Новости дня

23 февраля, пятница





22 февраля, четверг








































Московское гетто. Как живут в новых районах массовой застройки

«Собеседник» №2-2018

Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»
Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Корреспондент Sobesednik.ru своими глазами увидела, как живут люди в новых кварталах на окраинах Москвы.

Столичные районы все больше различаются по социальному признаку. Если центр давно уже для богатых, то чем дальше к окраинам, тем беднее. Корреспондент Sobesednik.ru побывала в новых кварталах, которые даже местные жители называют гетто.

Попасть в детсад

Московские метры давно уже золотые – в прямом смысле слова. В декабре 2017 года средняя стоимость одного «квадрата» составила 187 тысяч рублей. При таком раскладе многим покупателям остаются лишь квартиры в ближнем Подмосковье, Новой Москве или же на окраинах столицы. Но с этой синицей в руках все не так просто. 

От Калужского шоссе до комплекса А-101 в новомосковском поселке Коммунарка – полчаса на маршрутке. «У нас и два садика есть, и школа, и магазинов много, – соловьем разливался по поводу этого района менеджер по продажам компании-застройщика, когда я поинтересовалась покупкой квартиры. – Сейчас старт продаж новой очереди, однушка со сроком сдачи в 2019 году стоит всего 3,5 млн рублей».

Вот улица Липовый Парк, на которой уже стоят новенькие дома и строятся еще, как на картинке на сайте проекта. Оранжево-коричневый монолит выглядит добротно. Во дворах на аккуратных площадках гуляют мамы с детьми.

– Два детсада застройщик и правда построил и отдал поселку, – сообщает единственный среди них папа Евгений Копылов, отряхивая снег с колен дочки. – Мы купили квартиру в 2014 году и сразу встали в очередь. И вот ребенку три года, а нам говорят, что мест нет.

Дочке Евгения дали место в группе кратковременного пребывания. Он работает удаленно и потому может сидеть с девочкой – жена с утра до вечера на работе в Москве. В комплексе ни кинотеатра, ни фитнес-клуба, ни много чего еще, что есть во многих спальных районах. Нет даже торгового центра – его жильцам обещали, но на этом месте возводят два новых дома впритык к построенным. «Можно будет пирожки в окна передавать», – горько шутят местные. Отстоять ТЦ у них не получилось.

Семью Копыловых скромная инфраструктура не напрягает.

– Мы неприхотливые, в Москву приехали с Ямала, можно сказать, из тайги, – говорит Евгений, и его слова перекрывает гул пролетающего совсем низко самолета. – Самолеты? Нет, они не мешают. Мы привыкли.

Тут привыкли и к шуму самолетов, и к тому, что в поликлиники и детсады нужно ехать в Южное Бутово или в Теплый Стан, и к тому, что в выходные автобусы из Коммунарки в Москву практически не ходят, а на остановках – толпы. Стараются видеть плюсы. Полгода назад Калужское шоссе расширили, теперь в будни нет километровых пробок и хотя бы не надо вставать на работу в пять утра, чтобы выехать до часа пик.

Некуда пойти

Евгений советует заглянуть в ЖК «Новые Ватутинки» – они тоже стоят на Калужском шоссе, но на 10 километров дальше в сторону области. И это тоже Новая Москва. «У меня там брат живет, гастарбайтеров так много, что он вечерами выходить боится», – говорит он.

– Да нормальный район, – возражает мужчина на остановке. – Там знаете сколько народа снимает жилье! Вот я тоже. Однушка стоит 20 тысяч рублей, свет и вода – копеечные, тариф-то московский, низкий. Где вы в Москве такие цены найдете?

Пейзаж в Новых Ватутинках не сильно отличается от того, что в Коммунарке. Такая же плотная застройка, только дома – не монолит, а панель. Во дворе при слабом свете фонарей с деревянной горки катаются дети, родители молча наблюдают.

– Когда вставал вопрос, где покупать жилье – в Москве или в Новой Москве, – мы выбрали Ватутинки, – говорит Алексей, отец двух девочек. Цены в Ватутинках действительно бьют рекорды: однокомнатная квартира с ремонтом в готовом доме стоит 3,8–4 млн рублей. – Нас в принципе все устраивает, только вода плохого качества. Нужно потерпеть. За домами уже торговый центр строят.

Терпеть местные готовы. Вот и Светлана, мама семилетней Вики, всему находит оправдание: плохая шумоизоляция в домах – «везде так», некуда пойти – можно сесть на автобус и поехать в другой район или соседний Троицк. Раньше же в Видное по социальным делам ездили – и ничего.

– Вот скоро проведут легкое метро, и цены на наши квартиры взлетят, – говорит Светлана.

На официальном сайте Новых Ватутинок в продаже 384 квартиры. Новые дома строятся, хотя в готовых еще не все квартиры разобраны и дом той же Светланы наполовину пуст.

Вонючий район

Некрасовка – это не Новая Москва, а вполне московский район на окраине Юго-Восточного округа. Цены здесь тоже столичные: однушка с хорошим ремонтом стоит от 5 млн рублей. На первый взгляд обычный спальный район: панельки песчаного и изумрудного цвета похожи, как близнецы – не отличишь.

– Ничего у нас нет – ни торгового центра, ни кинотеатра, почта разве что на самой окраине, – возмущается местная жительница Анастасия Расторгуева. – На праздники ёлку одну вшивенькую поставили на всю Некрасовку – никакой иллюминации.

Анастасия – член инициативной группы некрасовцев и на встречу привела троих соратников. Они не «понаехавшие», а москвичи – купили здесь жилье, когда Некрасовка только начинала строиться.

Вообще у Некрасовского района – дурно пахнущая история. Раньше на этих землях были Люберецкие поля аэрации, куда сливали отходы канализационных сооружений. В 700 метрах – мусоросжигательный завод, в километре – люберецкие очистные сооружения, в двух – полигон «Кучино». Экология – главная боль некрасовцев.

– Когда мы покупали жилье, ничего об этом не знали, – говорит многодетный отец Алексей Журавлев. – Мне вообще обещали, что экология не хуже будет, чем в моем Измайлово. А сейчас дети постоянно просыпаются ночью от запаха.

В МЧС подтверждают превышение норм по загрязнению воздуха, но мусоросжигательный завод пыхтит трубой и очистные работают.

В типичном некрасовском доме 27 на улице Рождественской на первом этаже есть подъемник для инвалидов и колясок. Но он не работает. «Управа экономит деньги», – объясняют активисты. На 2-м этаже из четырех квартир заселены только две, и так, говорят, во всех домах. Есть новые дома, заселенные вообще на 10 процентов. На входных дверях пустующих квартир – написанные маркером предупреждения: «Самозахват», «Заселение незаконно».

Эти надписи появились в 2015 году, когда жильцы объявили войну кавказцам, которые стали селиться в нераспроданных квартирах. Тогда в Некрасовке было небезопасно. Там резали баранов, варили кашу прямо в ваннах, поджигали машины во дворах, конфликтовали и делили район. Активисты вызывали полицию, незваных гостей выпроваживали, но они возвращались. В конце концов победил закон и порядок: самовселенцы съехали в другой ЖК, поновее.

– На наш район выделяются деньги, – говорит активистка Наталья Леневская. Она покупала жилье по соцпрограмме, выбрать другой район не могла. – А наши дети листиков не видят. У нас нет зелени.

Наталья не выбирала Некрасовку, жилье покупала по соцпрограмме
Наталья не выбирала Некрасовку, жилье покупала по соцпрограмме
// Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Наталья уверена: московские власти не решают многочисленные проблемы района намеренно, «специально делают гетто, чтобы тут покупали квартиры бедные». 

В Некрасовке и сейчас в основном небогатые москвичи, как она, и приезжие из самых разных регионов – это легко определить по номерам машин. Тут живут не наркоманы и не алкоголики, простые люди, у которых денег нет на другую Москву – с деревьями, школой и поликлиникой в шаговой доступности. Москва стала резиновой и по-прежнему может вместить миллионы новых москвичей, но для всех она будет разной.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №2-2018 под заголовком «Москва как гетто массзастройки».

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания