Новости дня

18 декабря, вторник










































17 декабря, понедельник



Великая преемственность


"Золотой человек" на Монументе Независимости в Алматы
"Золотой человек" на Монументе Независимости в Алматы

«Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы...» — такие слова с горечью и вызовом адресовал Александр Блок надменным европейцам в трудный для России период, накануне подписания унизительного Брестского мирного договора. В запальчивости поэт немного исказил факты. Воинственные причерноморские скифы, обитавшие на территории юга современной России, оставили после себя удивительные искусные артефакты. Но сколько-нибудь заметного следа в материальной и духовной культуре восточнославянских народов они не оставили.

Зато есть на просторах бывшего СССР народ, который может с полным правом претендовать на скифское культурное наследие. Речь идет о казахах. Именно на территории современного Казахстана в VII–IV вв. до н. э. кочевали саки и массагеты, представители восточной ветви огромной скифской общности.

Впрочем, как пояснил научный сотрудник отдела скифо-сарматской археологии Института археологии РАН Сергей Демиденко, к которому я обратился за комментариями, считать современных тюркоязычных казахов прямыми потомками азиатских скифов эпохи раннего железа было бы некорректно. В то же время явные культурные параллели, обусловленные общностью идеологии и кочевого образа жизни, несомненны. Саки и массагеты оставили глубокий след в материальной культуре казахов.

Убедиться в этом мог каждый, кто посетил выставку «Сокровища великой степи», прошедшую весной этого года в Москве, в Музее декоративно-прикладного искусства. Впервые в России здесь были выставлены уникальные артефакты из гробницы сакского правителя конца IV века до нашей эры, найденные в 1969 году казахскими археологами при раскопках кургана Иссык, недалеко от Алматы. 

Центральным экспонатом выставки стал «Алтын Адам» («Золотой человек»), реконструированный казахскими учеными погребальный костюм сакского вождя, декорированный более чем 4000 золотых и позолоченных украшений характерного скифско-сибирского «звериного» стиля. В главном зале выставки можно было увидеть также и другие сокровища кургана Иссык: украшения, детали костюма, оружие, утварь, включая серебряную чашу с нерасшифрованной надписью на неизвестном историкам алфавите. 

А в соседних залах демонстрировались элементы национального костюма и предметы декоративно-прикладного искусства современных казахов, собранные в аулах Казахстана в недавнем прошлом. Не заметить сходства со скифскими изделиями было невозможно. Похожие орнаменты, украшения в том же «зверином стиле», пряжки, застежки, подвески… Такие украшения могли быть сделаны и древними саками.

Как отметил на открытии выставки специальный представитель Президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, «открытие «Золотого человека» для Казахстана — это открытие собственной истории… На выставке мы видим истоки казахской государственности».

Кто же они, древние насельники казахских степей? В отличие от причерноморских скифов и савроматов родственные им ираноязычные племена, обитавшие в центральных и восточных районах Центральной Азии, Приаралье и южной Сибири не испытали на себе культурного влияния эллинского мира. Античные авторы называют их «азиатскими скифами», а многие современные исследователи объединяют термином «культуры сако-массагетского круга». Некоторые историки считают массагетов одним из сакских племенных объединений.

Саки находились в тесных контактах с персами и упоминаются в ахеменидских клинописных источниках. В них называются различные племенные группы: саки-тиграхауда (саки, носящие остроконечные шапки), саки-хаомаварга (саки, варящие священный напиток Хаома) и саки-тиай-пара-дарайя (саки, живущие за морем).

Саков, а затем и массагетов в первые века до н. э. поглотили кочевые племена усуней, юэчжей, хунну. Затем сюда пришли другие тюркские племена. Но восточные скифы успели оставить в истории Казахстана заметный след. 

Азиатские скифы вели оседло-кочевой образ жизни, занимались кочевым и полукочевым скотоводством, развивали земледелие в долинах рек и были известны как отличные воины. Через территорию, занимаемую саками, проходили торговые пути, по которым персидские товары попадали в Причерноморье и Средиземноморье, а также на Южный Урал. Сакское общество строилось по принципам военной демократии и делилось на сословия: воинов, жрецов, скотоводов, земледельцев. Из числа военных вождей избирались верховные вожди племенных союзов, именуемые царями. 

Саки участвовали в различных военных столкновениях того времени, в том числе и в греко-персидских войнах. Своими набегами сакская конница наводила страх на соседние народы, добираясь до Малой Азии. Ахеменидские цари не раз пытались покорить азиатских скифов. Для создателя персидского царства, Кира Великого поход в середине VI века до н.э. против массагетов, которыми управляла тогда царица Томирис, окончился гибелью: он был убит в бою. 

Это известно нам из сочинений Геродота, написанных через столетие после событий. По словам греческого автора, Томирис поместила голову убитого Кира в винный мех, наполненный человеческой кровью, символически выполнив свое обещание напоить персидского царя кровью. Так царица отомстила за своего погибшего сына. Эта история стала легендой и нашла отражение не только в других сочинениях античных авторов, но и в искусстве более позднего времени: картинах Рубенса, Г.Моро и других. Сегодня Томирис воспринимается в Казахстане как национальная героиня: именем царицы названа улица в Шымкенте, на киностудии «Казахфильм» снимается о ней художественный фильм.

Интерес к сакско-массагетскому наследию в Казахстане очевиден и усиливается год от года. «Золотой человек» на крылатом барсе стал одним из символов независимого Казахстана, также как и древний степной символ, крылатые кони — тулпары. Сакский воин изображен на президентском штандарте, его скульптурная фигура венчает монумент Независимости в Алматы.

Одним из направлений культурной политики современного Казахстана является ознакомление международного сообщества с сакско-массагетским культурным наследием, продвижение археологических памятников той эпохи в список объектов ЮНЕСКО. Выставка «Золото скифов» стала важной частью культурной программы прошедшей в Астане в прошлом году всемирной выставки EXPO. Мировое турне по музеям Европы, Азии и Америки, которое продлится до 2020 года, совершает сейчас экспозиция «Алтын Адам». Копия «Золотого человека» установлена в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, правда, без важного атрибута — скифского кинжала-акинака. Ведь вход с оружием в это здание строго запрещен. Впрочем, в этом случае сакский воин выступает посланцем мира, а не войны.

Все это было бы невозможно без большого труда казахстанских специалистов — историков, археологов, реставраторов, музейных сотрудников — по открытию, изучению и сохранению артефактов сакско-массагетской эпохи. Долгое время азиатские скифы пребывали в тени известности своих причерноморских сородичей, прославленных благодаря Геродоту и громким археологическим находкам. Как уже упоминалось выше, прорывом в изучении сакско-массагетского мира стали находки в кургане Иссык, сделанные в 1969 году казахстанскими археологами под руководством Кемаля Акишева.

С тех пор в курганах на территории Восточно-Казахстанской и Карагандинской областей найдены еще несколько «золотых людей», захоронений вождей того же ранга, что и «Алтын Адам». А в одном из курганов царского могильника Берель VI-III до н.э. в Восточно-Казахстанской области помимо останков царя и царицы археологи обнаружили захоронение 13 взнузданных и оседланных лошадей в богатом убранстве, будто готовых к дальнему походу. 

Не менее важным, чем труд археологов, открывающих богатства истории, является труд тех, кто призван сохранить их для потомков. Такие специалисты в Казахстане есть. Один из них — всемирно известный реставратор археологических находок Крым Алтынбеков. Реконструкция доспехов «Золотого человека», парадного убранства Берельских коней, уникального штандарта Берельского царя с изображением тигрогрифона, Сарматской жрицы,— все это дело его рук. 

Несмотря на говорящую фамилию («алтын» по-тюркски означает «золото»), Крым Алтынбеков не в восторге от «золотой лихорадки» при раскопках. «В найденных артефактах важна информация, а в золоте ее нет, — утверждает Алтынбеков. — Текстиль гораздо важнее и труднее сохранить. А если бы в захоронении Золотого человека не было остатков ткани, мы бы никогда не смогли понять, в каком порядке и как украшен его костюм. Мы бы не обнаружили с удивлением, что найденные в раскопках вышивка и мотивы для нее до сих пор используются в традиционной казахской одежде».

Древние дерево и ткани, извлеченные из земли, буквально за секунды на воздухе превращаются в пыль. Предметом особой гордости реставратора Алтынбекова являются новые, авторские методы консервации этих материалов. «В захоронении Сарматской жрицы мы нашли гребень искусной работы, — рассказывал он, — и буквально после двух снимков фотографа быстро законсервировали его, поскольку дерево стало на наших глазах разрушаться. Если бы мы его не реставрировали, то не узнали бы много удивительных вещей, тем более что украшен он был с двух сторон. Для меня один возрожденный из пепла деревянный гребень значит больше, чем все найденное в курганах золото!» — повторяет реставратор буквально в каждом интервью, и с ним трудно не согласиться.

Не опасается ли историк тревожить души предков, спросили как-то Алтынбекова? И он признался, что иногда мысленно обращается к покойному, просит у него прощения. Мол, извини, если потревожил, но нам нужна информация, а больше ее взять неоткуда. 

И я уверен, что предки на реставратора не в обиде. Ведь именно благодаря таким, как Алтынбеков, они остаются в памяти потомков. А казахский народ узнает все больше и больше о своих корнях.

«Казахстан открывает свою историю и заново смотрит на все события, которые происходили на протяжении 2,5 тысячелетий», — справедливо отмечал Михаил Швыдкой. И не случайно, что это происходит именно сегодня. В Казахстане идет масштабная работа по духовному возрождению, важной составной частью которого является адаптация историко-культурного наследия к современным реалиям. 

В программной статье Н. Назарбаева «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» была поставлена масштабная задача, опираясь на духовные традиции народа, преобразовать сознание казахстанцев в духе времени так, чтобы сделать народ страны более конкурентоспособным в глобальном мире. По убеждению главы государства, модернизация нового типа без опоры на национально-культурные корни, без сохранения собственного национального кода превратится в пустой звук. Важно взять лучшее, что есть в прошлом, что обеспечивает целостность внутреннего ядра национального «Я», и оставить в прошлом то, что не дает нации развиваться. Итогом этих рассуждений главы государства стала общенациональная программа «Рухани жаңғыру» («Духовная модернизация»).

Задачи духовного возрождения в Казахстане реализуются во множестве государственных программ. С 2004 года действует программа «Культурное наследие» по обновлению историко-культурных памятников. В рамках программы «Народ на волнах истории» идет сбор и изучение архивных материалов по истории Казахстана. Проект «Духовные святыни Казахстана» или «Сакральная география Казахстана» призван сформировать список объектов культурно-исторического значения. По предложению главы государства запущена программа «Туған жер» — «Туған ел» («Родная земля — родная страна»), суть которой в активизации интереса к родной земле, ее истории и традициям. И это только несколько примеров.

В 2014 году в Астане торжественно открылся современный интерактивный Национальный музей Республики Казахстан, ставший крупнейшим музеем республики. В нем будут собраны экспонаты, отражающие все периоды истории страны. Достойное место среди них заняли «Золотой человек», находки кургана Берель и прочие сокровища сако-сарматской эпохи.

Михаил Чумалов,
кандидат исторических наук

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания