Бурлеск Боба Фосса и криминальный коктейль Тарантино: 5 важных лауреатов в истории Каннского кинофестиваля

Sobesednik.ru рассказывает о важных в истории Каннского кинофестиваля фильмах

Фото: скриншот с Youtube

6 июня открылся 74-й Каннский кинофестиваль и уже успел порадовать критиков: наравне с такими мастодонтами кинематографа, как Ален Делон, Аньес Варда, Жан-Поль Бельмондо, лауреатом почетной «Золотой пальмовой ветви» стала актриса Джоди Фостер, прославившаяся ролями несовершеннолетней проститутки Айрис и агента ФБР Клариссы Старлинг. А фильмом открытия стал мюзикл «Аннет» — первый англоязычный проект француза Леоса Каракса, который исчезал с радаров на целые восемь лет (ну ему-то не привыкать).

Впереди еще ленты Пола Верховена, Уэса Андерсона, Кирилла Серебренникова, но пока они не появились в российском прокате, предлагаем вспомнить пять знаменательных картин прошлых лет, получивших главную награду смотра.

«Сладкая жизнь», 1960. Реж. Федерико Феллини

Имя Федерико Феллини уже давно закрепилось в сознании многих как синоним итальянскому кино, а его «Сладкая жизнь» стала самой успешной работой режиссера, ознаменовавшей вершину его творчества (наряду с «Восемью с половиной, конечно). 

Фильм состоит из нескольких эпизодов, связующем звеном которых является журналист Марчелло Рубини, ведущий колонку о жизни светского общества Италии конца 1950-х. Вместе с коллегами он встречает американскую кинозвезду Сильвию, присутствует на вечеринке «сливок общества», устроенной его другом Штайнером, разбирается в мнимом явлении Девы Марии, сопровождает вместе с фотографом Папараццо (после фильма это имя станет нарицательным) гигантскую статую Христа, подвешенную на на тросе и…страдает от всепоглощающей скуки и одиночества, причины которых, как и Штайнер, он никак не может понять. 

Одним из главных героев здесь. безусловно, выступает Рим. «Вечный город» с его мощеными улочками, легендарной улицей Венето, превратившейся после войны в последний крик моды, и прославленным фонтаном Треви, куда посреди ночи могли  себе позволить прийти искупаться герои Марчелло Мастрояни и Аниты Экберг, погряз в безнравственности и коррупции. Женщины в дорогих нарядах и мужчины в идеально сидящих костюмах участвуют в сеансах спиритизма, предаются оргиям и дебошам, в общем, делают все, чтобы хоть как-то развеять скуку бесконечно длящейся «сладкой жизни». 

Не удивительно, что после выхода фильма Римская католическая церковь решительно осудила ленту, посчитав, что в ней нет ни морали, ни надежды, ни раскаяния. Будучи в Падуе режиссер рассказывал, что увидел на улице огромный плакат в черной рамке, на котором было написано:«Помолимся за спасение души Федерико Феллини, публичного грешника».

Публика встретила ленту тоже весьма прохладно. После показа в Милане зрители посчитали фильм «чрезмерно римским» и освистали за слишком длинный хронометраж. Без оплеухи не обошелся и Марчелло Мастрояни — его тогда прозвали праздным бездельником и коммунистом.

Как бы то ни было, лента удостоилась главной награды на Каннском фестивале, обойдя еще одну знаковую итальянскую картину того времени — «Приключение» Микеланджело Антониони, а позже еще несколько важных кинонаград.

«Весь этот джаз», 1979. Реж. Боб Фосс

Визитная карточка Голливуда, киномюзикл зародился в ответ на появление звука в кино, хотя на его формирование, конечно же, оказали влияние чуть ли не все виды сценического искусства, существовавшие еще задолго до открытия братьев Люмьер. Простые повторяющиеся сюжеты, рассказанные через песни и танцы, красивые, но нереалистичные декорации и неизменные хэппи-энды — те самые три кита, на котором держался жанр в США, пока его не стали олицетворять с устаревшим классическим Голливудом. Тогда-то на сцену и пришел Боб Фосс — бывший танцор ночных клубов, мечтавший пойти по стопам Фреда Астера, и большой поклонник Федерико Феллини, с которым он постоянно вел внутренний диалог.

Собственно, снял Фосс немного. В копилке его фильмов числятся дебютная лента «Милая Чарити» о наивной дурочке с «золотым сердцем», легендарное «Кабаре» о страшных событиях XX века, «Ленни» об американском комике Ленни Брюсе, чей стиль прозвали «больным юмором», и, конечно же, «Весь этот джаз» — пожалуй, самая личная работа Фосса.

Эгоцентрик, сексоголик и жуткий трудоголик Джо Гидеон разрывается между монтажом фильма о стендап-комике и постановкой спектакля. Каждый его день — это таблетки Алка-Зельтцер, пара-тройка выкуренных сигарет, стимуляторы и неизменное «Начинаем шоу, господа!». Не считаясь со здоровьем, герой в итоге попадает в больницу с инфарктом.

Если раньше танцевальные номера в мюзиклах снимали одним планом, то Фосс стал использовать монтаж. Во «Всем этом джазе» частая смена планов и ракурсов придает больше правдоподобия происходящему и одновременно погружает зрителя в лихорадочное сознание героя, где сон смешивается с реальностью, пока и вовсе не перестает быть различимым. Хореография становится частью драматургии, а саркастическое обличение мира Голливуда смешивается с исповедью творца, для которого нет ничего главнее Музы. 

Если у Феллини жизнь представлялась карнавалом, куда вторгались бродячие комедианты и печальные клоуны, то у Фосса — бесконечным бурлеском с его взбалмошными героями, которые не умещались в рамки этого мира.

Через восемь лет после выхода фильма Боб Фосс, как и его альтер эго Джо Гидеон, скончался от сердечного приступа.

«Разговор», 1974. Реж. Фрэнсис Форд Коппола

Между гангстерской сагой «Крестный отец» и монументальным антивоенным полотном «Апокалипсис сегодня» один из представителей кино Нового Голливуда Фрэнсис Форд Коппола выпустил на экраны параноидальный триллер «Разговор» с Джином Хэкменом («Французский связной», «Миссисипи в огне») в главной роли. 

Недоверчивый Гарри Кол прослушивает чужие разговоры и передает пленки с записью своим клиентам. Однажды ему предлагают нелегкое дельце — записать беседу гуляющих на центральной площади Сан-Франциско влюбленных, которая вызывает у Коула беспокойство. «Он убьет нас, если у него появится такая возможность», — центральная загадка ленты, заставляющая главного героя постепенно сходить с ума.

Фильм появился в 1974 году, во времена Холодной войны и Уотергейтского скандала c прослушкой, вызвавших общественную паранойю. Вдохновленная «Фотоувеличением» Микеланджело Антониони, который, в свою очередь, вышел из рассказа «Слюни дьявола» Хулио Кортасара, а тот — из «Окна во двор» Альфреда Хичкока, работа Копполы исследует тему отгородившегося от общества, одинокого человека, замкнутого на своих собственных страхах. Принятие параноидальной иллюзии за реальность приводит Кола к опустошению. После классической манеры «Крестного отца» прерывистый, эллиптический стиль «Разговора» казался творением другого режиссера, готового экспериментировать с новыми формами и языком. 

«Криминальное чтиво», 1994. Реж. Квентин Тарантино

В первой половине XX века в США выходили так называемые pulp-журналы — массовые издания, в которых можно было почитать дешевые детективы, низкосортные романы и приключенческие рассказы. Позже о них позабыли, пока Квентин Тарантино не вдохнул в «бульварное чтиво» новую жизнь.

Рискну предположить, что это единственный фильм, который видели все, кто читает эти строки. Феномен Квентина Тарантино никого не обошел стороной: перевернувший жанр криминального фильма с ног на голову, лихо перетасовавший части фильма, использовавший дешевую пленку, не скупящийся на слово fuck и обилие насилия в кадре, он обвел всех вокруг пальца и, отвергнув устоявшиеся принципы и образцы, получил «Золотую пальмовую ветвь» от героя обожаемых им спагетти-вестернов Клинта Иствуда. Тогда критики ломились в здание Дворца фестивалей, а самого Тарантино на премьерный показ не пустили, так как он нарушил дресс-код и появился на красной дорожке в спортивном костюме. 

Кстати, в тот год с лентой Квентина соревновались «Утомленные солнцем» Никиты Михалкова. Мэтр российского кино не скрывал, что надеялся на победу, а после объявления итогов надолго затаил обиду на фестиваль, потому что в кино, по его словам, там не разбираются. Обиды были забыты в 2004 году на открытии ММКФ — тогда Никита Сергеевич дружелюбно похлопывал Квентина Тарантино по плечу, а позже показывал достопримечательности столицы.

«Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни», 2010. Реж. Апичатпонг Вирасетакун

Фильм «Дядюшка Бунми…» такой же сложный для восприятия, как и имя его создателя — Апичатпонга Вирасетакуна, которое кинокритики зазубривали на протяжении нескольких лет. В 2010 году таец привез свою поэтическую, мифологическую ленту на Каннский кинофестиваль, и ее не смог обойти стороной чудаковатый сказочник Тим Бертон, который стал председателем жюри основного конкурса и закрепил за Апичатпонгом звание классика современного кино.

У дядюшки Бунми отказывают почки. Он решает провести остаток жизни в деревне, где ему являются призраки умершей жены и пропавшего сына, обретшего облик черной обезьяны с ярко-алыми глазами. Вместе с ними Бунми отправляется в путешествие в глубины воспоминаний.

Фильм, будто галлюцинация, наполненная неуловимым смыслом. Медитативная и убаюкивающая, лента действует по собственной внутренней логике и скромно предлагает зрителю вместе стереть грань между живым и мертвым, прошлым и настоящим, человеком и природой, чтобы всецело ощутить магию кино.


Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика