Новости дня

15 декабря, пятница

14 декабря, четверг












































На носочках: Как девушки помогли заработать бабушкам

«Собеседник» №49-2015

Большая часть покупателей – москвичи // личный архив

Sobesednik.ru поговорил с двумя подругами, которые запустили носочный бизнес, чтобы помочь бабушкам заработать деньги.

Две подруги, молодые и вполне успешные в своих профессиях, решили помочь удмуртским бабушкам, которые любят вязать носки. Получилось красивое и теплое дело, которое согревает в буквальном смысле этого слова.

Горячее слово

Оля Широбокова и Лина Хесина дружат уже больше 10 лет. Оля – из Ижевска, по образованию дипломат, работает в международной организации Ashoka. Лина живет в Берлине, она графический дизайнер и иллюстратор. Кажется, при чем тут бабушки и шерстяные носки?

– В августе прошлого года Оля написала мне имейл: «Лина, у меня очередная идея, и нужен человек, который меня опустит на землю», – рассказывает Лина Хесина.

Идея родилась из долгих раздумий Оли, как помочь маме «безболезненно» вый­ти на пенсию. Она описала ее подруге одним предложением. Но возвращать Олю на землю Лина не стала, ответила: «Я с тобой».

– Мамы и бабушки вяжут так, как мало кто из наших сверстников сегодня умеет, – объясняет суть Лина. – И мы хотели, чтобы они делали это у себя дома, в тепле, и не мерзли часами на улице или на рынке без уверенности, что вообще что-то удастся продать. И чтобы у них были гарантированные заказы, за которые они точно получат деньги.

Искать носочных дел мастеров не пришлось – Светлана Юрьевна, мама Оли, вяжет всю жизнь. Вскоре нашлась и вторая вязальщица: программист-преподаватель предпенсионного возраста, живущая в соседнем доме, внезапно попала под сокращение. Случайно узнав о ее ситуации, Оля и Лина предложили ей присоединиться к носочному делу.

Назвали его Tabani. Табани – лепешки, которые в удмуртских деревнях пекут в печи бабушки для внуков. Горячее слово для теплого дела. Проект запустили в конце 2014 года.

Оля (справа) придумала, как помочь своей маме и другим женщинам на пенсии. Лина (слева) ее поддержала / личный архив

«Пляшем» от бабушек»

Несмотря на то, что Оля и Лина – далеко от Удмуртии, бабушки – в Ижевске, а клиенты – по всей стране, проект устроен просто и логично.

– Весь процесс вязания бабушки организовывают сами. Среди них есть координатор, которая ищет по магазинам пряжу, закупает ее, развозит мастерицам, потом забирает готовый продукт, следит за качеством, шьет хлопковые мешочки, упаковывает в них носки и все это отправляет клиентам, – объясняет Лина. – Что именно и куда нужно отправить – наша с Олей работа. Мы, сидя в разных местах, получаем заказы, обрабатываем, передаем бабушкам и в целом занимаемся развитием проекта. У нас нет никакого администратора – сидим иногда до 5 утра, ложимся спать на пару часов, а потом идем на свои основные работы. Всё вручную, учимся по ходу, набиваем шишки – у нас нет предпринимательского опыта. Оля бывает в Ижевске два раза в год и весь отпуск посвящает налаживанию всей этой системы на месте.

«На месте» работают медсестра Любовь Николаевна, сторож Галина Леонидовна, программист-преподаватель Гульнара Наильевна и еще семь бабушек. Несколько подключаются время от времени. Оля и Лина говорят, что «пляшут» от бабушек – от их возможностей. Никакой обязаловки нет: кто сколько может, столько и вяжет.

– Конечно, каждая бабушка – творец и хочет вязать, как с детства привыкла, – говорит Лина. – Но люди покупают товар, который видят на сайте. У нас для бабушек есть специальные инструкции, где все прописано – про орнаменты, про цвета, как пятку вязать, как носок. Но не у всех, к сожалению, получается – кто-то вяжет носки разных размеров или высоты, кто-то путает цвета или не может перестроиться. Тут бывают сложности.

Какими должны быть «правильные» носки, решали коллегиально. Вязали, сравнивали, мерили, снова вязали. Голосовали Оля и Лина буквально собственными ногами, они же разрабатывали узоры, взяв за основу разные этнические орнаменты, а названия моделей родились из народных песен – например есть рыжие носки «Выйди, выйди в рожь высокую», есть «Хороводная огородная» с человечками, «Вьюн над водой» с цветочным ор­наментом...

В поисках шерсти

Активно вяжут бабушки только осенью и зимой, а потом начинаются дачи, огороды и внуки, с которыми нужно сидеть на каникулах, – в общем, не до орнаментов. Поэтому у Оли и Лины – не магазин, просто прий­ти на сайт и купить там готовые носки нельзя. Все работает иначе: клиент выбирает ту модель, какая ему нравится, делает заказ, и только после этого бабушка в Ижевске начинает вязать лично для него.

К следующей зиме девушки хотят создать некий запас. Так будут довольны и клиенты, которым срочно нужны носки, например в подарок, и бабушки, которые получат возможность вязать круглый год, если появится время и необходимость срочно подработать. В общем-то все стороны – за, но возникла проблема с материалом: оказалось, не так-то просто в любой момент купить нужную шерсть.

«Шерстяной бизнес» помогает людям согреться / личный архив

– Мы это выяснили буквально недавно, – говорит Лина. – У нас закончилась пряжа и в стране, похоже, тоже. Мы вяжем только из стопроцентной шерсти отечественного производства, а такую необходимых нам цветов мало кто в России выпускает. Раньше мы покупали ее в магазинах, потом в Ижевске она пропала, в итоге мы дошли до Троицкой фабрики, которая ее делает. Оказалось, что и там ее на данный момент тоже нет.

– Как мы поняли, фабрика производит пряжу по сезонам – летом делает зимнюю (к этой категории относится чистая шерсть), а зимой – летнюю, – объясняет Оля. – Всё быстро раскупают оптовики. И если зимнюю не успели купить, остается собирать отдельные мотки по магазинам и ждать следующего сезона.

За последние недели девушкам удалось собрать по России 27 кг пряжи. Надеются, что до марта этого хватит, а дальше носочный ажиотаж спадет до следующих холодов.

Всем нужно тепло

Носки пока приносят доход только бабушкам: в зависимости от количества связанного, а это может быть как 4, так и 10 пар носков в месяц, они имеют прибавку к пенсии в несколько тысяч рублей. Доход получает и бабушка-координатор, а Лина с Олей и еще один участник – Миша, который занимается программированием, работают, что называется, на общественных началах.

– Мы пока ничего не зарабатываем, всю небольшую прибыль с прошлого сезона вложили в закупку новой пряжи, чтобы не брать кредиты, – говорит Оля. – Нас иногда спрашивают, что это за проект такой странный – вроде не благотворительный, но и денег не зарабатывает. Нам кажется, мы относимся к области социального предпринимательства, находимся на стыке предпринимательства и общественно полезного проекта. Мы стараемся привлечь внимание к теме поддержки пожилых людей и к тому, что каждый из нас может сделать хотя бы небольшой шаг, чтобы принести свет в их жизнь. Соединив опыт бабушек с предпочтениями молодых людей, мы хотели создать продукт, который нравился бы высоким качеством и нес что-то доброе – такой, за который кто-то был бы готов заплатить больше, чем просто за шерстяные носки.

Цена на носки действительно не самая низкая: 1400 рублей стоит заказ одной пары и одновременно пары следков, которую потом отправят в дом престарелых для одинокой бабушки или дедушки.

– Нам кажется, для Москвы, откуда приходит больше всего заказов, это не заоблачная цена – примерно столько стоит один ужин в ресторане, – считает Оля.

Несмотря на то, что носочный проект миллионов пока не приносит, Оля и Лина сворачивать его не собираются. Как-то так вышло, что их затея стала распространять тепло вокруг себя, и от этого всем ее участникам просто хорошо.

– Часть наших клиентов заказывают носки именно для того, чтобы послать теплый привет в дом престарелых, – рассказывает Лина. – Другие говорят, что им нравится поддерживать наших ижевских бабушек. Третьим просто нужны шерстяные носки и наши им нравятся. Покупатели – в основном москвичи, жители других крупных городов России, часто заказывают из Германии. Чаще всего люди покупают не для себя, а в подарок близким. Правда, рассказывают потом, что не могут расстаться с носками, оставляют себе. Мы вообще столкнулись с замечательной вещью: да, приходится вкладывать в это дело много времени и сил, но взамен мы получаем столько прекрасных, трогательных, очень личных писем, что бросить не сможем. Все это тепло, оказывается, очень нужно – и тем, кто носит носки, и бабушкам, которые их вяжут, и нам.

/Детали

Пряжа. 1 кг отечественной пряжи из чистой шерсти стоит 660–1200 рублей. На один заказ (пара носков покупателю и пара следков в дом престарелых) уходит около 300 г.

Работа. На выполнение одного заказа мастерице необходимо от 10 до 20 часов: 7–14 часов вяжут пару носков, 3–6 часов уходит на пару следков с узорами.

Пересылка заказа. По России это около 200 рублей обычным способом или 1100–1400 рублей курьерской службой (например если заказ большой).

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания