Новости дня

21 октября, суббота























20 октября, пятница





















Кто подогревает скандал вокруг семьи Дель


Братьев и сестер из семьи Дель готовят к усыновлению поодиночке, а священник — муж детского омбудсмена разглашает документы по делу в Сети. Что происходит?

1 февраля в зеленоградском районном суде прошло первое досудебное заседание по иску семьи Дель против действий сотрудников опеки и полиции, изъявших из семьи января десять приемных детей. Произошло это, напомним, 10 января. По версии опеки, воспитатели детсада, который посещал один из детей супругов Дель, якобы нашли у малыша следы побоев. Это и послужило причиной отправки всех детей по больницам и приютам. Позднее двоих малышей удалось вернуть в семью, за остальных до сих пор идет борьба.

По словам адвоката семьи Дель Ивана Павлова, в суде прошла только подготовка к судебному разбирательству. В процессе которой, как он утверждает юрист, все-таки удалось получить документы, обосновывающие, с точки зрения оппонентов, жесткие действия органов опеки и полиции. Задержания детей они произвели не только дома, но и в садиках, кружках и даже на новогодней елке. Только после этого в семье начались проверки, хотя, по логике, делать следовало бы наоборот. Также в квартире Дель прошел обыск, в ходе которого изъяли компьютерную технику и два детских ремня.

— Мы только начали получать объяснения тому, что произошло, — говорит Павлов. — Объем полученных документов — около 700 страниц. Прокомментировать их содержание мы сможем только после ознакомления.

Вокруг этого конфликта сформировалось два устойчивых лагеря. В первом считают, что супруги Светлана и Михаил Дель — образцовые приемные родители, их дети ни в чем не нуждаются и к ним никогда не применялось физическое насилие. Во втором уверены, что Дель построили на опеке своеобразный бизнес (родителям-опекунам действительно государство ежемесячно выплачивает порядка 60 тысяч рублей) и кроме денег их будто бы ничего не интересует — как следствие, дети биты, некормлены и так далее.

Отметим, точка зрения второго лагеря активно поддерживается и подогревается сюжетами некоторых телеканалов.

— Ни одна приёмная семья не берёт детей из-за денег, — утверждает Павлов. — Государство не может полностью компенсировать их расходы. Я не вправе разглашать медицинские подробности, но могу сказать, что средства, которые семья тратит на лекарства, не покрываются пособиями. Этих денег просто не хватает. Вы знаете, что речь идёт о серьёзных диагнозах.

Ранее сообщалось, что один из приемных детей семьи Дель страдает синдромом Дауна, несколько малышей ВИЧ-инфицированы, у одного — ДЦП.

Тайн не осталось — ни врачебных, ни усыновления: недавно стало известно, что документы по делу Дель каким-то образом попадают и вовсе к посторонним лицам. Например, гражданская активистка и режиссер Ольга Синяева на днях обратилась к уполномоченному по правам ребенка Анне Кузнецовой с требованием пояснить, откуда у ее супруга Алексея Кузнецова доступ к этим материалам — их содержанием святой отец поделился на своей странице в «Фейсбуке». Ответа от омбудсмена пока не последовало.

По мнению Ивана Павлова, диагнозы детей могли стать одной из причин начала травли семьи:

— Это только одно из предположений: Не думаю, что все родители, которые водят своих детей в сад, достаточно толерантны к тому, что этот же сад посещает другой ребёнок со страшным диагнозом. Думаю, могли найтись и те, кто был категорически с этим несогласны. Дальше додумывайте сами.

Иван Павлов полагает, что произошедшее с семьей Дель 10 января было тщательно спланированной полицейской операцией, потому что все прошло слишком грамотно и слаженно для спонтанной акции:

— Ощущение, что все готовилось не один день и не час, как это указывается в документах, — говорит он. — Нельзя провести полицейскую операцию по задержанию особо опасных преступников за один день: её готовят — я говорю это как адвокат с 20-летним стажем судебной и следственной практики. Думаю, что и здесь готовились не один день. А синяк был использован как повод — а был ли он?

Изъятые из семьи Дель дети в настоящее время находятся в приюте в Зеленограде. Родителей к ним не пускают. Еще любопытная деталь: фамилии детей уже появились в столичной базе данных усыновления. Причем — строго по одному, хотя среди них есть родные братья и сестры.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания