14.09.2021

Создатели фильма "Вокзал для двоих" поблагодарили зэков

Одна из историй, лёгших в основу фильма, произошла с известным композитором Микаэлом Таривердиевым, вторая – с поэтом Ярославом Смеляковым

Фото: кадр из фильма "Вокзал для двоих"

Поцелуй под смех и чихания

Пианист Платон Рябинин проездом из Москвы в Грибоедов по нелепой случайности застревает в Заступинске. Ему крайне важно повидаться с отцом, ведь скоро ему предстоит отбывать срок в колонии. На станции он знакомится с официанткой Верой. Драматург Эмиль Брагинский и режиссёр Эльдар Рязанов для своих сценариев любили заимствовать сюжеты из жизни. Вот и на этот раз две истории помогли «Вокзалу».

Одна из них произошла с известным композитором Микаэлом Таривердиевым. Он ехал со своей возлюбленной (говорят, это была актриса Людмила Максакова) и дал ей вести машину. В результате, она насмерть сбила человека. Всю вину композитор взял на себя, заявив, что это он был за рулём. Был осуждён на два года, но амнистирован ещё до перевода в тюрьму.

Однако авторы сценария решили героя всё-таки отправить на зону.

Второй случай произошёл с поэтом Ярославом Смеляковым, который отбывал срок в лагере. После смерти Сталина политзаключённые ждали амнистии, и отношение к ним было мягким. Поэтому Смолякова отпустили в гости к находящимся на поселении неподалёку сценаристам Валерию Фриду и Юлию Дунскому. И все трое после застолья проспали будильник. Чтобы друг не опоздал к утренней поверке, Фрид и Дунский тащили его, уставшего к концу пути, на себе.

Сценарий писался сразу с расчётом, что главные роли будут играть Людмила Гурченко и Олег Басилашвили.

- После работы в фильме Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово» режиссёр в шутку дал мне расписку, что будет снимать меня в своём каждом последующем фильме, - вспоминает Олег Валерьянович. – Поэтому, когда мы случайно встретились на «Мосфильме», и Эльдар сказал, что задумал новый сценарий, я ему про расписку-то и напомнил. Ему ничего не оставалось делать, как пригласить меня.

Специально для роли Людмила Гурченко изучала профессию официантки: училась носить подносы, выбивать чеки, открывать бутылки и… ругаться. Хотя всем известно, что и по жизни у актрисы был крутой нрав. Басилашвили поначалу даже робел перед ней. Они познакомились за два часа до съёмок первой совместной сцены. И это был эпизод поцелуя.

- Я безумно стеснялся Люсю, - рассказывает Олег Валерьянович. – К тому же тот текст, который мне тогда дали, мне не понравился. Стал спорить с режиссёром, со мной не соглашались. И я ушёл со съёмки. Был уверен, что будет играть кто-то другой. Но через два дня меня снова позвали. Оказывается, Люся сама переписала мой текст. Я прочитал и понял: то, что мне нужно! С тех пор у нас началась тёплая дружба.

Кстати, ту сцену, когда герои ночью целуются и выясняют отношения в стоящем в депо поезде, снимали в старом пыльном вагоне. Поэтому актёры постоянно чихали, что вызывало у всех смех. Каждый дубль давался с большим трудом.

Ещё одним ярким героем фильма стала «дядя Миша» – Нонна Мордюкова. Поначалу она скептически отнеслась к предложению сниматься у Рязанова, потому что считала: лучший режиссёр – только Никита Михалков, который тоже сыграл в фильме проводника Андрея. В первый съёмочный день Мордюкова так и заявила Эльдару Александровичу:

– Ну, как будем сниматься: как у Никиты Сергеевича, который все знает, или…. как всегда?!

Но вскоре поняла, что Рязанов ничуть не уступает её любимцу. В эпизоде с дядей Мишей зрителей удивило настоящее чудо – видеомагнитофон. Большинство советских граждан и не знали, что это такое, ведь у нас первый видеомагнитофон вышел чуть позже – в 1984-м. Этот же японский аппарат для съёмок позаимствовали на киностудии «Мосфильм».

Фото: кадр из фильма "Вокзал для двоих"

Гурченко деревенские жители отогревали чаем

Вокзал, где встретились герои, находится в вымышленном городе Заступинске. Но на самом деле основные съемки этих сцен проходили в московском Рижском вокзале. Теперь помещение, в котором был ресторан, в котором работала Вера, больше напоминает пустынный зал ожидания.

Окно, под которым стояла скамейка, где сидели герои фильма, выходит на перрон вокзала. Правда, её ставили только на время съёмок. А поезд, на котором работал проводник Андрей, приезжал тоже на Рижский вокзал, на первый путь. Правда, в фильме чуть-чуть засветились и вокзалы Ленинграда, например, ночной разговор Платона и Веры перед отъездом – это Витебский вокзал северной столицы.

Над эпизодами с платформами и путями (например, как, проводив на поезд Платона, плачущая Вера бежала по мосту через пути) работали на станции Лосиноостровская. Гурченко и Басилашвили снимались среди обычных пассажиров, а оператор делал все, чтобы кинокамера не особо попадалась на глаза посторонним людям.

Сцены на рынке, где герои продают дыни, снимались на московском Тишинском рынке, который, увы, уже не существует. А где Платон везёт Веру на тележке – это уже Таганская площадь. Далеко увёз!

Эпизоды в зоне снимали в Подмосковье в Икше в исправительной колонии для несовершеннолетних.

– Олегу Валерьяновичу дали тряпку и ведро, а он растерялся: как это делать!? Никогда полы не мыл! – вспоминая съёмки, смеялся бывший надзиратель Николай Басиленов. – И один из наших воспитанников артиста учил, как отжимать тряпку, как встать удобно на коленки и мыть. Надо заметить, что Басилашвили ел вместе с осуждёнными с одного котла, не брезговал.

Того заключённого, который взял шефство над актёром, звали Валентин Онуфриков. Он в благодарность попросил актёра, чтобы в фильме прозвучала его фамилия. И Басилашвили нашёл выход: в эпизоде, когда Вера пытается разбудить зэка Рябинина, тот, ещё спящий, бормочет: «Онуфриков, кончай!»

Финальные кадры, где герои бегут, якобы по сибирской тайге на самом деле снимались близ подмосковной деревни Новое Гришино, что в Дмитровском районе.

– Морозы тогда стояли жуткие – аж минус 30 и Людмила Гурченко замёрзла. Тогда моя мама пригласила её в избу попить горячего чая, - вспоминает сегодня жительница той деревни, которая была очевидцем съёмок Ольга Деревяшкина. – Актриса оказалась такой простой, ничем не отличалась от наших деревенских. А Олег Басилашвили никогда не переодевался в перерывах между съёмками: ходил по деревне в этой зэковской робе, в магазин заходил, вместе со всеми в очереди стоял. Однажды так задумался, что забыл кошелёк на прилавке. Одна из наших его догнала и вернула.

В этой же деревне снималась и сцена, где герои встречаются на свидании, когда Вера кормит Платона. В съёмках были задействованы два дома: фасад снимали один, а сцены внутри – в соседней избе. Сейчас в этих домах никто не живёт.

Фото: кадр из фильма "Вокзал для двоих"
Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика