Новости дня

11 декабря, понедельник

























10 декабря, воскресенье




















Эпоха "человека в бульдозере": на кого машина поедет дальше?


Бульдозеры давили еду и ларьки в Москве, но могут ли люди стать следующими? // Ахмед Талат / Global Look Press

Дмитрий Глуховский рассуждал в комментарии для Sobesednik.ru о том, можно ли назвать бульдозер символом эпохи.

9 февраля в Москве начался снос ларьков, объявленных «самостроем». За ночь бульдозеры снесли десятки строений, оставив многих продавцов и охранников квартировавших там заведений без места работы. Кто-то возмущается таким решением властей, а кто-то считает его правильным и своевременным. Некоторые уже строят планы по использованию освободившегося места: предлагают соорудить на месте палаток полезные постройки (например, как РПЦ, церкви) или разбить скверы.

Между тем за последние годы бульдозеры не впервые становятся главными «ньюсмейкерами» и исполнителями главного «государственного дела». Совсем недавно строительные машины уничтожали — давили и закатывали в землю — контрабандные санкционные продукты, будь то сыр или тушки гусей.

Не станет ли всеразрушающий бульдозер символом нынешней эпохи? О том, чего еще ждать от этой машины, рассуждал писатель Дмитрий Глуховский специально в комментарии для Sobesednik.ru:

— Мне кажется, дело не бульдозере — дело в том, кто управляет бульдозером. Он может быть использован для того, чтобы расчищать площадки, на которых могло бы строиться что-то новое и на которых возводится что-то. Но мне кажется, что в текущем моменте у нас ничего не строится и не возводится.

Дмитрий Глуховский считает символом эпохи того, кто сидит за рулем бульдозера / Наталья Логинова / Global Look Press

Зачистики и расчистки, которые происходят, они совершенно деструктивны, то есть не предложено ничего взамен раздавленных бульдозером продуктов и утят, не предложены никакие компенсации людям, которые сидели в этих торговых точках, на которые они получили в свое время все разрешения от мэрии (неважно, текущей или предыдущей). У нас же не революция в стране произошла, а просто смена градоначальника.

Поэтому я скорее бы символом времени не бульдозер сделал бы, а человека, который сидит в этом бульдозере. У которого есть каска, но дальше вопрос — есть ли голова? Этакий бульдозерный всадник без головы в каске. Вот символ времени.

Практика сократических государств говорит о том, что человек не меняется, видимо, никогда. То есть добровольно этот человек не уйдет, — предупреждает писатель. — Дальше, зная ментальность нашего народа, этот человек будет рулить до упора, как Леонид Ильич Брежнев. Это будет всегда. Это тысяча лет нашей истории, это было с нами всегда. Это будет всегда.

В этом свете даже использование бульдозеров против людей кажется Глуховскому возможным «следующим логическим шагом». В числе возможных мест применения этих машин Глуховский назвал «митинги оппозиции» и «вообще любые митинги, вообще собрания людей»:

— Я думаю, что мы, учитывая тревожный грядущий выборный год и годы, не очень далеко от этого находимся. Надо теперь ждать от Государственной думы еще какие-то изменения в законах о собраниях и митингах, которые позволят применять строительную технику для разгона демонстрантов и манифестаций, — заключил Дмитрий Глуховский в беседе с корреспондентом Sobesednik.ru.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания