Новости дня

22 октября, воскресенье


































21 октября, суббота










Экс-сотрудник ФСБ: Теракт в Петербурге – большой укор оперативникам


Экс-сотрудник ФСБ Александр Гусак в разговоре с Sobesednik.ru раскритиковал спецслужбы после теракта в Петербурге.

В результате теракта, произошедшего 3 апреля в петербургском метро, погибли 14 человек, ещё 49 пострадали. Как писал Sobesednik.ru, в причастности к преступлению заподозрили 22-летнего уроженца Киргизии Акбаржона Джалилова, который более шести лет жил в Петербурге. Под подозрение российских спецслужб также попал студент из Казахстана Максим Арышев.

Между тем «Коммерсантъ» со ссылкой на анонимный источник сообщил, что спецслужбы знали о готовящемся теракте, прослушивали разговоры боевиков, однако не выяснили подробности их замысла. Оперативники напали на след только после взрыва в вагоне поезда: они заблокировали телефоны предполагаемых террористов и тем самым, как пишет издание, предотвратили второй взрыв.

Бывший начальник антитеррористического подразделения ФСБ Александр Гусак в интервью Sobesednik.ru дал оценку действиям спецслужб:

– Хочется ругаться, честное слово. Как я поступал в своё время: если к тебе поступает информация, что это террористы, а тут ещё какие-то мероприятия проходят в твоём городе, но тебе ничего не ясно, то ты берёшь наряд полиции, берёшь группу своих сотрудников и действуешь превентивно. Не то что налетаешь на квартиру, но выясняешь, что там за народ. Всякие версии о том, что спецлужбы знали или не знали – всё это чушь собачья! Скорее всего, не знали, потому что... ну, это преступная халатность.

– Это была бы преступная халатность, если бы знали?

– Если б знали и ничего не предприняли. Самое главное для сотрудника – это предотвратить преступление. Тем более такое – связанное с убийством многих абсолютно невинных людей. Тем более на режимном объекте.

Что значит «знали и не предотвратили»? Нет. Вчера выкинули [в СМИ] фотографию парня с бородкой. Это говорит о том, что они ни фига не знали, потому что бросаются туда-сюда. Это битьё по хвостам. Если б этот парень ещё написал на своей чалме, что он шахид... Всё это серьёзное упущение в работе.

– Это единичный просчёт или системная недоработка?

– Наша страна фактически воюет. Основной упор делаем на Сирии. У нас около 30% населения, которое принадлежит к этой религии – исламу. Мы знаем, что там [в Сирии] тысячи наших соотечественников воюют. Многие приезжают сюда. Когда страна воюет, спецслужбы не должны спать. На каждый сигнал необходимо реагировать – неважно, подтверждается информация или нет. Ничего страшного: когда в Чечне проходили масштабные боевые действия, в Москве и других регионах наносили превентивные удары. Был подозрительный адрес – вперёд! Таким образом теракты предупреждали. Тогда не было времени досконально изучить ситуацию.

Здесь [перед терактом в Петербурге] никаких профилактических мероприятий не было. Если вы знаете, то нужно всё-таки предпринимать какие-то усилия по охране общественной безопасности – и вообще по всем линиям. А тут как в болоте. Нам показывают картинки: вот какие у нас самолёты, как мы боремся, какая у нас гвардия. А борьба должна быть на невидимом фронте. Большой укор оперативникам.

С оперативниками проблема. Много ребят достаточно умных, среди них даже есть романтики, но они уходят в чисто силовые подразделения. Им просто бьют по рукам, не дают работать. И я могу себе представить, что это за оперативное подразделение, где только по указке работают. Инициатива на пресечение рубится, руководители боятся осечек. Но согласитесь, что лучше попытаться пресечь и ошибиться, чем вот такое.

– По предварительным данным, исполнителем теракта был уроженец Киргизии. Под подозрение попал и житель Казахстана. Вы согласны с утверждением, что Средняя Азия – рассадник терроризма?

– Не только Средняя Азия, но и Северный Кавказ окутаны этим. Радикальные исламистские течения серьёзно пронизали общество. Нельзя так только о Средней Азии говорить. У нас же много людей, чьи родственники воюют.

– А почему эти люди подпадают под влияние радикальных идей?

– Значит, не всё нормально в нашем отечестве, в царстве нашем. Люди идут на такие преступления из-за неудовлетворённости тем, что происходит в стране. У исламистов тоже пропаганда работает, они пропагандируют жизнь по особым канонам. И люди сравнивают жизнь там и здесь, где пропасть между социальными слоями. Понимаете, терроризм – это совокупность всего негативного. Человек пошёл и взорвал, а одну побудительную причину выделить трудно. Основное – это социально-экономические явления, которые большую часть общества не удовлетворяют. Отсюда всё и идёт.

– Какова цель теракта в метро Петербурга?

– Цели терроризма – запугать, отомстить, заявить о себе. Вспомните, что произошло в Минске [15 человек погибли и более 200 пострадали в результате теракта в минском метро в апреле 2011 года; организаторов теракта казнили – прим. ред.]. Какая там была цель? Да просто пара оболтусов захотела посмотреть, что с людьми будет.

– Здесь есть прямая связь с Сирией? Это нам за Сирию?

– Здесь прямая связь. В основном это из-за того, что мы делаем с их соплеменниками там. Ведь там воюют тысячи граждан России.

– Как вы считаете, должны ли быть наказаны руководители спецслужб, которые прозевали теракт?

– Надо провести проверку. Есть оперативный состав, который отвечает за безопасность на транспорте: это и управление ФСБ на транспорте по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, и линейное подразделение МВД по метро, и руководство метрополитена. Надо проверять все структуры, которые смотрят за порядком, и делать выводы. Вопросы также должны стоять перед губернатором, перед мэром, на которых лежит общая ответственность за сохранение правопорядка. Конечно, должны быть оргвыводы. Проверка проверкой, но сам факт теракта показывает, на каком уровне проводилась работа.

– Мы с вами обтекаемо говорим «оргвыводы». Их надо уволить или как?

– Да не просто уволить. Есть статья в Уголовном кодексе о преступной халатности. Если есть такие вещи, то надо привлекать к ответственности, потому что они [нарушения] привели к тяжким последствиям. Если б я фамилии знал, я бы назвал.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания