Новости дня

21 сентября, пятница



















20 сентября, четверг


























"Большие деньги затягивают": как россиянин работал в Китае учителем английского

«Собеседник» №34-2018

«Собеседник» поговорил c блогером-путешественником Дмитрием Дмитриевым из Ярославля, который полтора года преподавал в Китае английский.

Бизнес-виза

Мне 32 года, и у меня большой опыт жизни в других странах: я жил и работал в США и в Индонезии. В 2014 году мой друг детства, который работает в Китае, предложил прилететь к нему в город Шэньчжэнь и поработать учителем английского. В Китае многие русские работают либо моделями, либо преподавателями. Я знаю девушку, которая отправилась в Китай работать танцовщицей, а уже через месяц преподавала английский. 

Я знаю язык очень хорошо. Но чтобы сделать рабочую визу в Китай, нужен сертификат TESOL (подтверждает владение иностранным языком на уровне носителя. – Авт.). У меня, как и у подавляющего большинства тех, кто едет в Китай на заработки, его не было. Я оформил бизнес-визу (дает право на неоднократные деловые поездки. – Авт.) и мог рассчитывать только на нелегальную работу. 

Билет на самолет за 15 тысяч рублей мне купил друг, я взял с собой 200 баксов на еду. Первое время жил у него. Сразу подвернулась подработка. Нас пригласили сняться в рекламе. В Китае реклама с белыми людьми очень популярна. Мы два дня изображали офисных служащих, которые сидят за компьютерами, и получили в переводе на наши деньги 10–15 тысяч рублей. 

Поиски

Я искал постоянную работу через китайский мессенджер WeChat. В нем есть группы по поиску работы, есть агенты, которые с этим помогают. Но и связи в Китае играют большую роль. Знакомая друга, которая работала в центре изучения английского языка, уходила в отпуск и искала себе на замену человека. Я решил сходить в эту школу. В России у меня был опыт работы с детьми: я водил их в турпоходы и некоторое время преподавал английский в детском лагере. Меня встретил учитель английского, который оказался русским. Я потом понял, что в Китае английский преподают, как правило, наши соотечественники. Родителям их представляют как носителей языка – англичан, американцев или канадцев, потому что заниматься у носителя престижно. 

Выяснилось, что центру даже на замену специалист не нужен, но я попросил разрешить мне пройти собеседование. Оно проводится в форме демоурока: ты показываешь преподавателям, как провел бы урок с детьми. В итоге меня пригласили на полную ставку, предложили годовой контракт! TESOL мне не понадобился. Сказал, что хочу 16 тысяч юаней в месяц (160 тысяч рублей. – Авт.). Это не самая низкая и не самая высокая цена. Она зависит от знания языка, умения себя подать, города – в маленьком не предложат больше 8–10 тысяч юаней в месяц. Они согласились на 14 тысяч юаней, но к отъезду из Китая я зарабатывал эти 16 тысяч.

Дмитрий провел в Китае полтора года

Работа 

График в языковых школах стандартный: понедельник, вторник – выходные, в будни рабочий день начинается в 3 часа дня и заканчивается в 9 вечера, в субботу и воскресенье учителя работают с 9 утра до 6 часов вечера. В Китае принято днем один час поспать. У нас в кабинетах для этого стояли мягкие лавочки. На неделе мой рабочий день был расслабленным: у меня могло быть всего 1–2 урока, в какие-то дни вообще ни одного. Не могу сказать, что я мучился и впахивал. 

Я выбрал группу детей в возрасте от 4 до 10 лет. Не хотел, чтобы ученики догадались, что я не носитель, то есть, если бы я накосячил, они бы этого не поняли. Думаю, некоторые родители подозревают, что носители на самом деле никакие не англичане или американцы, но закрывают на это глаза. В конце концов важно, чтобы учитель был хороший и ребенок учился с удовольствием. 

В Китае английскому обучают в формате игры, живого общения. У нас была интерактивная доска с картинками и видео. Мы пели песни, вырезали из бумаги, рисовали, кидали мячик. Очень важно умение контактировать с детьми, держать их внимание, а не стоять как истукан. Одна моя коллега с сильным русским акцентом потрясающе ладила с учениками, родители ее обожали и прощали ее произношение. 

Если возникала необходимость донести что-то на китайском, то мне помогала ассистент, девушка-китаянка. Но это происходило редко. Обучение строится на том, что учитель использует карточки с рисунками и дети повторяют за ним слова, например «батерфлай», «флауэр», «кар». Или же он использует язык жестов, скажем, я показываю на себя пальцем и говорю: «Май нэйм из Том». Дети догадываются, что должны сделать то же самое, но назвать уже свое имя. 

Китайцы понимают, что английский – язык международного общения, и готовят своих детей к тому, чтобы они имели максимальные возможности в будущем. Могли поехать учиться и работать в другую страну, например в США или Канаду. Меня немного пугало это масштабное увлечение языком. Растет новое поколение китайцев, которое настроено на жесткую конкуренцию, в каком-то смысле – на завоевание мира. 

Жилье 

В Китае многие русские снимают жилье вместе – так выгодней. Комнаты стоят от 2,5 до 3 тысяч юаней. Но я снял в Шэньчжэне квартиру за 5 тысяч юаней. Это была хорошая двушка в новом доме на высоком этаже и с красивым видом. К тому же она находилась в 10 минутах ходьбы от места работы. 

Шэньчжэнь – молодой мегаполис, построенный как ответ Гонконгу, с населением 13 млн человек. Там есть метро и автобусы, но мне не нравится общественный транспорт в Китае. Китайцы шумные, крикливые, они не понимают, что такое личное пространство. У них есть привычка отхаркивать и сплевывать. Они считают, что это полезно. В том числе по этой причине я жил рядом с работой и ездил в школу на велосипеде. 

Еда и другие траты 

Еда и техника в Китае стоят примерно как в России. 16 тысяч юаней мне хватало, и к концу месяца оставались деньги. Я купил хороший ноутбук и смартфон, ходил по кафе и ресторанам, спокойно тратил и ни в чем себе не отказывал. В Китае идти в магазин не обязательно, там божественная система доставки товаров, заказанных в интернете. Еду развозят ребята на мотороллерах.

Вообще, питание было для меня страданием. Я не люблю готовить сам, а питаться в китайских забегаловках проблематично: все жареное, острое, много масла и мало овощей. Одна из первых фраз, которую стоит выучить на китайском: «Не нужно острого», тогда есть шанс, что тебе принесут не такое «горящее».

А вот свежие овощи китайцы не едят – они их или жарят, или парят. Пьют теплую воду: они уверены, что все холодное вредно. 

Я питался в заведениях, где готовят китайские мусульмане: они делают лапшу, лепешки, пельмени. Можно пойти и в заведения европейской кухни, но там ценник выше.

Россиянину в Китае будет не хватать молочных продуктов. Молоко в основном из порошка, о сметане и йогуртах придется забыть. Хлеб на любителя – сладкий, с вкраплениями вроде бекона. Я покупал у девушки с Украины домашний бездрожжевой по 400 рублей за буханку. 

Трудности 

В Китае есть явление, которое я называю обратным расизмом. Белых уважают, на них обращают внимание на улицах, подходят, просят сделать с ними селфи. Им делают скидки в ресторанах, их бесплатно возят по ночным клубам и даже платят им за это. Если в заведении тусуется белый, оно считается крутым. Но когда ты все время в центре внимания, это напрягает. 

Когда живешь в чужой стране, подвергаешься рискам, и высокая зарплата оправданна. Для иностранца, который не знает китайского, в Китае все может быть проблемой: купить билет, снять квартиру, элементарно найти дорогу. Взрослые китайцы английским не владеют. Вокруг меня были люди, которые мне помогали, без них мне было бы очень сложно в Китае.

Но большие деньги затягивают. Я поехал в Китай на полгода, чтобы заработать и продолжить путешествовать, а в итоге остался на полтора. Уехал, когда закончилась виза. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №34-2018 под заголовком «За длинным юанем — в Китай».

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания