Новости дня

15 декабря, пятница








14 декабря, четверг





































Оля мечтает плавать с дельфинами


Оля Аванесова // из личного архива

В свои четыре года эта девочка могла бы бегать по площадке… Но в восемь месяцев Оля внезапно превратилась в инвалида.

Врачи не признали ошибку

Вместе с сестрой-близнецом Юлей Оля родилась на тридцать первой неделе. Но это не мешало развитию: в пять месяцев девочки сели, в семь — встали… Единственное — им как недоношенным врачи их поликлиники до полугода не рекомендовали прививки. Зато потом буквально накинулись: мол, надо и всё!

«Обследования не показали патологий, и они настояли на БЦЖ. — грустно вспоминает начало этой печальной истории мама близнецов Людмила. — На третий день после прививки у Оли начался кашель, поднялась температура. Нас забрали в больницу, прописали антибиотики. Еще через два дня она перестала нормально сидеть, стала клониться на бок. Тогда нам сказали, что виноват слабый мышечный тонус, назначили электрофорез и массаж…»

Когда в годик Юля начала ходить, а Оля продолжала ползать, в поликлинике снова вспомнили про «мышечный тонус», заверив, что скоро ребенок пойдет. Но время шло, а Оля — нет…

Вместе с мамой и сестрой-близнецом Юлей / из личного архива

«Тогда мы оправились к платному неврологу. — продолжает девушка. — Он осматривал дочку полтора часа. А потом ошарашил: "Скажу как есть — это ДЦП". Просто удар! Он посоветовал обратиться в специализированную больницу. Но когда я пошла в нашу поликлинику за направлением туда, мне отказали: "Мы с этим диагнозом не согласны!" Хотя они первыми должны были заметить неладное… Потом уже я узнала, что недоношенным детям не рекомендуется делать прививки до двух лет из-за проблем с иммунной системой. У Юли она оказалась крепче, а у Оли — слабее. И антитела, которые должны были выработаться при прививке, начали поражать её мозг».

В итоге у Юли диагностированы ДЦП, левосторонняя гемиплегия, задержка психоречевого развития, аутичный спектр, рассказывает Людмила.

Муж завел новую семью

С момента, когда Людмила услышала диагноз, прошло два года. Всё это время она усердно борется за здоровье любимой дочери: поиски врачей, курсы реабилитации, занятия дома… Кажется, этой полосе просто не будет конца! Обидно и то, что эту ношу девушка тянет одна: бывший (теперь уже) муж предпочел самоустраниться, обвинив во всем случившемся Людмилу.

«Появляется раз-два в год на пару часов… — констатирует моя собеседница. — Зря просила его помочь найти деньги на лечение… Он сейчас снова женился, в путешествие вот свадебное съездил…»

Между тем старания Людмилы дают плоды — к двум годам Оля встала на коленки, а через полгода — на ноги. Правда, так — неуверенно… Но слёз у мамы в тот момент хватило бы на целый бассейн! Сейчас девочка неуверенно ходит с тутором (фиксатор коленного сустава). Но по-прежнему ничего не говорит…

«Оле нужна комплексная стимуляция мозга. И я стараюсь сделать всё, чтобы избежать операции на ноге… Хочется, чтобы она и в сад пошла, и в школу…» — с надеждой в глазах вздыхает Людмила.

Но пока Оля не жалует коллективы — когда замечает, что отличается от других, то замыкается в себе. К счастью, это становится все реже. Постепенно грусть сменяет задорный детский смех. А одиночество — желание познавать мир: разглядывать себя в зеркале, слушать музыку, ловить мыльные пузыри, гладить близких по лицу… А ещё плескаться в воде! И пока мама пытается найти возможности, чтобы вернуть дочурку к полноценной жизни, сама Оля мечтает о простом детском: отправиться на море, чтобы поплавать с дельфинами! Так хочется верить, что её мечта когда-нибудь сбудется...

Для помощи:
4276380087071150 (Сбербанк) — номер карты мамы Оли, Людмилы Аванесовой.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания