Новости дня

17 декабря, понедельник













































Опаленные пожаром. Кто виноват в гибели 64 человек в кемеровской трагедии?

«Собеседник» №13-2018

Фото: Римма Ахмирова // "Собеседник"
Фото: Римма Ахмирова // "Собеседник"

Как Кемерово пережило страшный пожар и найдут ли виновников? Что своими глазами увидел корреспондент Sobesednik.ru.

«Где вы были?»

«Зимка», как в Кемерово называли торгово-развлекательный центр «Зимняя вишня», почти полностью выгорела изнутри. Снаружи это еще цельное здание с абсолютно черными пустыми окнами. В ближайшей школе №7 в соседнем дворе развернулся оперативный штаб. На улице несколько машин скорой помощи, два модуля МЧС. Бегает туда-сюда с безумными глазами кемеровский мэр Илья Середюк, кивая всем на ходу: «Да... Сейчас... Разберемся... Устанавливаем...» В центре работают медики и психологи, у которых наготове не только слова, но и сильные медпрепараты.

– Некоторые сами просят: дайте хоть что-нибудь, чтобы не думать все время, сил больше нет, – говорит одна из медичек. 

В первый день здесь горячо. Кто-то тихо плачет, кому-то нужно выкрикнуть свою боль.

– Где ваш главный? Я хочу посмотреть ему в глаза! Где он был? Где все вы были? Я там стоял уже через 5 минут после начала пожара, а где были вы? – с матами и кулаками на эмчеэсовцев бросается Андрей Никулин, у которого в пожаре погибли дочь, сестра и мать.

– Я встала на колени, просила:  вынесите мне внука! – вторит ему пожилая женщина. 

Потерпевшие уверены, что спасатели не были готовы к такому пожару. Приехали позже, не все машины были заправлены водой, спасатели долго экипировались для похода в огонь, не было вертолетов, которых все ждали – такие ходят слухи. Поминутный разбор операции спасения официально еще никто не дал, но уже ясно, что дым и огонь были быстрее. 

На второй день оперативный штаб закрыли для прессы. Мне удалось проскользнуть в зал психологической помощи. Там сидела только одна пара – девушка и ссутулившийся парень в глубоко надвинутом на лицо капюшоне. Психологи на местах, но клиентов у них нет. По залу ходит детский омбудсмен Анна Кузнецова, рассматривает списки. Единственное, что она мне сказала: «Прессе сюда нельзя», после чего полицейский вытеснил меня грудью в коридор.

– Мой муж был в кафе как раз на четвертом этаже, пригласили на день рождения, – рассказала мне сотрудница школы Инга (имя попросила изменить). – К началу пожара они уже выпили, но как-то все выбрались. Говорит: бежал по коридору, увидел – два пацана на катке переобуваются и бабушка с ними, сидят на лавке. «Боты в зубы – и бежим», – гаркнул на них муж, схватил обоих за шкирку и понесся к выходу. Говорит, в конце они уже ползли по коридору, наглотавшись черноты этой... 

«Чо, мразь, спаслась?»

– Мы проводили эксперимент – поджигали сами такой же кубик, какие были в сухом бассейне, он не дает густого черного дыма, – сдерживая слезы, говорит у оперативного штаба Надежда Святкина, представительница двух пострадавших семей – Бушуевых и Галаниных. 

У других «экспериментаторов» все горело как миленькое. Решающее значение, конечно, будет иметь следственный эксперимент. 

Первоначальную версию – поджог – следователи практически отмели, но сомнения до конца не развеяли. Основная версия – загорелась проводка. Сотрудники центра говорили «Собеседнику», что искрило и раньше, но электрики оперативно все устраняли. Тогда же, видимо, и решили отключить сигнализацию, чтобы не пугать посетителей. Здание ТЦ – бывшая кондитерская фабрика, где надстроили два этажа и провели перепланировку. Сколько при этом было ошибок и нарушений, сейчас выясняет следствие. 

А горожане и журналисты все как с ума сошли – ищут билетерш. Думают, у них есть ответы. Ведь они были там до и во время пожара. Одну из них, Ирину Жаворонкову, нашел «Собеседник». 

Двухэтажный барак с облупившимися стенами, деревянными полами в щелях, моргающим тусклым светом. 

– Вот никак не снесут нас, – будто извиняются соседи Ирины по коммуналке, пока я жду возвращения «билетерши» с новой работы – устроилась пока посуду мыть. За 13 тысяч рублей вместо 15. В угольной столице народ признается, что живет небогато. Неудивительно, что рабочий регион быстро поднялся на митинг после пожара. «Бузотеры» (определение экс-губернатора Амана Тулеева) или нет, но силу в них центр увидел, раз решился в конце концов на замену главы региона.

– У меня в тот день был выходной, моя дочка была на смене, – рассказала мне Ирина. 

16-летняя Соня выходила по субботам и воскресеньям, помогала убирать кинозалы между сеансами. Ставка подростковая – 100 рублей в час. 

– Мы сидели в коридоре, ждали окончания сеанса, – говорит мне Соня. – Я и две билетерши – Олеся и Наташа. Вдруг видим, несется аниматор Женя с воплем «Горим!» Я посмотрела и увидела, что действительно горит «Круча» (аттракцион со скалодромом, веревочной лестницей, батутами). Мы с Олесей ломанулись в первый зал, кричим: «Пожар, все выходим». А фильм все идет... Наташа побежала во второй зал. Как-то быстро все стало черно. Началась паника, крики. Слышу – мужчина орет: «Ничего не видно, мы не знаем, куда идти!» Я говорю: «Держитесь меня, я тут все знаю»... Дышать было трудно, но вышли...

Соня была в зале во время пожара // Фото: архив редакции

Получается, третий зал остался без оповещения. Когда все уже горело, они смотрели мультик. О пожаре узнали, только когда в зал пошел дым. Спасся лишь один взрослый зритель, который выбежал за подмогой, потерял сознание в коридоре и был в итоге спасен. Все, кто остался в зале, погибли. Соня говорит, что с того дня у нее «в голове орут дети».

Теперь мать с дочерью опасаются расправы. Ирине уже пришло СМС среди ночи: «Ну чо, мразь, спаслась?» 

«Время такое, везде провокаторы»

У администрации Кемеровской области – оцепление из полиции в радиусе 50 метров. На вахте толпится стайка женщин. Говорят, соцработники.

– К каждой из пострадавших семей прикреплен соцработник. Мы их ведем абсолютно по всем вопросам. Сегодня у них встречи с губернатором. Он принимает по очереди. Выслушивает все вопросы, некоторые решает прямо на месте...

– Все потерпевшие приходят?

– Ну, те, у кого нет агрессии к власти.

Тут общительную соцработницу Алису отзывает коллега. После чего женщина возвращается уже другой:

– Покажите ваше удостоверение. Время сейчас такое, везде могут быть провокаторы...

После этого соцработницы отвечают только: «без комментариев» – видимо, следуя полученным инструкциям. 

Первая пожилая женщина вышла. До того как меня оттеснила приставленная к семье служащая, успеваю задать вопросы:

– Как встреча? Помогло?

– Ну как помогло, озвучили свои вопросы только, – женщина поджимает губы, чтобы не расплакаться.

Звоню в пресс-службу администрации – можно ли присутствовать на встрече губернатора с родственниками.

– Нет, конечно! Это дело интимное!

В городе говорят, что Аман Тулеев очень болен и старается меньше появляться на публике. Судачат даже, что он передвигается на инвалидной коляске – после того, как в Германии отняли часть ноги из-за осложнений диабета. «Уйдет или останется?» – гадали в Кемерово. Тулеев решил уйти, и Путин с ним не спорил. Преемником стал представитель угольного лобби, бывший зам Тулеева Сергей Цивилев – самый высокий из чиновников, который вышел к митингующим кемеровчанам на площадь. И даже опустился перед ними на колени. На пару секунд.

Кто виноват?

Собственник «Зимней вишни» откупился

Руководителя компании,  владельца ТРЦ Юлию Богданову задержали. Однако главный бенефициар этого бизнеса, миллиардер Денис Штенгелов, сейчас находится в Австралии и возвращаться в Россию не спешит. 

Богданова – гендиректор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат», принадлежащего ОАО «КДВ», которое в свою очередь контролируется Штенгеловым.

Холдинг «КДВ групп» Штенгелова производит снеки под брендами «Яшкино», «Кириешки», «3 корочки», «Баренцев», «Бирка» и др. Также компания открыла сеть супермаркетов «Ярче!» в Московском регионе, Кемеровской, Томской, Новосибирской областях и Алтайском крае.

На сайте компании KDV размещены «глубочайшие соболезнования» семьям погибших в кемеровском пожаре. Однако свою связь с трагедией в холдинге наотрез отрицают. Звоним в пресс-службу:

– После случившегося в «Зимней вишне» какие противопожарные меры ваша компания принимает на других своих торговых объектах?

– Мы не имеем отношения к «Зимней вишне». Всё, у меня нет времени разговаривать.

Фото: Global Look Press

Сам Денис Штенгелов не отрицает, что является хозяином сгоревшего ТРЦ (который до сих пор числится как объект незавершенного строительства), но только лично. Семьям погибших Штенгелов перечислил 192 млн руб. Это всего лишь полпроцента от всего его состояния в 35 млрд руб. (600 млн $,по оценке Forbes).

ТРЦ – место повышенной опасности

О том, почему так, рассказал профессор Высшей школы урбанистики Григорий РЕВЗИН:

Источник коррупции

– Торговые центры – это прежде всего источник коррупции. Потому что всегда может прийти инспектор и заявить: «Выполняйте мои требования либо давайте договариваться». Даже если кто-то один не будет брать взяток, все упорядочится на какое-то непродолжительное время, а потом вернется на круги своя. Я вообще считаю, что эти ТРЦ нужно запретить строить. Нужно только признать: этот формат очень опасен, просто исходя из того, как он реализован.

Столкновение протоколов

– Там сталкиваются три разных протокола. Противопожарный требует максимальной скорости эвакуации и максимального количества выходов. Но протокол антитеррористической безопасности требует затруднения входа и проверки каждого входящего. А протокол охраны от воров требует затруднения выхода, замедления на выходе и возможности проверки. Отсюда лишние с точки зрения безопасности людей и товаров входы-выходы просто не могут не закрывать. 

Завлекающий лабиринт

– Просто большой магазин вроде ГУМа – совершенно нормальная вещь. Проблемы же в ТРЦ возникают именно из-за особого формата – объединения досуга и покупок. Суть ТРЦ в том, чтобы, зайдя в него, вы как можно дольше оттуда не уходили. Отсюда плохо заметные выходы, зачастую недосягаемые, пока не пройдешь весь этаж.

Территория вне закона

– Если вы ведете детей на экскурсию, там действует норматив: двое взрослых на 10 детей. И по-другому их везти нельзя, иначе это уже нарушение. А в случае с ТЦ можно оставить несколько десятков детей в кинотеатре и тем самым ничего не нарушить. Если центры сохранять, тогда нужно ввести такую же норму, как при экскурсиях, потому что в чрезвычайной ситуации охранник просто растеряется. И еще надо располагать детские центры только на первых этажах с отдельным выходом на улицу.

Реакция:

Скорбь по разнарядке

До того как президент решился на общенациональный траур по погибшим в Кемерово, в некоторых регионах проявили собственную инициативу. В Екатеринбурге траур объявил оппозиционный мэр Евгений Ройзман. В Рязанской области правительство тоже сначала о трауре сообщило, но затем передумало, даже стали звонить успевшим написать об этом СМИ с просьбой удалить материалы.

В столице траурный митинг 27 марта на Манежной площади мэрия спешно организовала за несколько часов – после того, как стало известно, что на Пушкинской площади граждане собираются скорбеть «несанкционированно». В итоге у памятника поэту без всяких разнарядок чиновников собрались не менее 5 тысяч москвичей. Были такие, у кого не получалось сдерживать негодование, но большинство молча стояли со свечами.

Эхо трагедии. Жертвы халатности

  • Обрушение крыши в аквапарке «Трансвааль», 2004, Москва. Погибли 28 человек 

– 14 февраля катался с горки, в этот момент упала крыша. – Дмитрий Меркулов, которому тогда было 13 лет, неохотно вспоминает трагедию, после которой у него остался едва заметный шрам на лбу и на животе. В Морозовскую больницу он попал с ушибом головного мозга, переломом подвздошной кости, ожогами и колото-резаными ранами. – За три недели в больнице психологически отошел. Но такие случаи, как в Кемерово – напоминают. 

Итоги: К уголовной ответственности были привлечены конструктор Нодар Канчели и начальник Московской государственной вневедомственной экспертизы Анатолий Воронин. 

  • Пожар в клубе «Хромая лошадь», 2009, Пермь. Погибли 156 человек 

Танцовщица клуба Ольга Казакова 5 декабря считает своим вторым днем рождения. 

«Каждый год я с ужасом жду 5 декабря как отсчета, что ли, приговора», – пишет Ольга.

Через две недели после пожара друзья уговорили Ольгу пойти поработать на детской ёлке в образе Снегурочки. Работа помогла восстановиться психологически. Сейчас Ольга – модель и свадебный фотограф, но работу помощницы Деда Мороза в новогодний сезон она по-прежнему не оставляет. Инцидент в Кемерово она, конечно, воспринимает по-особому:

– Это дико больно, что уже систематически происходят такие трагедии. 

Итоги: Приговор получили 

9 человек, включая сотрудников кафе. Правительство Пермского края сложило с себя полномочия.

  • Крушение теплохода «Булгария», 2011, Республика Татарстан. Погибли 122 человека 

Гульназ Миннихаерову с мужем и годовалой дочкой из теплохода вытолкнуло водой через окно. Сейчас у семьи уже двое детей. Но вспоминать о том дне Гульназ не хочет:

– Извините, нет.

Для Лилии Салахиевой все сложилось намного трагичнее. При крушении погибла ее дочь Лейсан, которая отправилась с мужем в свадебное путешествие на «Булгарии». Прошло 7 лет, но все равно на ее стене в «Контакте» практически каждый пост посвящен Лейсан.

Самая последняя запись на ее странице: «Кому как не мне знать о горе? Кемерово, скорблю вместе с вами».

Итоги: Суд приговорил суб-арендатора судна Светлану Инякину к 11 годам лишения свободы, помощника капитана Рамиля Хаметова – к 6 с половиной годам.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №13-2018.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания