Новости дня

15 августа, среда























14 августа, вторник






















Олег Даль умер, потому что не хотел жить…

0

25 мая исполнилось 70 лет со дня рождения великого актера. Он умер тридцать лет назад в возрасте 39 лет, и до сих пор вокруг его неожиданной смерти не утихают споры. Кто-то считает, что виной всему – неумеренное употребление спиртного. Кто-то говорит, что это, в сущности, был добровольный уход из жизни. Режиссеры вспоминают Даля как неуправляемого человека, который на съемочной площадке мог выкинуть все что угодно, а люди все равно любят этого актера.

К сожалению, великий, искрометный Олег Даль не оставил после себя потомства. Именно на нем оборвался его древний род. При жизни актер  не знал, является ли он родней тому самому Владимиру Ивановичу Далю, который составил знаменитый словарь русского языка. Но после смерти актера была проведена специальная экспертиза, которая установила, что он – правнук Даля в пятом колене по побочной линии. Правда, на анкетный вопрос «Есть ли дети?» актер обычно писал шокирующее: «Не знаю». Как можно не знать таких вещей? Но в этом был он весь… Например, рассказывал друзьям: стал актером, потому что не смог стать летчиком. Где логика? Ну, просто ведь актер может сыграть человека любой профессии, и летчика тоже.

– Родители Олега были совсем простыми людьми, инженер и учительница, и его решение поступать в театральный вуз приняли в штыки, – вспоминала вдова актера Елизавета Алексеевна. – К тому же он картавил, да и внешними данными не выделялся. Потом родители смирились, но мечтали, чтобы он играл «серьезные» роли – партийных секретарей, начальников. А он играл в сказках…

К счастью, Елизавета Алексеевна не отказывалась общаться с журналистами, когда еще была жива (она умерла в 2003 году, в канун дня рождения мужа). Именно она, не скрывая плохое, могла разъяснить многие вещи. Например, почему же все-таки ее муж так страшно пил. Оказалось, что все началось с трагической женитьбы на Нине Дорошиной (она стала первой женой актера). Они, молодые актеры театра «Современник», познакомились и решили пожениться. Что же тут, кажется, плохого? Но сама Дорошина до сих пор с тоской вспоминает об этой истории.

– Я вышла замуж за Даля назло Олегу Ефремову, с которым у меня разладились отношения, – рассказала нам актриса. – То, что это была страшная ошибка, я поняла еще на свадьбе, куда Ефремов пришел в числе прочих гостей. Выпив, он посадил меня на колени и сказал при всех: «А любишь ты все-таки меня!»

Только тогда наивный Олег понял все и для начала ушел в запой на две недели. Потом все же попытался наладить отношения с молодой женой, но это оказалось невозможным. Нина Дорошина так переживала из-за неразделенной любви к Ефремову, что даже пыталась покончить с собой. В общем, законный муж в этой ситуации оказался не нужен. Да и следующая жена, Татьяна Лаврова, не слишком вникала в его тонкую душевную организацию. «Я понял, что она просто злой человек», – сказал Олег матери после развода. Пока утрясались личные проблемы, алкоголь стал стилем жизни. Правда, и работа в театре этому способствовала.
– К сожалению, мы так все жили, – вспоминал в интервью «Только звездам» Михаил Козаков. – Было странно, если кто-то после репетиции или спектакля отправлялся домой. Как правило, шли в ресторан ЦДЛ или гостиницу «Пекин», где можно было выпить, ну или в Дом кино… Никого не удивляло, что людей потом выносили из ресторана. Это было нормально.

Вот только одним удавалось не забывать о работе в такой обстановке, а другие, увы, спивались. Тот же Козаков понял, что с выпивкой нужно завязывать, только когда оказался в психиатрической клинике. Далю тоже пришлось зашиваться. Но сделал он это уже после третьей женитьбы – на Елизавете. Наконец-то с женой ему повезло. Это было настоящее служение актеру, хотя супруга и не сразу привыкла к образу жизни Даля.

– Олег страшно пил, себя он не способен был убить, но меня как-то чуть не зарезал, – признавалась она. – Такое, знаете, недопитое состояние, когда человек совершенно озверевший. И как-то, когда он меня чуть не придушил и я, вырвавшись, просидела до вечера на чердаке, моя мама, не выдержав, сказала ему: «Олег, уезжай в Москву» – и дала на дорогу 25 рублей. Это было в марте, а 1 апреля вдруг звонок: «Лизка, я зашился на два года!» Оказалось, он в компании с Володей Высоцким действительно зашился.

Именно благодаря тому, что временами Даль одумывался и обращался к врачам, он и вошел в историю кино и театра как великий актер. Хотя работать с ним было тяжело. Если Олега что-то не устраивало в театральной постановке, он яростно спорил с режиссером и мог уйти, если с ним не соглашались. Но зато потом играл так, что в театре были аншлаги. В кино он также отдавал себя без остатка, но, к сожалению, были случаи, когда в один прекрасный день актер на площадку просто не являлся. Он мог подвести… И тем не менее работа была. Он ведь и умер в Киеве, куда приехал, чтобы сниматься. Вечером накануне съемок актер выпивал с друзьями и воодушевленно рассказывал им, что ждет ответа – разрешат ли ему в театре ставить свой спектакль. Как на грех, он в таком состоянии позвонил жене в Москву, и она сообщила печальную новость – постановку не разрешили. Даль упал духом. На другой день после съемок поехал в гостиницу и, закрывая за собой дверь, сказал всем: «Прощайте!» А наутро его нашли мертвым. Ни у кого особых вопросов тогда эта смерть не вызвала. Не выдержало сердце, надо меньше пить! Но супруга актера считала: все было предрешено.

– Как человек с очень тонким восприятием, он последние полгода подсознательно чувствовал, что скоро умрет, и был согласен с этим, – вспоминала она. – Один раз он вдруг сказал: «Как вам тяжело будет без меня», имея в виду меня, тещу и свою мать. Это было за две недели до его смерти.

К сожалению, даже история такого бессребреника, как Даль, не закончилась похоронами. Откуда ни возьмись появилась родная сестра актера, которая стала претендовать на большую четырехкомнатную квартиру Даля. Выкрав старенькую маму из дома, сестра Даля написала от ее имени иск в суд. И для Елизаветы Алексеевны потянулись месяцы судебных разбирательств. Вдова актера признавалась, что из-за этой ситуации была близка к самоубийству. Но ее поддерживала мать. Кстати, у тещи и Олега Ивановича были настолько теплые отношения, что, умирая, она попросила развеять над его могилой ее прах, что и было сделано.

Спустя тридцать лет после смерти актера остался только один человек, который является хранителем его наследия и памяти. Это Лариса Мезинцева, которая стала для вдовы актера Елизаветы Алексеевны помощницей и почти что родственницей. Она поддержала вдову Даля в тяжелый период жизни, когда та осталась совсем одна.

Незадолго до смерти Даля он с Елизаветой Алексеевной взяли к себе своих мам, обеих старушек.  Елизавета Алексеевна оставила работу, чтобы ухаживать за ними, а Олег Иванович обеспечивал семью. Он очень боялся, что, когда его не станет, они останутся без средств к существованию…

А потом на Елизавету Алексеевну посыпались удары, один за другим. После смерти мужа она потеряла сначала свекровь, а потом свою мать. И хотя уход за ними требовал от женщины много усилий, полное одиночество оказалось еще страшнее. Поэтому, подружившись с Ларисой в середине девяностых, она пригласила ее жить к себе. Таким образом, когда силы вдовы были истощены, о ней хотя бы было кому позаботиться. Сама Елизавета Алексеевна шутила, что может прожить на пенсию только потому, что у нее есть опыт жизни в блокадном Ленинграде.

В последние годы жизни Елизавета Алексеевна  страдала астмой, сердечными заболеваниями. К сожалению, средств на достойное лечение ей не хватало, пенсия была совсем маленькой. Ухаживала за женщиной Лариса Мезинцева, но и она не могла оставить работу, нужно было подрабатывать. Так что однажды, когда она вернулась с работы домой, обнаружила, что Елизавета Алексеевна умерла...

Квартира и творческое наследие актера были завещаны вдовой Ларисе. Она попросила сохранить кабинет актера таким, каким он был, и это было сделано. Кстати, если незнакомый человек попадет в квартиру актера, он так сразу и не найдет этот кабинет. Даль любил мистику и поэтому обустроил  «владение» в своем стиле. Он сделал перегородку в виде шкафа с книгами. И для того, чтобы попасть в кабинет, нужно было отодвинуть шкаф и найти потайную дверцу. Такой уж у актера был характер – он не любил открываться людям.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!