Новости дня

18 октября, среда








































17 октября, вторник



Если грохнет Йеллоустоун, "всей Америке кирдык" – или нам тоже?


Ура-патриоты обрадовались грядущей «гибели Америки» в глобальной катастрофе. Наш читатель пытается их образумить.

От редакции

В процессе подготовки к печати этого материала нашего постоянного читателя возникли разночтения, какой же именно фильм подвиг его к написанию этого текста. Были даже подозрения, что речь о художественном-фильме катастрофе 2005 года «Супервулкан», снятом «Би-би-си».

Но оказалось, что и действительно огромной популярностью в российском интернете пользуется уже документальный фильм «Би-би-си» с похожим названием. И популярен он именно благодаря выражению столь желанной для многих, кто считает себя патриотами, незамысловатой мысли родом из фильма «Брат»: «Скоро — после взрыва вулкана в парке Йеллоустоун — всей вашей Америке кирдык!» Многие всерьез радуются и с нетерпением ждут, когда же произойдет обещанный апокалипсис.

Наш читатель и постоянный автор из Украины Владимир Денисюк решил поспорить с теми, кто так радуется грядущей «гибели Америки» в огне природного катаклизма:

* * *

Из национального парка США Йеллоустоун идут тревожные новости: тамошний супервулкан грозит извержением. Горячие головы в предвкушении погибели США потирают руки. Знали бы они, что на свою голову накликают!

К сожалению, угроза взрыва супервулкана Йеллоустоун — это не плод больной фантазии посткоммунистических ура-патриотов. Это реальность. Кто сомневается — пусть посмотрит соответсвующий фильм «Би-би-си», где представитель FEMA (американского аналога нашего МЧС) подтвердила существование угрозы извержения Йеллоунстоунского супервулкана и самое главное — ужасающих последствий этого события.

Мне этот фильм ужасно не понравился. Мне мерещились английские происки. Я не хотел признавать реальность этой угрозы, но вспомнил, что во времена существования СССР советских граждан туда вообще не пускали. И понял, что это было неспроста. Короче, мне пришлось смириться. И на данный момент меня больше интересует не перспектива скорой погибели США, а последствия суперизвержения Йеллоустоуна для нас самих и — самое главное — что мы можем сделать, чтобы минимизировать грядущие проблемы.

В условиях неопределённости сроков наступления катастрофических явлений из всего списка возможных действий следует подбирать такие мероприятия и действия, которые есть смысл сделать уже сейчас и без наступления самой катастрофы.

Итак, рассмотрим экстремальный вариант: извержение осенью 2017 года.

1. Пиропластическую ударную волну мы можем не рассматривать — её радиус действия порядка 100 км.

2. Выброс массы углекислого газа на нас сразу не скажется. Облако двуокиси углерода удушит всё живое в радиусе порядка 1500 км, может несколько больше. Но до нас в опасной концентрации, оно точно не доберётся. С его действием мы столкнёмся уже после того, как обстановка несколько утихомирится. Этот газ усилит парниковый эффект. И это будет нам полезно.

3. Пепельные завалы нам тоже не грозят — они покроют только центральную часть Северной Америки. Проблему составит только мелкий пепел, который запылит всю атмосферу северного полушария. Он вызовёт полный паралич работы реактивной авиации. Этот вариант мы уже репетировали во времена извержения вулкана Эйяфьятлайокудль. Нам следует ожидать массового паралича высокотехнологичных производств по всей планете.

Кроме того, произойдёт резкое увеличение образования облаков и дождей. Следует также ожидать, что после установления сплошной облачности начнёт уменьшаться количество ветров. Ведь ветер — это продукт неоднородностей конвекционной активности. А если небо надо всем северным полушарием одинаково пасмурное, то и неоднородностям браться неоткуда. Так что хвалёные ветровая и солнечная энергетика будут просто парализованы. А энергии будет не хватать. Ведь облака отражают солнечный свет намного сильнее, чем знаменитый углекислый газ задерживает тепло своим парниковым эффектом. А это значит, нам следует ожидать существенного похолодания. Выброс двуокиси серы тоже будет создавать высотную облачность, которая тоже будет выхолаживать планету.

Итак, мы выяснили, что основным фактором, влияния на нашу жизнь станет глобальное похолодание. Давайте конкретизируем его последствия.

О том, что будут неурожаи, уже было сказано. Человечеству придётся существенно уменьшить потребление мяса и прочих продуктов животноводства. Уцелеет только пастбищный способ содержания животных. Так что о свинине нам придётся на время забыть. Птицеводство уцелеет только приусадебное. Урожаи зерновых изрядно уменьшатся. И расходовать зерно на корм скоту будет просто невозможно. Хотим мы того или нет, а нам придётся стать вегетарианцами. И основным источником белка для нас станут бобовые. И уже следовало бы подумать о том, как создать запас семян сверхранней фасоли и гороха.

Есть ещё одна теоретическая возможность. Учитывая то, что вегетационный период будет очень укороченный и многие культуры не будут успевать вызревать, есть смысл вспомнить о уже забытой технологии получения пищевого и кормового белка из травы. (Во времена СССР был даже куплен такой завод во Франции.) А также о широком увеличении тепличного хозяйства для выращивания рассады. Особо широкие возможности для этого открываются на территориях, прилегающих к атомным электростанциям. Ведь львиную долю атомной энергии они превращают в тепло, которое просто некуда девать. Да и ночью у них проблема со сбытом электроэнергии, которую могли бы скупить по цене производителя тепличные хозяйства для подсветки растений.

Если похолодание воздуха будет доставать нас по месту жительства, то вымерзание поверхности Земли способно достать нас своими последствиями издали. В обозримом прошлом нашей цивилизации и без взрывов супервулканов, были периоды замерзания морей вокруг Северной Европы. А если Йеллоустоун рванёт, то вполне можно ожидать временного замерзания северной части Атлантического океана. Ведь, кроме прямого похолодания воздуха, Атлантика столкнётся с временным выключением Гольфстрима, так как перепад температуры водных масс между северной и экваториальной частью Атлантического океана изрядно уменьшится. Конечно же, затем включится другой механизм образования морских течений — за счёт увеличения солёности морских вод путём вымораживания льда. Но между действиями этих двух механизмов образования морских течений будет пауза, когда преодолеть север Атлантики и Тихого океана будет невозможно ни на самолёте (по причине вулканической пыли в воздухе), ни на корабле.

Аляска, Канада, Исландия, Гренландия, Великобритания, Скандинавские страны и север России окажутся в катастрофическом положении. К примеру, после замерзания Северного морского пути такие города как Норильск, Надым, Тикси окажутся отрезанными от всего мира. И если Россия имеет возможность попытаться добраться до замерзающих городов по зимникам, то Гренландия с Исландией окажутся полностью отрезанными от всего мира. Ведь зимник по морскому льду не проложишь — торошение не даст.

Резко ухудшится положение Канады, Аляски и Скандинавии. Северные земли выпадут из хозяйственного оборота. Кроме этого, весь трафик грузоперевозок скандинавских, голландских, английских и северо-французских портов ляжет на порты Испании и Южной Франции. А также вырастет нагрузка на порты Италии, Турции и Балкан. Чёрное море вполне может замёрзнуть. Под Одессой такое уже в наше время не раз бывало. Так что проект кольцевой Чёрноморской автострады приобретает особое значение для этого региона. И вполне возможно, что Украина ещё молиться будет на Керченский мост.

Но поскольку вся транспортная система будет вынуждена работать с перегрузкой и в нерасчётном направлении, то общий объем перевозок придется сильно сократить. Производство предметов роскоши нужно будет остановить и освободившиеся мощности перенацелить на производство предметов первой необходимости.

Это мы контурно очертили последствия промерзания моря. А сейчас обратим свой взор на последствия промерзания суши. А они, естественно, будут. Ведь и фундаменты домов, и подземные коммуникации строились из расчета на районно нормированную глубину промерзания грунта. А если зима будет намного более холодной, чем рассчитывалось, то глубины заложения фундаментов будет крепко не хватать. И здания, стоящие не на сваях, начнут трещать из-за нарушения однородности несущей способности грунта.

Но это ещё цветочки в сравнении с последствиями замерзания водопроводов и канализации: стоит остановить для ремонта водопровода проток воды, как вернуть его обратно в работу может и не удаться. А это уже местная социальная катастрофа.

Большие сомнения вызывает надёжность нашей газотранспортной сети. Она крепко изношена. Самый молодой у нас газопровод — Уренгой — Помары — Ужгород. Он строился во времена московской Олимпиады, в 1980 году. А срок эксплуатации таких сооружений — 30 лет. То есть в 2010 году он уже должен был бы быть заменён на новый?

Его пока выручает то обстоятельство, что часть трафика природного газа Россия пустила в обход Украины. Поскольку украинский газопровод работает на половину своей мощности, то это значит, что максимальное давление в газовой трубе (на выходе из газоперекачивающей станции) составляет не проектные 60, а реальные 50 атмосфер. Что и позволяет этой трубе работать. А дай ему полную нагрузку?

А ведь дать таки придётся! Ведь «Северный поток — 2» пустить в эксплуатацию явно не успеют. Так что авария на газопроводе во время пиковой потребности в газе вполне способна не только пол-Украины превратить в Алчевск, но также и Словакию, Чехию, Венгрию, Болгарию, Австрию и часть ФРГ! Нетрудно предвидеть, какую «благодарность» за это будет испытывать к Украине Европа.

Беда одна не ходит

Но и это ещё не всё. Кроме развала инфраструктуры в северных широтах от ударов с севера северяне получат ещё и удары с юга.

Мы, пользуясь благами цивилизации, как-то мало думаем, откуда они берутся. И вообще не думаем, насколько надёжен этот поток ширпотреба, идущий из тропических районов планеты. Пока всё хорошо — мы беспечны. Но ситуация уже меняется.

Над этим регионом уже и без Йеллоустоуна нависла угроза. Причём такая явная, что даже эмчеэсники, эти традиционные постхрущёвские саботажники, зашевелились и начали стряпать программу действий на случай пандемии вирусной болезни.

Совсем недавно министр здравоохранения ФРГ не только объявил о неготовности нашей цивилизации к пандемии вирусного происхождения, но и организовал закрытые (заметьте — закрытые!) учения по подготовке к этому бедствию всех министров здравоохранения Западной Европы. А до того произошло предупреждение специалистов по эпидемическим угрозам из FEMA и Skoll Global Threats о приближающейся пандемии и необходимости подготовки к ней. А до того — были предупреждения Билла Гейтса и Геннадия Онищенко о угрозе пандемии гриппа.

Так что же так напугало уважаемых специалистов по борьбе с эпидемиями? А дело в том, что сейчас на север вместе с гусями, утками и прочей перелётной птицей ушло три вида птичьего гриппа. Причем они уже показали свою силу в Китае и по пути пролёта к местам гнездования. И пока мы тут тешимся временным благополучием, в Приполярье идёт процесс рекомбинантного обмена генами гриппа. И одному только Богу известно, какой набор смертоносных вирусов вернётся обратно на юга осенью 2017 года. Вот и зашевелились служаки всей Европы, задним местом почувствовав припекание.

Но главным последствием пандемии птичьего гриппа на Земле будет вовсе не частичное вымирание заболевших европейцев. О главной проблеме никто даже не заикается. Никто у нас не обратил внимание на катастрофическое последствие глобализации экономики: львиная доля мировой промышленности вывезена в районы с наивысшей угрозой эпидемических вспышек. В Китае, Индии, Индонезии и прочих районах тропиков, куда были вывезены заводы из США и Европы, степень уязвимости в десятки раз выше. Ведь и плотность населения там на порядок больше, чем в Европе, и большинство населения там живёт в дырявом жилье, не обеспечивающем изоляцию инфекции. И к тому же азиаты на много более восприимчивы к вирусу гриппа, чем европейцы. Потому-то удар птичьего гриппа по Азии будет просто ужасающий.

А чем это нам грозит? Это же далеко! До нас не достанет. А вот и достанет — причём так, как никто и не ожидал. Если в Азии начнут организовывать карантины, то вся эта глобализованная и кластерно размещённая экономика моментально будет парализована. А если учесть, что мировая финансовая система имеет крайне запутанную природу и целиком базируется на товарных потоках из Азии, то биржевая паника достигнет невиданных размеров. По всему миру покатится лавина банкротств корпораций и банков. Рухнут такие столпы мировой экономики, о которых никто и не подумал бы. Система финансовых расчётов будет выведена из строя быстро и надолго. А народы северного пояса, лишённые возможности ведения хозяйственной деятельности, поднимут колоссальные общественные беспорядки и протесты...

Так что и без взрыва супервулкана мы стоим на краю пропасти. А если ещё и Йеллоустоун копоти добавит, то нам и птичьего гриппа не надо — пандемия сама появится. Ведь резкое похолодание в тропиках вызовёт массовые переохлаждения местного населения. Которое не имеет ни запасов дров для отопления, ни тёплого жилья, ни тёплой одежды, ни устойчивости к прохладному климату. Спасаясь от холода, люди начнут сбиваться в кучи. А это резко ускорит передачу инфекций между людьми…

Как бедному совку спасаться

На этом пора заканчивать — сил нет этот кошмар описывать. Я, надеюсь, достаточно подробно показал, почему не нужно радоваться извержению Йеллоустоуна? Сами видите — не стоит погибель США тех страданий которые на наши головы обрушатся. Нас ждёт такое, что выжившие позавидуют умершим. Вместо того, чтобы радоваться чужой беде, лучше бы собой занялись.

Ведь если вы сами не позаботитесь о себе, то о вас никто не позаботится. Я в этом на собственной шкуре убедился. У нас всё решают бюрократы. А бюрократ до наступления катастрофы и сам не пошевелится, и другим не даст ничего сделать. Я начал пытаться подвигнуть наших [украинских — прим. ред.] чинуш на подготовку к грядущей пандемии ещё в 2003 году. Тем более что эта тема для Украины чертовски выгодна. Используя тот факт, что наша территория на 2003 год входила в десятку самых устойчивых к эпидемиям и социальным беспорядкам стран планеты, мы могли бы получить массу инвестиций и вообще стать аналогом Швейцарии. Но ни одна госструктура имеющая отношение к этой проблеме не захотела этим заниматься.

Тогда я начал пробовать решать проблему по частям. Хотел подготовить хотя бы нашу энергетику к работе в условиях грядущей разрухи. Было несколько попыток — и все провалились. Ведь нам только кажется, что у нас есть предприниматели. На деле это вчерашняя постхрущёвская партноменклатура, умеющая служить, а не работать. Эти птенцы прихватизации до сих пор только и умеют, что готовое имущество приватизировать. Короче говоря, тоже не получилось.

Пытался я загрести жар для Украины руками иностранных государств — да только проблем себе заработал.

Вот и вижу: пытаясь спасти свою страну от беды, я только угробил десять лет своей жизни. А оно и к лучшему оказалось: видимо, нет смысла тянуть в зону радикального похолодания промышленность из тропиков. Ведь извержение супервулкана действительно может в любой момент статься. И нам нет большой разницы — это будет извержение Йеллоустоуна в Вайоминге или Лонг-Велли в Калифорнии. Второй супервулкан хоть и вчетверо меньше по площади, чем йеллоустоунская кальдера, но гораздо ближе к разлому Сан-Андреас, который вот-вот тряхнёт, и не по-детски.

Подводя черту под вышесказанным: я понял, что при начале пандемии или извержении супервулкана надо драпать в деревню и усиленно учить китайский язык. Я уже его учить начал. Кстати, совсем не сложным оказался.

И ещё. Граждане, кто знает — где можно достать трактаты Конфуция и цитатник Мао Цзедуна на русском языке?

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания