Новости дня

12 декабря, вторник






























11 декабря, понедельник















Как красавица с ВИЧ выжила и построила счастливую семью

«Собеседник» №3-2016

Светлана Изам­баева // Андрей Струнин / «Собеседник»

Sobesednik.ru рассказывает историю жизни россиянки, которая, несмотря на ВИЧ, встретила любовь и создала крепкую семью.

В новой рубрике мы расскажем о трудной судьбе русской женщины. Наши героини стойко преодолевают жизненные трудности и не теряют своей красоты – душевной и внешней.

Двое своих и двое приемных

15 лет назад Светлане Изам­баевой поставили страшный диагноз – ВИЧ. Тогда медики отмерили ей 8 лет жизни.

[:rsame:]

Светлана (сейчас ей 35) не только выжила, но и построила счастливую семью. Вышла замуж (вместе с Ильнуром они живут в ипотечной трешке в пригороде Казани) и растит четырех детей: 9-летнюю Еву-Марию, 6-летнего Адама и взятых под опеку родных братьев – 16-летнего суворовца Александра и 12-летнего Андрея, у которого ДЦП.

Ее энергии можно только позавидовать. Проводив сына в сад, а дочку в школу, Светлана мчится назад – прибраться дома и позаниматься с Андреем. Благодаря специальной физкультуре брат учится понемногу ходить... Но занята Светлана не только своей семьей. Она еще учится на психолога и руководит собственным фондом. Помогает ВИЧ-положительным женщинам с детьми. При этом успевает покататься на лыжах в лесу и позаниматься йогой: надо держать себя в форме.

Слушая рассказ Светланы о ее судьбе, не устаешь удивляться силе духа, заключенной в этой хрупкой женщине. Она перенесла столько бед, что давно можно было сломаться. Иногда, особенно при воспоминаниях о родителях, на глазах Светланы проступают слезы. Но вот пришел муж, ребенок попросился на руки – она мгновенно прогнала печаль и расцвела снова.

«Загадывала: хоть бы все были трезвыми...»

Жизнь Светланы никогда не была легкой. Она росла в многодетной семье в чувашском селе Шемурша. Сначала все жили в маленьком домике у бабушки, ютились в одной комнате: бабушка, мама с папой и Света с сестрой Надей и братьями Лёшей и Сашей. А потом уже колхоз выделил им квартирку в доме, который вполне можно назвать бараком.

Большая семья практически в сборе: не хватает лишь Александра (он в училище) / Андрей Струнин / «Собеседник»

– У нас была настоящая деревенская жизнь, – улыбаясь, вспоминает Светлана. – Был свой дом, мы всей семьей сажали картошку, выкапывали ее, смотрели за цыплятами и утятами, у нас были и лошадь, и корова... Хорошее хозяйство – продукты мы вообще не по­купали.

Светлана ходила в сельскую школу и поначалу была тихим ребенком: даже на любимой физкультуре всегда прибегала последней. Но однажды решила: хочу быть первой! Стала бегать по утрам... И вдруг начала занимать на соревнованиях исключительно призовые места.

А вот дома поводов для радости особо не было.

– Да, папа пил. Но при этом он всегда занимался нами, детьми, – Светлана говорит об отце со смешанным чувством – с болью, но без обиды. – Все, что было у нас в доме – столы, кровати, – все папа делал сам.

Когда отец сильно выпивал, начинал бить жену. Нередко доставалось и Свете, которая пыталась защитить мать.

– Бывало, приходила в школу с синяками... И каждый раз, возвращаясь домой, загадывала: хоть бы все были трезвыми...

Братьев отправили в детдом

После школы Света решила получить высшее образование. Хотела быть психологом, но поступать на эту специальность побоялась из-за большого конкурса. Трижды сдавала экзамены в медицинский, как настаивала мама, но неизменно проваливалась. В итоге пошла учиться на экономиста, а параллельно (чтобы оплачивать съемную квартиру) работала парик­махером.

После отъезда дочери в город мать тоже запила. А через некоторое время у Светы появился еще один брат – Андрей. Он родился с ДЦП.

«Я еще и не так могу!» / Андрей Струнин / «Собеседник»

– Однажды я приехала домой, а там Андрей лежит – весь в грязных пеленках. За ним спрятаны бутылки самогона, – со слезами вспоминает Светлана. – «Вы променяли нас на водку!» – закричала я. И вылила эту гадость из окна прямо на глазах у родителей.

Девушка не раз приглашала родственников к себе в Чебоксары – хотела показать им другую жизнь, без бутылок и ссор. Ей запомнился Новый год, когда приехали все, кроме папы и братика Андрея (он был в больнице):

– Мы были нарядные, сидели за большим столом, я обнимала маму... Такого праздника, мне кажется, у нас никогда не было!

Через некоторое время отец Светы отравился суррогатом. Чуть позже от цирроза печени умерла и мать. Братьев, оставшихся сиротами, отправили в детдом.

Роковая любовь

В личной жизни у Светланы долго не клеилось. Неглупая, привлекательная, самостоятельная, она мужчин притягивала все каких-то... непутевых.

– После каждого разочарования думала: «Господи, за что?!» – искренне недоумевает Света. – Я и так всю жизнь карабкалась, начиная еще с жизни в деревне. Когда начинало казаться, что удалось наконец подняться – судьба брала меня за шкирку и кидала на землю.

И вот однажды Светлана встретила Его. Солидного, галантного, как ей казалось, цельного.

– Это была такая любовь... – Света с трудом подбирает слова. – Вот когда чувствуешь, будто летаешь. Я ощущала себя настоящей принцессой: он открывал передо мной двери, не давал носить тяжелые сумки, красиво ухаживал... Я не представляла, что такое вообще возможно.

Мужчина был старше Светланы, жил в другом городе. Девушка и не подозревала, к чему приведет эта «настоящая любовь»: через некоторое время «принц» исчез, а влюбленная Света провела несколько месяцев в депрессии. Простудилась, сдала анализы... Тут-то и выяснилось: у нее ВИЧ.

– Мне кажется, он даже не знал, что болен, – незлобивая Света, кажется, оправдывает виновника своей болезни так же, как оправдывала пившего и бившего ее отца. – Когда мне сообщили диагноз – это был такой ужас! В кабинет набежали врачи, устроили допрос: «С кем ты была? С кем кололась?» А я и не знала, что такое наркотики.

Светлана регулярно занимается с братом и сыном / Андрей Струнин / «Собеседник»

На всю Россию заявила, что у нее ВИЧ

Женщина долго никому не говорила о своем диагнозе – боялась, что от нее отвернутся. Врач, наблюдавший Свету, предложил ей поехать в Москву на конференцию. Там она и встретила своего будущего мужа. Правда, Ильнур (кстати, тоже ВИЧ-положительный) утверждает, что это он ее встретил:

– Мы со Светой пересекались трижды: и на конференции, и на конкурсе красоты «Мисс позитив», в котором она победила (именно после этого конкурса Светлана на всю Россию заявила, что у нее ВИЧ. – Ред.), и на тренинге. Но в первые две встречи она меня даже не запомнила, – смеется Ильнур. – А вот когда она приехала в третий раз, я наконец предложил ее проводить...

Ильнур относится к супруге очень трепетно. Ради нее он согласился забрать из детдома братьев (как они бодались за это право с органами опеки – отдельная песня). Конечно, в их семье бывает всякое: ругаются, мирятся – всё, как у всех. Вместе им приходится решать очень непростые вопросы по воспитанию детей (у них, кстати, нет ВИЧ). Особенно младшего сына – Адама, инвалида с рождения (он отстает в развитии).

Трудно. Но они стараются.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания