Максим Леонидов: «Наша власть всё откровеннее высказывает свою позицию к инакомыслию»

Ключевой участник бит-квартета «Секрет» признался «Собеседнику», что в стране иногда происходят вещи, о которых он не может молчать

Фото: Global Look Press

Максиму Леонидову скоро 60. В феврале грядут его большие концерты в Питере и Москве с участием Андрея Макаревича, Алексея Кортнева, Ивана Урганта, Николая Фоменко. Пока же изучаем его новый сольный альбом «Седьмое небо», разговариваем о прошлом и настоящем и ловим нервными окончаниями общественные флюиды, которые нас окружают. Но начали мы всё-таки с музыки.


- Максим, недавно ваш друг Алексей Кортнев в интервью Ксении Лариной вспоминал, как раньше музыканты записывали альбомы. Это было доступно не всем, процесс был почти сакральным, и каждый альбом был событием. Сейчас практически каждый может ваять музыку на компьютере. Это хорошо или плохо?

- Да, каждый, кто имеет какие-то деньги, может оборудовать студию звукозаписи у себя дома. Ничего плохого в этом нет: чем больше возможностей у человека, тем лучше. Люди всё равно отфильтровывают, в результате остаётся что-то стоящее, а сиюминутки и однодневки исчезают. Мы с «Секретом ездили записывать свои альбомы в Таллин. Там тогда была самая лучшая студия, она находилась в Linnahall’е – спортивно-концертном зале имени Ленина. Мы снимали её на несколько недель и целыми днями записывались. Это настоящее совместное творчество, когда несколько музыкантов сочиняют альбом. Сегодня я работаю совсем не так. У меня есть аранжировщик, мнению и вкусу которого я доверяю. Да, мы с ним вместе работаем, ищем стиль, вместе подбираем темп, но в итоге всё равно всю работу по аранжировке делает один человек. Потом я прихожу в студию, записываю вокал или инструмент, если он нужен. 

Фото: Global Look Press

«Я ненавижу Гамлета»

- Недавно видел вас в дерзкой футболке с надписью «Необарды». К ним же, я так понимаю, причастны Митяев и Макаревич. Что за движение?

- Это название коллектива. Он такой летучий, собирается время от времени. Это была прекрасная идея – собрать четверых не зависимых друг от друга, абсолютно разных артистов, каждый из которых сам по себе интересен: Рома Луговой из группы «Ромарио», артист Театра на Таганке Вася Уриевский, он одновременно пишет очень симпатичные, на мой взгляд, песни, и два автора-исполнителя Павел Пековский и Павел Фахртдинов. Пожалуй, со времён «Секрета» я не видел группы, которая вчетвером так прекрасно бы сосуществовала на сцене. «Секрет» ведь был группой, состоящей из персонажей, где свет клином не сходился на ком-то одном. Да и «Машина времени» в своём классическом составе, в котором они появились, тоже были Персонажами: поэтичный и весь из себя декаденский Макаревич; толстяк, такой Фальстаф Подгородецкий; д’Артаньян и абсолютный задира Кутиков и индифферентный Ефремов. Они были очень интересны именно в этом составе.

- Вы в секретовские времена с высоты популярности не относились к бардам как к любительщине: мол, вот, каэспэшники, то ли дело мы – играем рок?..

- Бардовские песни ведь разные. Поскольку этот жанр очень демократичный и гитара появлялась в каждой компании, то любительщины было, конечно, много. Каждый стройотрядовец что-то мурлыкал про костры, палатки и портянки. На эту тему чудесно пошутил Лёша Кортнев со своей песней про снежинку. Но вообще, невозможно относиться к этому жанру с пренебрежением, потому что в нём есть произведения искусства, есть Высоцкий, Окуджава, Галич. А за границей это Боб Дилан, Джоан Баэз, Брюс Спрингстин - это всё такие наши почвенники.

- Много лет назад, когда я узнал, что Алексей Иващенко из дуэта «Иваси» стал заниматься мюзиклами, меня это сильно удивило. Теперь вы тоже погрузились в мюзиклы. Активно пишете музыку к ним, сами выступаете. Сколько их уже у вас?

- Давайте посчитаем. «Растратчики», «Мама-кот», «Крем, джем & Буги-Вуги», «Странствия Нильса», «Девчонка на миллион» и вот сейчас я пишу шестой. Он уже написан, принят к постановке и, думаю, в марте в Санкт-Петербуржском театре музыкальной комедии состоится премьера мюзикла «Я ненавижу Гамлета».

- Название дерзкое. За что вы ненавидите Гамлета?

- Название придумал не я, а автор пьесы Пол Рудник, он американец. Пьеса 70-х годов прошлого века. Лет 15 я её пытался поставить, сначала как драматический спектакль. Она про очень популярного телеартиста из сериалов, которому вдруг судьба подкидывает возможность сыграть Гамлета на шекспировском фестивале. Но для этого ему надо отказаться от дорогостоящего контракта на телевидении. Довольно симпатичная смешная и трогательная история про то, что такое настоящий успех, а что – выдуманный. Мы перенесли её в сегодняшнюю Россию. 

Фото: Global Look Press
С Ириной Медведевой на премьере мюзикла Pola Negri в Москве

Программные директора были вершителями судеб

- После «Секрета» лично я стал считать вас одним из самых недооценённых музыкантов. Вы записывали отличные песни, потенциальные хиты – «Маленькая роль», «Обезьяна у тебя в голове», «Аптекарь, судья, бобёр и сова» - да почти весь альбом «Четверг» и не только. А мало что выстрелило. Вы задавались вопросом, почему?

- Задавался, конечно. Люди привыкают к какому-то одному жанру, в котором исполнитель работает. Им сложно перестраиваться. Вот они привыкли к «Девочке виденью» и «Не дай ему уйти» и всё. Я имею в виду даже не людей в целом, а программных директоров радиостанций, от которых тогда всё зависело. Сейчас-то от радио вообще ничего не зависит, а тогда программные директора, например, «Нашего радио», «Русского радио» были вершителями судеб: они делали песню хитом. Мне не удалось убедить этих людей, даже весьма прогрессивных, в том, что песни из альбома «Четверг» хорошие. Да, я ощущаю, что много хороших работ остались неоценёнными. Расстраивает ли меня это? Сейчас уже нет. Эти песни существуют. Много людей эти песни подпевают на концертах. Вот вы порадовались, вам они понравились – значит, уже всё не зря.

- Как с Николаем Фоменко сейчас отношения?

- У нас много лет уже хорошие отношения, товарищеские.

- Когда вы написали ностальгическую песню «Ничего не исчезает», которая мне пришлась по душе, у меня было интервью с Николаем, и он как-то скептически отнёсся. У вас в постсекретовское время были с ним творческие споры?

- Да нет. Мне он ничего по поводу этой песни не говорил. К исполнению она была коллективно принята. По поводу хита ведь трудно спорить. Хит – он и есть хит. Хит сразу попадает в большое количество людей, и эта песня попала.

- Значит, всё-таки есть рецепты, как написать хит?

- Только чем старше становишься, тем реже это происходит: с возрастом естественным образом от большинства отделяешься. Но иногда случается. Пожалуй, единственный раз, когда я был уверен, что написал хит, который будут крутить по радио, - это «Девочка виденье». Но такого не ожидал: в какой-то момент эта песня чуть ли не из утюга звучала. 

Меня нельзя уволить, хотя испортить жизнь можно

- В вашем родном Петербурге недавно произошла такая история: Васе Обломову концерт отменили. Сделали так, чтобы конкретный исполнитель не смог спеть. Это не первая подобная история в России…

- Честно говоря, я плохо знаю творчество Васи Обломова. Он такой откровенно либеральный в сегодняшнем понимании этого слова артист?

- Грубо говоря, да. У него неприятные для власти тексты.

- Чему удивляться? Наша власть всё откровеннее высказывает свою позицию по отношению к инакомыслию. Не удивлён.

- Многие творческие люди сегодня закрываются от тем, на которые могли бы высказаться. Даже если это касается их коллег. Мы недавно писали, как Сашу Бортич вырезают из сериалов после протестов. Цеховая поддержка в творческой среде почти обнулилась. Это потому что, вспоминая ваш мюзикл про Гамлета, сделан выбор в пользу прагматики? Потому что на госкорпоративы не позовут?

- Давайте скажу о себе. Я не служу ни в какой государственной структуре, и меня невозможно уволить: просто неоткуда. Но, наверное, каким-то образом испортить мне жизнь, объявив меня иностранным агентом, например, можно. Но что же теперь делать? Вообще молчать и не обсуждать темы, которые меня волнуют? Я, например, так не могу. Другое дело, я не из тех, кто идёт на баррикады с плакатами. У меня и характер, и темперамент, и цели, и задачи другие. Но это не значит, что я равнодушный человек и буду молчать, если вижу какую-то несправедливость. Тем более если есть возможность по этому поводу высказаться и меня кто-то услышит.

- А в целом какие настроения в музыкальной среде, в рок-среде?

- Люди разные. И мнения у них разные. Очень многие мои коллеги предпочитают даже в соцсетях не высказываться ни на какие темы, потому что слишком дорожат своим покоем и положением. Говорю это без осуждения, это личное дело каждого.

- Всё, что вокруг, похоже на СССР?

- Нет, с СССР я бы сравнивать то, что происходит сейчас, всё-таки не стал. Но мы уверенными шагами двигаемся в эту сторону. Сейчас это правда сложнее сделать, потому что информации больше. Есть интернет. Раньше проще было врать. Как только окончательно загнётся телевидение, а это рано или поздно случится, врать станет вообще невозможно.

- Вы знакомы с Борисом Вишневским, с которым на последних выборах произошла дикая метаморфоза с появлением сразу двух двойников. Как он переживал эту ситуацию?

- С юмором. Выкладывал по этому поводу очень симпатичные мемы: «Атака клонов», где представал в образе Оби-Вана Кеноби из «Звёздных войн». Иногда бывают ситуации, когда можно только развести руками и посмеяться: это действительно напоминало какой-то цирк уродцев, по-другому не назовёшь. 

Про QR-коды и вакцинацию

- Коронавирус. Локдауны. Концертный бизнес летит к чертям. Музыканты нервничают, им достаётся за то, что они жалуются на жизнь. Вас это сильно затронуло морально и финансово?

- Я не жалуюсь, хотя, чего говорить, работы стало меньше. И был период, когда её не было совсем. Но людям с моим… не хочу говорить «положением», со моим опытом, что ли… Не могу подобрать слово, всё какие-то нескромные в голову приходят…

- Ха-ха. Давайте я скажу. С вашим статусом, именем.

- Да. Людям, имеющим имя, не было так уж несладко. Речь не шла о том, что у них осталась последняя копейка. Есть запасы, которые позволили всё это относительно спокойно пережить. Меня тревожит судьба артистов, которые живут от концерта до концерта, от халтуры до халтуры. А таких большинство, они остались совсем без работы. Это ужасно. Драматические артисты, которые работали не в государственных дотационных театрах, а в антрепризах, все остались без денег, потому что гастрольная жизнь в прошлом году в какой-то момент остановилась. Сейчас тоже не весело: люди только начинают привыкать к QR-кодам, а в театр без них уже не пускают. Я вот играл позавчера спектакль, как раз мюзикл «Девчонка на миллион», и зал был неполный. На входе разворачивали людей. Кто-то пришёл без QR-кода. Кто-то попытался схитрить и принёс чужой QR-код, и его отправили домой.

- Сейчас много это обсуждают. Андрей Макаревич очень резко прошёлся по людям, которые не хотят вакцинироваться. Со стороны оппонентов летят проклятия в ответ. Как правильно поступить всем нам?

- Слушайте, опыт человечества показывает, что мы справлялись со всевозможными инфекционными болезнями именно при помощи вакцинации. Именно так справились с бубонной чумой, с оспой, с туберкулёзом и так далее. Пока другого пути нет. Чем больше людей поймёт и сделает шаг в этом направлении, тем будет лучше. Да, идут разговоры типа «мне вчера соседка сказала, что её соседка вакцинировалась и умерла». Но слушайте, есть статистика: в странах с большим количеством вакцинированных людей смертность в разы ниже.

- Совсем недавно вы поделились своим тестом ДНК и выяснили, что в вашей крови превалирует ливийская, сирийская, иранская… Простите, но мне показалось, что вы всегда к Израилю тяготели и даже альбом на иврите выпускали…

- Те национальности, которыми мы друг друга сейчас называем, появились спустя много тысяч лет после того, как наши предки с той или иной группой ДНК, покинули свои места поселений и стали распространяться по миру. Поэтому никакого противоречия в этом я не вижу. Кто потом кем стал, к какому племени прибился… Жизнь полна сюрпризов! И если вы сдадите этот тест, поверьте, будете удивлены не меньше, чем я. Могут оказаться и мавританцы, и исландцы. Это не просто познавательно. Это говорит о том, что всякое разделение по национальному признаку между людьми – полная чушь. Все мы из одного котла. 

Фото: соцсети
Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика