Марина Зудина: Костя Богомолов не клялся мне в верности

В связи с премьерой постановки Константина Богомолова «На всякого мудреца» в Театре Наций обсуждается вопрос, почему роль, на которую режиссер сначала брал Марину Зудину, он отдал Игорю Миркурбанову. За разъяснениями мы обратились к самой актрисе.

— Марина, вы планировались на роль Софьи Турусовой в новом спектакле Богомолова, но в итоге вас в этой роли заменил Игорь Миркурбанов. И вы и он — постоянные артисты Константина Юрьевича, играли вместе в его постановках. Так почему Богомолов забрал у вас роль?

— Во-первых, я не могу сказать, что он «забрал». Потому что, по сути, до репетиций дело не дошло. Предложение было — у нас с Константином Богомоловым была встреча, мы немного поговорили, потом обсудили саму возможность — могу ли я участвовать в новой постановке, играть роль Турусовой. У меня, помню, намечались тогда поездки. Потом уже начали муссировать информацию о замене, о том, что эту роль исполняет Игорь Миркурбанов. Но тут, как я понимаю, имеет значение только моя фамилия.  

— Разумеется. Марина Зудина — вдова Олега Павловича Табакова, под крылом которого начинал Богомолов как режиссёр, приглашая вас во все свои спектакли. И люди помнят, что при жизни Олега Павловича Богомолов вас занимал во всех своих спектаклях, а теперь вы вроде бы стали ему не нужны. Воспринимается это всё именно так. «У Зудиной забрали роль».

— Ну, наверное, может быть, это и справедливо, что так воспринимается. Но вы знаете, я никогда не придаю значения каким-то встречам. Я понимаю, что это обсуждается. Я не знаю, какое у Константина к этому отношение. Но понимаю, как это выглядит со стороны. Наверное, он мог предполагать, что будет такая реакция. Хотя у меня лично никакой реакции на это нет. Я вообще не думаю на тему, как кто ко мне относится. Я общаюсь с теми, кто ко мне относится хорошо. Вот и всё.

А работа – это только работа. Люди встречаются по работе, люди расходятся по работе. У меня планируются съёмки и есть два проекта, которые я сейчас собираюсь делать. Пока не буду говорить о них, но это не связано ни с Костей Богомоловым, ни с нынешней Табакеркой. И мне некогда сидеть и думать, почему кто-то меня занимал когда-то в спектаклях, а теперь, после ухода Олега Павловича, я с этим человеком не работаю. Я работаю с другими режиссёрами, точно так же как Богомолов работает с другими актёрами. Никто никому ничего не должен, никто не клялся верности.

Опять-таки, Константин ко времени нашего разговора о роли уже плотно репетировал свой спектакль. Но что-то случилось, возможно, с какой-то актрисой у него возник конфликт, и он решил меня подключить на замену. А мне было теоретически это интересно. Но конкретного назначения не было, так что не нужно преувеличивать — никаких обязательств друг перед другом у нас не было.

И потом, прошло уже довольно много времени, премьера уже состоялась, и всем ясно, что у режиссёра вообще поменялась вся концепция. Все женские роли, кроме одной, играют мужчины. Что ж, я могу сказать, что репетирую сейчас мужскую роль — так что я в русле последних тенденций, как говорится, — хохочет Марина. — Не сыграла я женскую роль в «Мудреце…», так буду играть мужскую в другом месте. А Миркурбанов пусть играет женскую. Пусть расцветают все цветы и разные концепции. Я думаю, из него прекрасная дама получилась, а мне вот теперь интересно мужскую роль играть. 

— По ТВ обсуждают: мол, у Марины Зудиной вообще стало мало ролей, ей перестали давать роли после ухода Олега Павловича. Это так?

— Ой, знаете, мне вообще неинтересно думать на эту тему. Никак. Я, если честно, от театра устала. Я объясню почему. Я любила театр и атмосферу в театре, которую создавал Олег Павлович. Мне слишком много лет, чтобы хотеть просто работать. Понимаете? Мне надо чем-то быть увлечённой!

Но это не значит, что я вообще никак не могу прожить без театра. Нет. Я абсолютно открытый ко всему новому и разному человек. У меня есть тоска именно по театру Олега Павловича. Это да. Но нет тоски по театрам вообще. Я себе и при жизни Олега Павловича задавала часто вопрос: а любила бы я так театр и хотела бы я так работать в театре, если бы не было Олега Павловича. Я еще 20 лет назад, когда Пашку родила, задавала себе этот вопрос. И потом, примерно каждые восемь лет я спрашивала себя об этом. И много-много лет назад я себе уже отвечала: я не уверена, что я работала бы в театре, не будь в театре Олега Павловича. 

— Да, вы говорили, это правда.

— И сказать, что меня сильно что-то в театре возбуждает, или я сижу и жду, когда у меня появится какая-то роль? Поверьте — нет. Но поступило мне, например, предложение, как сейчас, от человека, который мне интересен, — вот я этим занимаюсь. Вот так примерно у меня все устроено в этом смысле. А просто ждать или просто так репетировать что-то с кем-то, мне уже не интересно. Работа ради работы? Нет.

Знаете, мне просто хочется иметь свободное время для себя для детей, да просто для того, чтобы куда-то поехать, что-то посмотреть. Свою жизнь в том ритме, который был когда-то, я уже не представляю, мне это уже не нужно. Я внутренне поменялась. А телевидение всегда хочет придумать ситуацию, что кому-то плохо, кто-то мучается от того, что его там чего-то лишили. Вот я не мучаюсь вообще. Театральное пространство очень изменилось, и я не могу сказать, что я так от него завишу, как раньше. Нет, я не завишу от него вообще и не сижу и не страдаю — я живу дальше и могу выбирать то, что интересно мне.

— На самом деле и здорово и здорово. 

— Да-да-да. Я абсолютно не связываю дальнейшую жизнь свою с теми людьми, которые были в моей жизни при Олеге Павловиче. Поймите правильно, они могут в ней быть, но в мою жизнь приходят и новые люди, и это тоже прекрасно. Поэтому я желаю успеха спектаклю Кости Богомолова. В нашей жизни был прекрасный период, у нас была своя команда, но этот период закончился. Дальше у него своя жизнь, у меня своя. Не надо нас специально связывать. И делать какие-то выводы не надо. Мы изменились, и жизнь изменилась. 

— А вам жаль, что из репертуара МХТ им. Чехова сняли «Идеального мужа»? Вы по нему не скучаете?

— Да. Очень жаль. И я скучаю. Но вы знаете, после потери Олега Павловича все остальные потери для меня не глобальны. Когда в жизни что-то действительно крутым образом меняется, все остальные изменения уже не так страшны. Я принимаю это как данность, не испытывая особых эмоций. Да, есть определённое разочарование. Но разочарование — это не драма и не конец жизни, это лишь разочарование.

— Это конечно. Вы считаете закономерным то, что МХТ лихорадит и что Женовача заменили Хабенским?

— Я не принимаю в этом участие. Я прихожу и просто играю свои спектакли. А оценивать и комментировать происходящее там — ну это просто неправильно для меня. Просто потому, что мы, например, все любим, но своих детей мы любим больше, да? Или своих родителей точно также любим больше, чем других людей их поколения. И точно так же МХТ Табакова, как им созданный мир, я по-настоящему любила. Всё остальное — ну это моя работа, и всё. И об отставках и назначениях в МХТ я вообще не думаю.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика