«Саша, ты зря оставил Пугачёву»: как Рудинштейн отчитывал Стефановича

Об ушедшем Марке Григорьевиче вспоминает известная модель Элина Зайцева

Фото: Global Look Press, личный архив Элины Зайцевой

Уход Марка Рудинштейна – большая горечь для его друзей и знакомых, которых у него было немало. Среди старинных друзей покойного – режиссёр Александр Стефанович, который тоже нас покинул не так давно.

Связывало этих людей совместное творчество, чувство юмора, позитивное отношение к жизни и много общих приятелей. Хоть и разница в возрасте у этих выдающихся личностей была небольшая, но Марк Григорьевич выступал на правах старшего друга и давал Александру Борисовичу советы, даже в сфере личной жизни.

Об этих светлых людях, о том, как строились их отношения, рассказывает любимая женщина Стефановича Элина Зайцева, которая была свидетелем их общения.

– Я запомнила Марка Григорьевича светлым и очень гостеприимным человеком, – рассказывает Элина. – Ушёл он в свой традиционный религиозный праздник света – Хануку, в день зажигания восьмой, последней ханукальной свечи, в день победы света над тьмой. Во время этого праздника даже не принято оплакивать умерших.

Марк был светом и ушёл вместе со светом. Он был таким же ярким человеком, как и его друг Александр Стефанович, такое впечатление, что всем этим людям, которые нас покинули в этом году – Борису Грачевскому, Александру Стефановичу и Марку Рудинштейну – друг друга не хватало, вот и ушли один за другим. Меня с Рудинштейном познакомил Александр Борисович, который часто и хорошо с ним общался.

«Смотри, Элинка, Рудинштейн – это наша маленькая Одесса, – говорил Стефанович и всегда при этом улыбался. – Помню, как на одном из наших сейшнов он рассказывал о своём детстве в Одессе, это было незабываемо». По словам Александра Борисовича, Рудинштейн обладал прекрасными актёрскими способностями.

«Зря ты оставил актёрство», – часто говорил Марку, Александр. «А ты, Саша, зря оставил Аллу Пугачёву, – парировал в глаза Рудинштейн в ответ. – Ваш союз с Аллой, был гениален, мы многое потеряли в творчестве в связи с вашим разрывом».

У меня создавалось впечатление, что Рудинштейн видел людей насквозь, я запомнила его проницательный, но очень добрый взгляд. «Элина, – делился со мной Александр Борисович, – если бы я прислушивался к Марку, то избежал бы некоторых ошибок в своей жизни и житейской суеты».

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика