Новости дня

25 сентября, вторник























24 сентября, понедельник






















"Брат ругался, сосед не разговаривал". Соседи Путина устроили у себя сухой закон

«Собеседник» №34-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

«Пить или не пить» – почти гамлетовский вопрос, и ответ на него в российских селах уже не так однозначен, как 10–15 лет назад, когда деревни массово спивались. 

Если верить статистике, в стране уже около 300 «трезвых сел». Лидирует Якутия, где 182 села объявили сухой закон на своих территориях. «Собеседник» выяснил, как проходит первая после эпохи Михаила Горбачева масштабная антиалкогольная кампания в стране.

Село трезвенников

Валентина Паянтинова сейчас в отпуске – в санатории в Татарстане. Ей есть от чего отдыхать – уже больше 20 лет она с единомышленницами ведет борьбу за трезвость в двух объединенных алтайских селах – Кулада и Боочи. «Непьющие», – кто с завистью, кто с подозрением или даже неодобрением отзываются о деревнях трезвенников в районе.

Боочи и Кулада находятся в живописнейших местах Алтая – здесь, как пишут в путеводителях, пьянеешь от самого воздуха и окружающей красоты. Но некоторым этого недостаточно.

«Выпивают, бывает», – заявила как-то еще в конце 80-х на совещании у начальства Валентина Паянтинова, когда ее спросили о проблемах сел. 

«И что, ты с этим ничего сделать не можешь?» – взяли тогда «на слабо» молодую руководительницу села. «Решим проблему!» – завелась Валентина. 

– Я когда в селе объявила курс на трезвость, меня чуть не разорвали. Много врагов сразу себе нажила, – вспоминает активистка. 

Но и союзники были – женщины села и колхозное руководство, которые страдали от загулов мужей и работников.

За борьбу с зеленым змием взялись основательно. За пьянку первый раз – предупреждение, второй – штраф (в сегодняшних ценах 200–300 рублей). Получалось: одну бутылку выпил, а две потом отдал штрафом, сама экономика толкала к трезвости.

Чтобы никто не возмущался, все решения провели народным сходом. Тут пришлось пойти на хитрость – собрали кворум из сторонников трезвости, а противникам ЗОЖ «забыли» сообщить о собрании. Большинством голосов постановили совсем прекратить продажу алкоголя в селе. 

– Находимся мы удаленно от райцентра и других сел. За каждой поллитрой не наездишься, поэтому волей-неволей люди перестраивались на трезвую жизнь, – рассказывает Валентина. 

Но быстро выяснилось, что алкоголь, как и любая жидкость, дорожку себе найдет. Появились «бизнесмены», которые стали завозить 40-градусный дефицит контрабандой. С алтайскими бутлегерами боролись с помощью штрафов и участкового. А самому упорному однажды даже прокололи шины. 

– Меня кляли, обещали «встретить», даже отравить. Родной брат, которого я тоже штрафовала на общих основаниях, со мной ругался, сосед не разговаривал, – перечисляет Паянтинова трудности антиалкогольной кампании.

Не сразу и не везде, но трезвость в целом победила. Это не значит, что в селе вообще не пьют. На Новый год или под торжества в магазин завозят алкоголь строго под заказ и выдают только женщинам – как наиболее благонадежным покупателям. Но школьников с бутылкой пива здесь не встретить. Валяющиеся на улицах алкоголики отсутствуют как класс. Пьяные дебоши и преступления боочинцам и куладинцам известны только по криминальным программам на ТВ. 

Говорят, что социальное здоровье здешних мест сыграло не последнюю роль в выборе дислокации для резиденции Путина неподалеку. Он хоть на свою «алтайскую дачу» приезжает нечасто, но обстановка здесь и без него всегда под контролем. Поселковый женсовет, шутят местные, не хуже ФСО следит за порядком.

Непьющие поневоле

Новая российская «сухая» кампания, видимо, учла горбачевские ошибки и на этот раз идет тише. Сотни сел объявили у себя «зону трезвости». Где-то, как в Дубровке Оренбургской области, просто не пьют сами по себе, без всякого принуждения. Где-то, как на Алтае и в Якутии, понадобились дополнительные стимулы.

– Нашим женщинам пьянка надоела, и они через сход изгнали вино и водку из местных магазинов. А как у нас запьешь-то – мы по несколько месяцев в году полностью отрезаны от внешнего мира, а летом сообщение только по воде. Так и живем. Не скажу, что никто совсем не пьет, дома-то не запрещено, но пьянства как явления нет. Детей и жен никто не гоняет, запойных скандалов не бывает. Дети выросли, которые не видели пьющих родителей – красивые, здоровые и умные, в вузы поступают. Одна проблема – занять себя трезвым оказалось нечем: с работой проблемы, а скотину держать невыгодно, – рассказал «Собеседнику» глава администрации села Хара-Алдан Дьулустан Старостин.

Якуты в антиалкогольной кампании вырвались вперед. Но репутацию борцов серьезно подмочил инцидент с одним из авторов антиалкогольных поправок (местным властям разрешили вводить запрет на продажу алкоголя в своем населенном пункте) – депутат Николай Румянцев по пьяной лавочке попал в серьезное ДТП. Другой депутат-единоросс Юрий Садовников устроил дебош подшофе с пилотами «Полярных авиалиний», за что был исключен из партии. Ну а кто сказал, что антиалкогольная кампания пройдет легко?

Тост «За трезвость»

В тех местах, где с сознательностью населения похуже, власти вводят материальный стимул – от 200 до 500 тысяч рублей в бюджет сел, которые получили звание «трезвых». 

Село Уктеево в Башкортостане гремело за последнее время трижды – как пьющее, трезвое и снова запившее. 

В 2013 году уктеевцам присвоили победу в конкурсе «Трезвое село» и перечислили 200 тысяч рублей как приз. В деревне шутят, что за это был поднят не один тост. А уже в 2017-м на учете в наркодиспансере стояли 10 пьющих уктеевцев – в 2 раза больше, чем раньше. 

– Ага, не пьют они, как же! С утра уже у порога, за фунфыриками (дешевый этиловый спирт в мелкой таре, цена 25 рублей за штуку. – Ред.), – ворчит продавщица местного магазина Ильмира. – Правда, контингент один и тот же. 

Пьяницы трезвого села уже успели даже прославиться в интернете – Рим, Ришат, Назипович...

– Вот несколько человек и позорят нас, – оправдываются жители села. – Трезвые-то дома или на работе находятся, их не видно. А эти – вот они, нарисовались...

У нарушителей трезвости свои доводы: работы мало, денег еще меньше, только на пару фунфыриков и хватает. 

Но приз за трезвость, настаивают в местной администрации, не пропили, а сделали спортплощадку, провели воду в школу и клуб, поправили штакетник, благоустроили кладбище.

В башкирском обществе трезвости упорствуют, что со званием не ошиблись: «трезвость» в конкурсе оценивается по 19 показателям – демография, «пьяные» преступления, уровень трудоустроенности и т.д. 

«Так что наличие алкоголиков званию трезвости не помеха!» – загадочно комментируют в обществе трезвости. Вот и разберись тут без ста грамм... 

Цифры

По данным Росстата, в России 1,4 млн больных алкоголизмом. Реальное количество больше – около 5 млн человек, или 3,4% от всего населения. Это в 1,5–2 раза превышает показатели большинства европейских стран.

Инфографика: «Собеседник»

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №34-2018 под заголовком «Соседи Путина больше не лезут в бутылку».

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания