Новости дня

20 октября, суббота











19 октября, пятница


































Станислав Бергер: Бояться ли угроз ИГИЛ о теракте в России


Террористы ИГ во время боя с правительственными войсками Сирии // Global Look Press
Террористы ИГ во время боя с правительственными войсками Сирии // Global Look Press

Стоит ли бояться террористов и как России реагировать на объявленный ИГ джихад, разбирается колумнист Sobesednik.ru.

России вновь объявили джихад. Объявили привычным образом: погрозив издалека смутным видеороликом, на котором человек в маске стращает Владимира Путина и угрожает убивать русских прямо в их домах. Для более полного осознания ситуации ролик снабжен субтитрами, на протяжении целых девяти минут переводящими гневные излияния террориста на родной язык тех, кого и собрались убивать в собственных домах. Граждане затаились, журналисты бросились опрашивать растерянных сонных людей у метро: страшатся ли они угроз, будут ли вопреки гнетущему из ниоткуда страху спускаться в подземку и что вообще делать в такой ситуации?

Люди отвечали по-разному. Многие верят Путину, верят, что могучая рука власти способна заслонить нас от ядерного хаоса, тянущего с востока, что «пакет Яровой» хоть немного оправдает себя, что встающая с колен держава задавит сапогом распоясавшуюся гадину и все будет хорошо. Вера властям и оптимизм — дело хорошее, особенно когда, кроме веры, человека больше ничего не защищает.

Стоит ли бояться терроризма? Однозначно — стоит. Но страх большинства исходит не от бородатых мужчин и женщин в чадре, а из собственного невежества, из чувства неуверенности, порождаемого в обществе. Страх перед очередной угрозой наконец должен перейти во что-то продуктивное, снять с глаз мутную пелену безоговорочной веры во всевозможные пакеты и сформировать собственную осторожность, ответственность, бдительность.

Я помню, как в начале 2000-х годов, после взрыва домов в Волгодонске, наши родители собирались дружинами и по ночам дежурили во дворах, осматривали подозрительные предметы, припаркованные машины без номеров, дежурили без страха, а скорее — с неким героизмом и социальной ответственностью. Не нужно ждать глобальной защиты от власти: Путин один, а людей много. И если ответственность одного человека творит чудеса, то какое мощное чудо явит ответственность общества, гражданская позиция, сфокусированная не вокруг мифических врагов с Запада, а вполне реальных врагов с Востока?

Конечно, России трудно. Но трудно в первую очередь понять, кто наш истинный враг и какими мотивами он подкрепляет свои злодеяния. В исторической науке существует два подхода: формационный и цивилизационный. Второй подход разделяет мир на два типа цивилизаций — восточную и западную. Данное разделение весьма условно, но, согласно ему, западная цивилизация стремится к прогрессу, восточная — к воспроизведению самой себя. Иначе говоря, запад поставил на кон сохранение жизни, а восток — саму жизнь, обесцененную перенаселением и спецификой массового сознания. На одного взорвавшего метро террориста родятся еще двадцать. Россия лежит на границе этих цивилизаций, и это не плохо, напротив — это дает ключ к пониманию сразу обеих сторон, к пониманию того, как сохранить жизнь и при этом познать врага, схему его действий и логику, какой бы туманной и ядовитой она не казалась. Если Восток берет количеством в уничтожении, почему бы нам не взять количеством в сохранении?

Я говорю лишь о том, что для ослабления врага не нужны специальные пакеты, законы и громкие лозунги. Джихад пугает нас с середины девяностых годов, после неудачной чеченской кампании. Джихад не в грозных маскированных людях на пленках — он в голове, просыпается вместе с нами утром, тревожно глядит с балкона, напрягает сердечную мышцу при входе в метро, обостряет зрение в пестрой многолюдной толпе и держит крепкими щипцами внутренности; иначе говоря — пугает, достигая главной цели террористов.

Не нужно бояться и надеяться на власти. Какими бы идеальными ни были законы, какой бы сильной ни была личность во главе страны, в моменты опасности — каждый должен стать сам себе президентом, сам себе министром безопасности и сам себе понимающим человеком, способным постоять прежде всего за свою собственную жизнь.

[Прим. ред.: «Исламское государство», также ИГ или ИГИЛ — террористическая организация, деятельность признана экстремистской, запрещена на территории РФ решением суда.]

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания