С плохими парнями не бывает хорошей дружбы

Почему "Единой России" выгодно, чтобы фильм Николая Сванидзе о еврейских гетто и довоенных отношениях между СССР и Гитлером был показан на госТВ

Фото: кадр из фильма «Гетто»

В ночь на 30 августа на канале "Россия-1" прошла премьера документального фильма журналиста-историка Николая Сванидзе «Гетто». В фильме рассказывается о том, как гитлеровский режим создавал в городах Европы эти самые гетто, в которых в совершенно скотских условиях были вынуждены жить евреи. По сути, гетто были частью нацистской политики истребления евреев: в них жили под страхом смерти и массово умирали в результате расстрелов.

Во время Второй Мировой Войны истребление евреев затронуло и оккупированную Белоруссию – появилось печально известное Минское гетто  –  и даже центральные территории Советского Союза: евреев расстреливали даже в Царском Селе под Ленинградом, чуть ли не во дворе легендарного Пушкинского лицея.

Не стала исключением и Польша, где появилось Варшавское гетто. Впрочем, в самом начале войны поляки одиннадцать дней отбивались от фашистов. Потом Польшу, как известно, поделили Германия и Советский Союз.

И вот здесь проходит самый болезненный для российской культуры, российского общества, российской власти «нерв» документального фильма, удивительным образом показанного, пусть и ночью, по "России-1".

Пока не началась Великая Отечественная, Советский Союз никак не информировал своих граждан о том, что нацисты творят с евреями – хотя советская власть прекрасно об этих преступлениях знала. Почему ничего не рассказывали народу?  Ну, потому что, пока не началась Великая Отечественная, Советский Союз поддерживал определённые отношения с нацистской Германией.

Собирались ли Сталин и Гитлер поделить, как Польшу, всю Европу – вопрос спорный, но какие-то тактические, политические, экономические резоны дружить «по лезвию ножа» с фашистами у советской власти тогда, вероятно, были.

Все мы знаем, чем эта скользкая дружба закончилась: советский народ узнал, что творят фашисты – и уже не только с евреями, а с самим советским народом. Но до того, как получить «нож в спину», советская власть исповедовала относительно Германии «невмешательство в дела другого государства».

Можно чем угодно объяснять этот сомнительный выбор, причины могут найтись разные. Но дружить, как известно, надо с приличными людьми. К концу 30-х годов 20 века более неприличной и отмороженной публики, чем немецкие власти и их силовые структуры, в Европе не было. И вот с ними-то товарищ Сталин и советская верхушка пытались выстроить то или иное сотрудничество.

Может быть, сказалось то, что большевики по своим «корням»  – отщепенцы и авантюристы, если не сказать, уголовники. Может быть, сказалась извечная российская конфронтация с цивилизованным миром, побуждающая контактировать с ним «с чёрного хода». Тактика, расчёт, геополитические обиды и интриги.

А может быть, сказалось то, что Советский Союз, сойдясь на мировой арене с Гитлером, уже имел опыт собственных массовых «чисток» и собственного «холокоста» 37-го года. К сожалению, товарищ Сталин увидел немецкого фюрера, как «рыбак рыбака», не без того. Пусть издалека, но увидел: способность приносить людей в жертву своим интересам у обоих политиков была весьма развита.

С другой стороны, упрёк в «грязной тактике» может быть при желании обращён и к фильму Николая Сванидзе, и к нему самому. Не потому ли фильм был показан на государственном телевидении, что льёт воду на мельницу «Единой России», дискредитируя идеологическую базу КПРФ? Отчасти, надо думать, именно поэтому.

Но здесь Николая Карловича хочется и можно оправдать. Во-первых, претензии в «грязной тактике» в большей должны быть обращены к российской власти, которая, в целях продолжения себя самой, просто вынуждена пользоваться противоречивыми представлениями о российской истории и собственных истоках.

И в-третьих, «невмешательство в дела чужого государства» можно обнаружить не только за славными предками российских коммунистов, дружившими до последнего с Гитлером, но и за «единоросами», которые сейчас пытаются выстроить некие отношения с одним исламским радикальным движением афганского происхождения. Понятно, что это движение на данный момент – реальная сила в неспокойном регионе, оставленном США, и с ней приходится считаться.

Спору нет. Но почему-то уважительное невмешательство во внутренние дела неприличной и опасной публики снова демонстрирует Россия. И это как-то досадно и показательно. «Выстраивать отношения» с Гитлером или террористами могут только такие же запутавшиеся, как и все мы, нравственно надломленные и глубоко обосновавшиеся в этой надломленности люди.

А корни этой запутанности и надломленности – уходят довольно глубоко: в российскую «жизнь Клима Самгина» начала 20 века. К сожалению, и дореволюционная Россия, с её сословным обществом, напоминающим, как в кривом зеркале, наше, рухнула по объективным причинам. В первую очередь, нравственным: «свинцовые мерзости» жизни, описанные Горьким, потихоньку превратили «православие-самодержавие-народность» в «лицемерие-бесправие-косность» (так что и в той «России прошлого» «единоросам» не сыскать опоры).

То же самое постигло Советский Союз: пафос советского гражданина, вымоченный в разного рода несправедливости, превратился в какое-то изнурительное враньё. То же самое угрожает постигнуть и нас – тем более, что количество вранья уже превысило все прежние пределы.

Скрывать от своего народа истинное лицо опасных «союзников» – или «партнёров» в неспокойном регионе, – значит попросту, как показывает история, обманывать самих себя. С «плохими парнями» не бывает хорошей дружбы. Даже если сам становишься или уже стал таким же, как они.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика