Александра Захарова: мы восстановили портрет отца напротив «Ленкома»

Граффити с изображением худрука «Ленкома» Марка Захарова снова появилось на стене дома рядом с его театром. Дирекция театра не дала на восстановление ни рубля

В первый раз портрет таинственным образом появился в Настасьинском переулке, на стене дома напротив "Ленкома", ночью накануне похорон легендарного режиссера. Это был выразительный как античная маска профиль Марка Захарова. Люди специально приезжали, чтобы взглянуть на него. Затем портрет так же загадочно исчез – его закрасили. Но ненадолго – актеры быстро его восстановили. Москвичи выступили за сохранение граффити, и центральная префектура Москвы пообещала, что граффити закрашивать не будут. С тех пор прошло уже почти два года (Марк Захаров ушел из жизни 28 сентября 2019 года), портрет остается на своем месте и «все это время отец как будто приглядывает за театром… И мне кажется, что ему не всё нравится», – с горечью заметила Александра Захарова, рассказывая о том, что пару дней назад портрет ее отца еще раз был восстановлен:

– Портрет нужно было реставрировать, потому что стену дома нужно было покрасить. И теперь мы его подняли чуть выше, развернули в другую сторону и сделали изображение даже чётче, чем было. Я очень благодарна Алексею Кокорину, который отважно вместе со мной взялся за восстановление - и портрет, конечно, проявился совершенно удивительно! Мы ещё хотим сделать внизу автограф – подпись отца, она у него очень красивая. И ещё осталось подсветку сделать, чтобы портрет был виден всегда.

Той несчастной осенью, да и долгое время после, я была в шоковом состоянии, и появление портрета на стене напротив «Ленкома» – вдруг, как будто из воздуха! – вызвало очень эмоциональное ощущение, что отец вернулся как бы посмотреть на свой театр, на нас. Это, конечно, не было мистикой, просто Алексей Кокорин и молодые ребята-ленкомовцы сделали это ночью, когда никто не видел. Потом его закрасил владелец здания – в Москве же сложно получить разрешение на такие вещи, но, слава богу, Сергей Семёнович Собянин пошёл навстречу и портрет оставили на стене отеля "Пушкин", который теперь очень нам помогает. И вот уже почти два года Марк Захаров смотрит на то, что происходит с театром.

– Александра, дирекция помогает вам? Нужно ведь оплачивать работу, покупать и устанавливать оборудование для подсветки?

– Нет. Да я бы уже и не пошла просить. Как-то, давно уже, я заикнулась раза два, что надо бы поднять портрет и подсветить его, но… мои просьбы к дирекции как-то помочь не были услышаны. А сейчас уже и не нужно. Отец как будто приглядывает теперь за театром, и мне кажется, что ему не всё нравится.

Легендарному режиссеру действительно не понравилось бы, что сегодня происходит с его театром. Это и немудрено. «Ленком» потерял ту высоту, которая была при Захарове. Качество спектаклей падает, зато интенсивность самовосхвалений нынешнего главы «Ленкома» растет невероятно! Даже неудобно как-то читать интервью Марка Борисовича Варшавера, где он ничтоже сумняшеся сравнивает свои «достижения» с тем, что «было при Захарове» – ставя себе в заслугу антрепризы, а также бесконечные и бессмысленные вводы второстепенных актеров на роли в легендарных спектаклях, которые еще недавно блестяще исполняли Дмитрий Певцов, Александр Лазарев, Александра Захарова (у которой дирекция теперь мстительно отнимает одну роль за другой) и другие ленкомовские звезды. Непонято, на какие эпитеты рассчитывает нынешнее руководство "Ленкома", хвалясь так называемым восстановлением "Поминальной молитвы" – без Леонова, без Горина, без Захарова нет и уникальной "Поминальной молитвы", возможна лишь ее тень. Недаром сам Марк Захаров, нетерпимый к фальши, отказался после смерти Евгения Леонова возрождать свой спектакль, он, как любой большой художник, все понимал про тень.

Захаров любил произведения Шварца, среди которых как раз есть замечательная пьеса-сказка «Тень». Бывает, что персонажи Шварца сходят со страниц и живут в реальности. Тень занимает чужое место, разрастается от важности, и прогнать ее почти невозможно, потому что она, по Шварцу, пустота.

Марк Захаров пришел в "Ленком" в 1973 году, он, художник, думал построить новый театр, создать целый новый мир… Захаров мечтал о «Юноне», о «Тиле», о «Звезде Хоакина Мурьеты», о «Вишнёвом саде», о «Трёх девушках в голубом» – о новой драматургии. Захаров – непревзойденный режиссёр, построивший свой авторский театр и свой кинематограф. Ушёл Захаров – ушёл великий театр. В "Ленкоме" осталась прачечная – и нет, это не метафора и не отсылка к сериалу "Во все тяжкие". Там реально есть отличная прачечная, а полюс к ней большой спортзал, кафе и баня, которыми нынешнее руководство гордится, и в этом случае – по праву.

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика