 июня прошлого года состою в его штабе и никогда этого не скрывала. Меня вызывает директор техникума сервиса и дизайна, где я тогда училась на первом курсе, и увещевает, что не надо ходить на эту встречу. Беседу я записала на диктофон. И выложила запись в интернет. Был скандал. А к концу года выяснилось, что я не аттестована по 7 предметам и отчислена без пересдачи. Это притом что я ходила на занятия и сдавала все работы, даже прогульщикам и двоечникам давали шанс сдать экзамены повторно. Думаю, техникуму просто не нужна была такая слишком активная студентка.

Полиция и я

Первый раз меня задержали на митинге 5 мая. Но тогда опросили и отпустили. Второй раз был, когда мы с моим другом вывесили на мосту плакат против Путина. Вот тогда жестко было. Меня привел в кабинет сотрудник подразделения «Э» (отдел полиции по борьбе с экстремизмом. – Ред.). Со мной впервые так обращались. Я несовершеннолетняя, но допрос шел без законного представителя. Один раз опер ударил меня по голове, когда я молчала в ответ на все его вопросы, пользуясь статьей 51 Конституции. Вытряхнули весь мой рюкзак, а когда я попыталась забрать свой блокнот, он ударил меня по руке. Удостоверение свое, кстати, так и не дал толком прочитать, только хлопнул им перед глазами, и все. 

Я, конечно, написала заявление, чтобы возбудили уголовное дело по факту моего задержания. Но следователи не увидели ни незаконного задержания, ни допроса без законного представителя, ни превышения полномочий со стороны сотрудника. Зато мне вкатали штраф 20 тысяч рублей за организацию митинга 5 мая. 

На счету 17-летней оппозиционерки больше десятка митингов и акций

Операция «Президент»

Третье задержание было самым фееричным. Еду я с концерта своих друзей через Кемерово. Собираюсь встретиться с другом, чтобы вдвоем доехать до дома – вместе веселее. Пока его жду, решила подзарядить телефон и выпить кофе. Но, блин, место выбрала неудачное – кафе «Подорожник» в центре города, рядом с администрацией, куда именно в этот день как раз должен был приехать Путин! 

Сначала я испугалась, что меня просто украли. В кафе вошли люди в штатском, не представились, вывели меня, посадили в гражданскую машину без опознавательных знаков. Пока они не притормозили у полицейского участка, я реально думала, что это похищение! 

В полиции – я же уже ученая! – заявила, что меня, как несовершеннолетнюю, не могут допрашивать без законного представителя, а мамы нет в городе, она уехала к бабушке на Алтай. Думаете, отпустили? Отправили в приют! Мол, я – ребенок и нахожусь без должного присмотра родителей. Привезли и у ворот приюта поставили автоматчиков! Чтобы не сбежала. Заходить в здание я отказалась. Стою во дворе час, два, три... Бежать некуда. Четыре, пять, шесть... Стало смеркаться, дождь накрапывает. Я чувствую, что мне плохеет, падаю в обморок. Вызвали скорую, отвезли в больницу, из которой я смогла сбежать только наутро. Врачи, похоже, сами не знали, что со мной делать, поэтому периодически подходили и измеряли мне давление. Вот так я попила кофеечку в Кемерово. А кто-то, наверное, получил благодарность за то, что обезвредили «опасную преступницу». 

Бюст Навального

Разместила в инстаграме пост, что получила бюст Навального. Самый настоящий. Все решили, что я фанатка. А дело было так. В интернете есть магазин с его символикой, они со мной связались и спрашивают: прислать бесплатно? Я согласилась. Вот теперь он стоит у меня на столе. 

Но у меня в комнате далеко не «логово оппозиционера». По стенам в основном висят фотки с концертов моих друзей из группы «Шары». Есть даже календарь с Путиным – младший брат подарил, потроллил меня, наверное. Ну я и пользуюсь. 

Учиться не дают

Моя мама меня поддерживает. Она уже знает, куда идти и что делать, если дочку задержали. Терпит все мои пертурбации с учебой. 

Мне же учиться не дают. После отчисления из первого техникума я подала документы на специальность «графический дизайн». Не зачислили. Вопрос стоял уже так, чтобы хоть какое-то образование получить. Пошла в торгово-экономический техникум, специальность «гостиничное дело». Вроде взяли, но перед 1 сентября выяснилось, что кто-то подал документы раньше и мне места нет. Думаю, со мной просто не хотят связываться, как с «бузотером и отморозком». Дальше был уже строительный техникум. Я подумала: ну, может, хоть штукатурам все равно, какие у меня политические взгляды? Оказалось, да, меня взяли, зачислили. Прошла первая линейка, все нормально. Думаю: ну, кажется, пронесло. Идет первая пара, я радостно конспектирую, вдруг открывается дверь – наша руководительница просит меня на выход. В кабинете мне возвращают документы из-за того, что «группа переполнена». В общем, после первого отчисления это было мое самое долгое обучение. И продлилось оно ровно 7 минут!

От отчаяния подалась в кулинарный техникум. Буду осваивать профессию повара-кондитера. Если опять не отчислят. 

Я знаю, что на меня есть обширный материал: досье с задержаниями, фото и видео выступлений. Несмотря на то, что я одна из самых молодых в движении «Протестный Кузбасс», я выступаю на митингах, участвую в акциях. Плюс у меня запоминающийся образ – девушка с красными волосами. Впервые в этот цвет я покрасилась еще в 14 лет. 

Недавно мы зачитывали Конституцию на улицах и ходили с написанными на плакатах цитатами из Основного Закона. Сейчас главный вопрос протестных акций – повышение пенсионного возраста. 

9 сентября запланирована всероссийская акция. Вчера мама расплакалась, спрашивала: может, не пойдешь? Успокоила ее и все равно пойду.

P. S.

9 сентября Мила Земцова собиралась принять участие в акции против пенсионной реформы, но была задержана еще до ее начала, прямо на выходе из подъезда. Ей оформили привод в полицию, хотя никаких повесток она не получала. Продержали часов 6 и отпустили домой, когда все уже закончилось...

* * *

 

Материал вышел в издании «Собеседник» №35-2018 под заголовком «Разыскивается "девочка с красными волосами"».

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания