Сергей Никитин: «Если наша власть лжет, то я против нее»

Известный композитор Сергей Никитин и его супруга Татьяна давно известны как исполнители песен, которых принято называть бардами. В последнее время они часто проводят время в CША.

Фото: Global Look Press

«Если б жив был Булат Окуджава, он меня бы поддержал»

- Сергей Яковлевич, перед нашей беседой я поделился с подругой, что буду с вами разговаривать, и она воскликнула: «Ой, а куда же Никитин пропал?!» Что ответите?

- Пропал, это значит, давно не показывали по центральному телевидению. Но, если, кто, действительно, интересуется нами, то в интернете все найдет: и новые проекты, и новые песни. А то, что нас с Таней не показывают по телевизору, это объяснимо, - там же деградация, засилье низкопробной попсы! Сплошные ток-шоу, которые посмотришь и невольно подумаешь: неужели наша страна состоит из дебилов и извращенцев?! Если нарисовать психологический портрет зрителя многих передач на центральных каналах – это люди «ниже плинтуса», полные дебилы. Но мы-то с вами знаем, что это не так. Мы много бываем в разных уголках России, и на всех уровнях сталкиваемся с людьми думающими, критически мыслящими, читающими.

- А кому выгодна «игра на понижение»?

- Властям не нужно, чтобы граждане анализировали, им нужен управляемый контингент с низким уровнем культуры. Чтобы люди не задумывались о том,  что вокруг делается. Никитиным нет места рядом с этой попсой, и если что-то интересное дают по центральным каналам, то это загоняется за полночь.

- То есть, если бы вас, например, Первый канал позвал выступить на какое-то музыкальное шоу, вы бы не пошли?

- Конечно, нет. Хотя не так давно пригласили на «Россию1» в программу «Привет, Андрей!», посвященную композитору Никитину, и обещали, что сделают все так, как мы хотим. Посмотрим. Будем участвовать вместе с сыном Сашей. Он наш соавтор, единомышленник. Аранжировщик, гитарист. Мы с ним сейчас записали новый альбом на стихи Бориса Рыжего.

- Сергей Яковлевич, прочитал, что в последнее время вы живете в Америке. Чем же занимаетесь?

- Мы не живем в США, мы там бываем в семье нашего сына. Я по-прежнему сочиняю новые песни, выставляю их на нашем канале nikitinchannelна youtube.  Во время пандемии я находился в Америке, и так неудачно искупался в Атлантическом океане, что повредил шейный позвонок. Врачи меня поздравляли, что обошлось без серьезных последствий.В течение 30 лет я провожу Никитинские встречи для детей и родителей во дворце пионеров на Воробьевых горах . И вот во время пандемии мы это дело продолжили, правда, уже онлайн. Я рад, что сегодняшним детям нравятся наши песни: и «Александра», и «Брич Мулла», и «Большой секрет для маленькой компании» и так далее.

- А на этом можно заработать деньги?

- Что касается Никитинских встреч, то почти все эти 30 лет они проходили на общественных началах. Но появление в интернете в конце концов монетизируется -  чем больше подписчиков на твоем канале, то тем больше туда вставляют рекламы.  Конечно, это не главный источник наших доходов, главным образом зарабатываем авторскими гонорарами. Мои  песни звучат во многих спектаклях , в кино, используются в рекламных роликах. А вообще Михаил Светлов как-то сказал одному молодому поэту: «Пишите бескорыстно, за это больше платят».

- Вы гражданин Америки?

- Нет, у нас с Татьяной и мысли такой никогда не было, но у нас  есть вид на жительство, то есть гринкарта. Мы получили ее еще в 1990-е годы. Мы много тогда летали в США, и надоело каждый раз оформлять визу. А тогда власти США предложили  ученым и артистам (причем не только из России) сделать гринкарты, а мы как раз сочетаем в себе и то, и другое. При получении еще во многом сработало то, что я причастен к созданию фильма «Москва слезам не верит», который получил американский «Оскар». А сын оказался в Америке раньше – он там учился.

- Тогда хотели сбежать из России?

- Во-первых, мне не нравится слово сбежали. Во времена горбачевской перестройки, когда сломали берлинскую стену, нам казалось, что мир переходит в новую историческую эпоху и наш земной шарик – общий дом человечества. Собственно, люди, человеки, особенно продвинутая молодежь в этом новом мире уже живут. К сожалению, правительства сильно отстают и тянут назад – к так называемым государственным интересам, демонстрации военной силы, захвату территорий. Ну, а наша семья живет, можно сказать, в 22-м веке. Наши внуки – американцы русского происхождения. В них столько кровей намешано – русская, таджикская (Татьяна наполовину таджичка), ирландская, немецкая и еще не знаем какие (со стороны нашей американской невестки). Уже сегодня перед человечеством встают такие проблемы (экология, энергетика, глобальное потепление), которые можно решать только на международном уровне. Разные государства просто обречены на объединение. А мы чувствуем себя на переднем крае этого процесса.

- А что есть в Америке такого хорошего, чего нет в России?

- Послушайте, в каждой стране есть свои минусы и плюсы. В Америке есть ощущение, что каждый человек может жить так, как ему нравится. В 1989 году у нас образовались друзья, Дон и ЮнисМаст–школьные учителя и любители американской песни, folk songs. Для них Пит Сигер, Джоан Баез и Боб Дилан – как для нас Булат Окуджава и Владимир Высоцкий.

Так вот, в молодости они образовали что-то вроде коммуны, в которую вошли примерно десять учительских семей. У них было два больших дома, общий детский сад, и почти каждый вечер они играли на гитарах и пели любимые песни, начиная со знаменитой песни ВудиГатри «This land is your land».  Дон и Юнис родили пятерых детей и удочерили корейскую девочку, после чего решили отделиться от коммуны и жить в отдельном доме. Их друзья и родители их учеников «вскладчину» за три месяца построили им дом, да еще и с концертным залом на 150 мест.

В течение многих лет в этом зале семья Мастов ежемесячно устраивала вечера типа «Споем вместе». Каждый раз у них был какой-то специальный гость. В 1990 году такими гостями стали мы с Татьяной. А спустя некоторое время был приглашен и Пит Сигер, и мы.

А я слушал Пита Сигера еще в конце 60-х у нас в Москве в зале Чайковского и в МГУ, он был представителем движения протеста американцев против войны во Вьетнаме. И вот мы с ним участвуем в одном концерте в оперном театре городка Вудсток штата Иллинойс, ну и конечно в Доме Дона и Юнис.

Вот это пример того, как люди в США могут устроить свою судьбу, не спрашивая ни у кого на это разрешения. А еще мы приглашали Дона и Юнис на Грушинский фестиваль, и они пели перед 80-тысячной аудиторией, были абсолютно счастливы. Так что мы ищем не различия между «партнерами» США и РФ, а общее. И легко находим – среди людей. Это и любители песен, это и музыканты, и спортсмены, и космонавты, это и многочисленные научные работники. И все они очень легко находят общий язык, возникают дружеские связи, а частенько и супружеские пары.

На этом фоне дела о шпионаже, которые заводят наши доблестные органы, просто нелепы и глупы.

Фото: Global Look Press

«Беда в том, что эти ток-шоу смотрят и верят в то, что они говорят»

- Помнится, у вас случился конфликт с доверенным лицом Владимира Путина музыкантом Юрием Башметом. Вы даже написали в соцсетях: «Не считаю для себя возможным быть на этом вечере в силу серьезных разногласий с юбиляром по поводу принятого «закона Димы Яковлева» и его отношения к президенту В.В. Путину». 

- Я высоко ценю Юрия как выдающегося музыканта. Я был счастлив, когда были те моменты, когда мы имели возможность вместе поиграть, бывал у него и дома, мы музицировали, это были моменты счастья. В последний раз мы с ним выступали на сцене Большого зала консерватории, мы играли фантазию на тему Булата Окуджавы. В этот раз я предложил ему исполнить мою песню на стихи Бориса Рыжего, уже была готова партитура, я предвкушал это счастье. Мы собирались сыграть с ним вместе, был назначен концерт. Но перед этим я прочитал интервью, где Башмет высказался, что согласен с «законом Димы Яковлева», чтобы запретили американцам усыновлять наших детей. Я позвонил Юре, спросил, правда ли, что он так думает. Если да, то я не выйду с ним вместе на сцену. Вот и не пришел. А дальше он начал в СМИ про меня говорить разное, что я себя так веду, потому что имею американское гражданство. Надеюсь, наступит момент, когда Юрий пересмотрит свою позицию. Думаю, если жив был бы Булат Окуджава, он меня бы поддержал.

- Может, поэтому вас и не пускают на телевидение? Были бы в «Единой России» или доверенным лицом президента….

- Нет, не думаю, что меня куда-то не пускают. Все что я хотел делать, я делал всегда. У нас много концертов, ездим по стране, никто нам ничего не запрещает.

- Прививку сделали?

- Да, и я, и Татьяна. В Америке сделали, и вот сейчас в России. Все хорошо перенесли. Это невежество, если кто-то считает, что прививку делать не надо. Ответственно заявляю – прививку от ковида надо делать каждые 6 месяцев. К сожалению, мы только что похоронили близкого друга, заболевшего COVID-19. Поэтому мне сложно говорить.

- Сергей Яковлевич, а вы считаете себя оппозиционером?

- Я против лжи, против насилия, против беззакония, против коррупции. Это называется диссидентством?! Если наша власть лжет, то я против нее. Значит, я – диссидент. А по-моему я патриот. Вспомним знаменитые строки Некрасова – «Кто живет без печали и гнева, тот не любит Отчизны своей».

- Цензура, которая была раньше, вам мешала?

- Я считаю, что расцвет советской культуры как раз произошел благодаря сопротивлению этой цензуре. Сейчас идет засилье денег, деградация…

- А разве сейчас нет цензуры? Вот закон хотят выпустить: о чем можно шутить, о чем нельзя….

- Той цензуры сейчас нет. Да, нашей власти сейчас много не нравится. Но нужно сопротивляться. Гласность и прозрачность нужна, только тогда ты увидишь, что «король – гол». Но есть же закон, где написано, что можно говорить и чего нельзя (например, пропаганду фашизма), и этого достаточно. У каждого человека должно быть право на высказывание своего мнения по любому вопросу. А уж в художественном произведении тем более.

- На это вам скажут: «Живете вы в Америке, пенсию и гонорары получаете в России»… Кстати, сколько у вас пенсия?

- Это похоже на разговоры на коммунальной кухне. Пенсия как у всех. А гонорары не только в России. В интернете, например.

- Сергей Яковлевич, а возраст влияет на творчество?

- Лично я себя чувствую на 27 лет! Творчество – это в голове и в душе. Сочинять – любимое занятие. Помогает состояние влюбленности. Это может быть знакомство с художником, поэтом, музыкантом, это может быть новый спектакль в любимом театре или открытие города, в котором раньше не бывал. А потом что-то сочиняешь, и хочется этим поделиться с людьми.

- Есть ли люди, кому вы не подадите руки?

- Я бы не мог находиться в одной комнате с человеком, поднявшим руку на женщину. Такой есть среди известных политиков. Можно было бы ожидать обструкции со стороны СМИ, но этого не происходит, значит это приемлемо? А еще я не понимаю людей, которые любят пострелять – они считают себя мужчинами. А, по-моему, мужество в том, чтобы предотвратить применение оружия и не допустить гибели людей. Но для этого нужны совсем другие качества – интеллект, умение договориться, любовь к людям, понимание, что высшая ценность – человеческая жизнь. В связи с этим я бесконечно преклоняюсь перед людьми, имеющими мужество заниматься настоящей, а не показушной благотворительной работой. Уважаю, восхищаюсь Чулпан Хаматовой.

- Вы чувствуете на себе, какое-то негативное влияние со стороны власти?

- Нет, по-моему, мы для них не существуем. Бывает, что в интернете, кто-то про нас пишет гадости. Отношусь к этому с удовлетворением. Значит, есть недоброжелатели. Было бы плохо, если бы врагов не было вовсе. Но в основном, нас любят, улыбаются. Сейчас модно смотреть эти ток-шоу, мы о них с вами и начали разговор. Кричат, обвиняют Америку или Украину. Особенно забавно, когда критикуют Украину за  подавление свободы слова.

«Не лучше ль на себя, кума, оборотиться»? Беда в том, что эти ток-шоу смотрят и верят в то, что они говорят. Причем, делают они это за деньги. 

Фото: Global Look Press
Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика