Лия Ахеджакова: Не знаю, как я из-за этой лжи не получила инфаркт!

Впервые после скандала 3-го и 4-го октября в «Современнике» снова показали «Первый хлеб»

Фото: Агентство «Москва»

Лия Ахеджакова в спектакле «Первый хлеб»

Как прошёл спектакль, и как проверка Следственного комитета повлияла на Лию Ахеджакову, которая играет в спектакле «Первый хлеб» очень яркую роль? Об этом мы спросили саму актрису.

Сначала напомним, что СК начал проверять актрису, спектакль и режиссёра на предмет «оскорбления ветеранов» и «употребления нецензурной лексики», каковое усмотрели активисты организации «Офицеры России» и соответственно пожаловались Бастрыкину. После скандала «Первый хлеб» на время заморозили – то есть передвинули на октябрь.

Чтобы оградить Лию Ахеджакову и других артистов спектакля от вероятных провокаций, в «Современнике» предприняли серьёзные меры безопасности. Секьюрити, специальная система закрывания дверей, запасные выходы – и мышь не проскочит, не то что крыса.

– Всё прошло хорошо, – поначалу чуть настороженно ответила нам по телефону Лия Меджидовна, и её настороженность очень понятна: слишком много испытаний, лжи и провокаций выпало на её долю за последние месяцы.

– Друзьям, вкусу которых я верю, очень понравилось, – продолжила Ахеджакова. – Дал ли кто-то отмашку прекратить травлю? Это я не знаю, понятия не имею. Но мне кажется, в театр пришли люди очень-очень неравнодушные – те, кто готов театр защитить. Зрители пришли с кучей цветов и устроили прямо овации. Может быть, в этом дело.

Ещё в конце сезона, как только травля началась, я заметила – мы тогда играли другой спектакль в Питере – что зал прямо битком, и это было так прекрасно, так нежно принимали спектакль, и я поняла, что такое отношение ко мне – оно в связи с этой травлей.

– Кажется, «Первый хлеб» выстоял?

– Да-да, он пойдёт, но через полтора месяца, 16 ноября. Это вообще не очень хорошо, когда новый спектакль показывают так редко. Но всё-таки он будет жить. Это радостно. Огорчает только ложная информация о том, что меня накануне октябрьских показов вызывали Следственный комитет. Это неправда. И мне стыдно за тех глупцов, которые написали подобное враньё, не удосужившись проверить.

Не знаю, как я из-за этой лжи не получила инфаркт! Я так переживала, что люди подумают, что эти враки исходят от меня. На самом деле мы встречались со следователем больше месяца назад. И меня никуда не вызывали – это следователь приходил к нам в театр. И весь разговор происходил очень уважительно, я даже не ожидала.

Это действительно был нормальный следователь, настоящий, и он вёл себя как театральный человек, который бывает в театре, всё понимает, всё знает, я была просто удивлена уровнем его компетентности. Всё было корректно, вежливо, с пониманием и с доверием к моим словам. С доверием к тому, что говорю и я, и режиссёр, и автор пьесы. Я не ожидала, правда. Все было интеллигентно – и я ничуть не преувеличиваю.

Это хороший контраст с бредом некоторых персонажей, которые несут всё подряд, что только приходит в их воспалённый ум. Обвиняют в какой-то русофобии только из-за того, что фамилия у режиссёра Ташимов, а у меня – нет, вы представляете? – Ахеджакова! Да ещё и отчество Меджидовна. И это, по мнению некоторых, свидетельство русофобства! Ну не бред ли фашизоидный? При этом люди ни пьесы не знают, ни спектакля не видели. А может, и вовсе в театре не были.

Не знаю, кто может довериться такой откровенной и душной фальшивке. Для меня это большая загадка. Люди же не идиоты. Я это точно знаю. А уж те, кто может пользоваться интернетом, вообще могут сами проверить и перепроверить информацию. Я помню, как один такой деятель требовал отобрать у меня все звания, награды и государственные премии. А после этого от него ушли подписчики. Он так расстроился! – смеётся Лия Меджидовна. – Надеюсь, что весь этот ужас позади.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика