Новости дня

24 ноября, пятница


























23 ноября, четверг



















Конец службы по призыву: предвыборное обещание или реальность?


Global Look Press

Откажется ли РФ от службы по призыву к 2020 году, Sobesednik.ru узнал у члена СПЧ Сергея Кривенко.

Как писал Sobesednik.ru, 24 октября президент РФ Владимир Путин заявил, что Россия постепенно уходит от службы в армии по призыву. По его словам, полный переход на контракт замедляется из-за бюджетных ограничений: «Но всё равно делаем и будем дальше продолжать делать, так что пройдёт небольшое время, когда вообще этот вопрос будет неактуален». Президент также сообщил, что Минобороны сейчас развивает технопарк для научных рот, в которых выпускники вузов могут проходить службу по призыву, «используя свои лучшие знания и навыки».  

Осенью 2017 года на военную службу направят 134 тысячи молодых людей, тогда как во время осеннего призыва прошлого года было набрано 152 тысячи граждан. «Существенное сокращение произошло в результате комплектования должностей рядового и сержантского состава военнослужащими, проходящими военную службу по контракту», – объяснили в Генштабе ВС РФ.  

Член президентского Совета по правам человека (СПЧ), координатор общественной инициативы «Гражданин и армия» Сергей Кривенко сказал в интервью Sobesednik.ru, что заявление Владимира Путина прозвучало в русле общегосударственных начинаний:  

– Это заявление в русле всех принятых решений. С начала 2000-х годов президент и высшее руководство Министерства обороны провозгласили переход на контракт. Недавно Минобороны отчитывалось о том, что количество контрактников превысило число призывников. Президент давно прекрасно дал понять, что армия сделала ставку на контрактную службу, что армии нужны профессионалы. Контрактник – это не только профессионал, но и вообще другой тип военнослужащего: у него совершенно другое правовое состояние по сравнению с военнослужащим по призыву.

Сейчас нужен новый тип военнослужащего. В этой связи я и расцениваю это заявление. В 2012 году президент поставил задачу сократить количество военнослужащих по призыву в два раза. Наверное, сейчас очередная установка – что через некоторое время вообще можно будет отказаться от военнослужащих по призыву. Правозащитные организации такую установку полностью поддерживают.  

– Переход к контрактной службе происходит на деле или всё ограничивается словами? 

– Переход происходит, но с большим трудом, как и все реформы в России. Делаются не все вещи, которые должны делаться. Тем не менее задача стоит: все боеспособные части сформировать только из контрактников. Проблемы есть. Например, отношение у командования частей к контрактникам зачастую такое же, как и к призывникам: в них видят не людей, а крепостное сословие.  

Но когда в части только контрактники, такие одиозные происшествия, как убийства, избиения и вымогательство, встречаются очень редко. У нас есть хороший пример: пограничная служба, которая, правда, подчиняется ФСБ, досрочно, ещё к 2007 году, перешла на контракт полностью. И мы видим, что из этой системы вообще перестали поступать сообщения в правозащитные организации о преступлениях. Появились другие проблемы – связанные с бытом в казармах, учётом/неучётом служебного времени и так далее, – но всё-таки это другой тип проблем. А тех проблем, из-за которых у нас люди до сих боятся отправлять своих сыновей в армию, в контрактных частях нет.

– По Вашему мнению, к 2020 году мы откажемся от службы по призыву?   

– Если будет жёстко поставлена задача и приняты соответствующие меры, то совершенно реально в течение двух-трёх лет перейти полностью на контракт. Если уже сейчас более половины частей сформированы из военнослужащих по контракту, то для России вполне возможно набрать и остальную часть.

То, что средств на это хватает, уже давно было подсчитано. В этом смысле контрактная армия получается не дороже призывной. А если учесть все скрытые расходы, то в долгосрочной перспективе она даже намного дешевле. Это вполне реальная возможность, главное – проявить политическую волю.

– Вы сказали про жёсткую постановку задачи. Но вчерашнее заявление Путина вряд ли можно так расценивать. Это больше похоже на предвыборное обещание.

– Ну да. Мы помним, что и Борис Ельцин в середине 90-х сказал, что к 2000 году у нас не будет службы по призыву и что мы полностью перейдём на контракт. Ещё в 1992 году был указ президента и были поставлены такие задачи, но тогда это всё сбила чеченская война.

А вчерашнее заявление я тоже расцениваю как некое символическое высказывание, постановку некоего приоритета. А жёсткая постановка задачи – это принятие нормативных документов: должны быть указ, закон, изменение законодательства, очередное изменение уставов и изменение многих черт армейской жизни. Армия ещё не стала профессиональной, мобильной, современной – той, какой бы её хотелось видеть. Мы сейчас получаем много жалоб из воинских частей от военнослужащих. 

Сергей Кривенко // Global Look Press

– Путин упомянул научные роты. Как с ними обстоят дела? Когда я в последний раз был в военкомате, там смеялись над этими ротами. 

– Я бы сделал то же самое, потому что, с моей точки зрения, это пиар. Но все вот эти новации – создание научных рот, военных кафедр для получения военно-учётной специальности, заключение контракта на разные сроки – ещё раз доказывают, что призывники армии не нужны, ставка сделана на контрактников. Но не удалось ещё наладить систему набора на контракт, пункты подготовки резервистов ещё буксуют. Контрактники всё ещё в основном получаются из призывной системы: ребята призываются, и уже в части после нескольких месяцев их начинают агитировать за переход на контракт. 

А научные роты – это так, бантик на подарке, пиар. Их количество незначительно, процедура попадания туда не очень понятная. Об этом с военкоматами договариваются институты. Это система похожа на отсрочки по указам президента, которые отменили скопом в 2008 году: раньше талантливой молодёжи, артистам, учёным давалась такая «броня». А сейчас вернуться к этой модели не хотят в силу псевдопатриотизма, который сейчас раздут, а что-то требуется (нельзя же посылать талантливых людей в армию, чтобы они год теряли), вот и придумали эти научные роты. 

По словам Сергея Кривенко, большой проблемой призыва в армию остается и оценка состояния здоровья призывников:

– Сейчас идёт призыв. Список болезней, по которым не призывают, десять лет назад был довольно сильно изменён, и очень сгладились пограничные состояния. Сейчас есть категории годности призывника: «А», «Б» – призывные категории, а «В», «Г», «Д» – не призывные. И натягивают состояние здоровья до «Б4», «Б5». В этом случае должны давать освобождение от службы, тем не менее дают какую-то последнюю стадию, а как только такой парень попадает в армию, начинаются нагрузки и все болячки из него «вылезают». Приходится класть его в госпиталь и увольнять после прохождения военно-врачебной комиссии, а это всё дорогостоящие процедуры. По моим оценкам, 10% призывников так и увольняется, идёт такой брак. И это всё из-за призывной системы.

Что касается связанной с призывом коррупции, правозащитник обращает внимание на ее изменившийся характер:

– Призывают не всех, а небольшое количество – 300 тысяч. А молодых людей [подпадающих под сезонный призыв] у нас где-то 900 тысяч. То есть треть не годна по состоянию здоровья (это общемировой показатель), треть призывают, а треть не призывают, потому что они армии не нужны. Сейчас мы сталкиваемся со случаями, когда в военкоматах дают взятки и те, кто не хочет служить, и те, кто хочет служить. Суммы взятки, конечно, разнятся раза в три. Это реально существует: есть план, а ребята, под него не попадающие, хотят служить, чтобы после этого работать в силовых структурах и государственных должностях. Вся эта система вызывает множество проблем, её надо, конечно, менять. Переход на контракт – это один из таких кардинальных путей, – заключает Сергей Кривенко.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания