Перанов Олег
10.06.2021

Сергей Пенкин о совместном концерте с Цоем, участии в "Трех аккордах" и о том, почему мы все "куколки". Большое интервью певца "Собеседнику" (видео)

В интервью Sobesednik.ru певец рассказал о своей нынешней жизни и о том, сколько платят звездам в популярных телешоу.

Фото: Сергей Пенкин // фото в статье: Андрей Струнин, соцсети

Главное – двигаться, а не дома сидеть

18 июня в столичном Зеленом театре на ВДНХ Сергей Пенкин выступит со своим сольным концертом.

Помнится, вы ратовали, чтобы на период этой изоляции артистов, которые пока без работы, освободили от налогов...

– Да, я это говорил. Мы же остались на это время без концертов, а налоги все равно платим. А еще есть другие бытовые расходы. Нет, я не жалуюсь, меня-то спасают какие-то сбережения, но не у всех артистов они есть. По всему миру этот вирус ударил. Однако никто меня не услышал. Конечно, живем уже не так шикарно, как раньше. Но музыка лечит нас.

Сергей, а вы задумывались о происхождении этого вируса? Кто-то говорит, что это всемирный заговор, религиозные люди высказываются о «каре небесной».

– Мне сложно сказать. Конечно, мы за что-то расплачиваемся. Земля круглая, все, что человек делает – хорошее или плохое, – к нему возвращается бумерангом. Рано или поздно это происходит.

За «Три аккорда» не платят

В последнее время вы много участвуете в телевизионных шоу. Например, сейчас идет по «Первому каналу» музыкальная передача «Три аккорда», где вы выступаете. До этого была программа «Один в один»... Зачем вам это?

– Не из-за денег. Их там не платят. Просто хочется напомнить о себе, показать своим поклонникам, что ты есть, что существуешь. А еще нравится в чем-то экспериментировать, пробовать себя в новом качестве, меняться. Это же интересно! Любопытно, что программы проходят не ровно, а с обсуждениями, после которых мои поклонники пишут в интернете какие-то свои мнения, кто-то меня жалеет – мол, члены жюри не правы, – кто-то ругает.

Моей основной работе участие в этих передачах не мешает. Было немного тяжело, когда снимался в «Один в один». Ты приезжаешь с гастролей, а тебе тут же надо входить в чью-то роль, изображать другого артиста. И ты, невыспавшийся, уставший, едешь на съемку, а потом – опять на концерт.

Как-то вы сказали, что не любите, когда лезут в вашу личную жизнь. Не так давно вышла программа «Секрет на миллион», где вы довольно откровенно рассказываете о себе. Захотелось заработать миллион?

– Нет. Мне предложили сняться, я согласился. Когда тебя приглашают, надо соглашаться. А вот когда забывают, это плохо. Но я не иду сниматься в каждой передаче, только в те, которые, как говорится, попадают в десятку.

Важна еще степень откровенности. Сейчас стали показывать много передач, где обсуждают, кто к кому приставал, артисты рассказывают про какие-то ссоры, разводы. Это так противно! Выйди на улицу – и там все это увидишь своими глазами.

Телевидение должно быть позитивным, нужно делать больше поучительных программ. Сейчас же дети многих элементарных вещей не знают. Кстати, недавно ужинал в ресторане, а по телевизору рассказывают про менструальный цикл у женщины. Ну вот зачем?!

Когда вас называют эпатажным артистом, как к этому относитесь?

– Всегда тяжело быть первым. Например, раньше я надевал какие-то блестящие кофты и пиджаки, никто же не думал, что лет через двадцать это будут носить все. А меня в свое время за это ругали, называли эпатажным. Сложно быть в чем-то пионером.

В школе маленьким деткам объясняют, кто такой Чайковский или Бетховен, а они еще этого не понимают. А проходят годы, и кто-то из них будет слушать классику с удовольствием. Или джаз, рок и так далее. Человек взрослеет и мудреет. И это правильно. Поэтому, думаю, мой так называемый эпатаж – это всего лишь предугадывание будущей моды.

Вам исполнилось 60 лет. Как вы ощутили эту дату? Или ничего не изменилось?

– Знаете, некоторые уже взрослые люди говорят: «Чувствую себя на 18 лет». Они лгут, просто хотят так чувствовать себя. Я же действительно после концерта ощущаю себя совсем молодым. Три часа отработал на сцене, потом тебя вызывают выступить на бис, еще поешь час. Потом приезжаешь домой и вовсе не чувствуешь усталости. Ощущение, что на 18-летнего парня надели шкуру 60-летнего мужика.

Я ведь постоянно в движении. Не зря у меня есть своя вокальная школа.

Хочу, чтобы мне выделили какое-то здание, где я мог бы открыть свой театр, где выступали бы молодые актеры, певцы, цирковые артисты. Не блатные, не с телеэкрана, а талантливые люди. С этой просьбой я обращался к нашему президенту и письменно, и по видео. Но что толку!

Надеюсь, найдется такой меценат, кто поможет мне исполнить эту мечту. Знаете, мне обидно: есть певцы, которые не сделали в своей жизни ни одного сольного концерта, а они уже имеют звание заслуженного артиста России, дают им, что они захотят. А ко мне, значит, не так серьезно относятся.

Вот если бы стали доверенным лицом президента или мэра, то вам бы дали и звания, и награды и выделили бы под театр помещение...

– Зачем?! Я творческий человек, занимаюсь своим делом, далек от политики.

Тем не менее в 2015 году вас внесли в черный список – запретили въезд на Украину. Почему?

– Так всему нашему шоу-бизнесу запретили. Да, тогда у меня из-за этого отменилось несколько концертов на Украине. Наверное, потому, что я выступал в Крыму. Но я знаю других артистов, которых внесли в этот список, а они даже в Крыму не были. Я не политик, мне сложно рассуждать на эту тему. Вообще, мне хотелось бы, чтобы не было границ между нашими государствами и мы были вместе. На Украине у меня много друзей и поклонников, которые приезжают ко мне на концерты в Россию.

Цой посвятил песню «Малыш, ты меня волнуешь»

Помимо вокальной школы, вы преподаете в Московском гуманитарном университете имени Шолохова. А чем отличаются нынешние студенты от тех, когда вы учились?

– Почти ничем. Они также хотят сделать в своей жизни удачную карьеру, о чем и мы мечтали. Просто их нужно вести в нужное русло.

Сейчас многие стали петь на английском языке, что легче, чем хорошо спеть на русском. У нас звуки другие, сложные, этому нужно учиться на наших советских песнях. Там была дикция, другое звукоизвлечение. В советских песнях была палитра богатейшей музыки, которую можно спеть по-разному, в джазовой обработке или даже в роке. А сегодняшняя наша музыка ненадолго, она не останется в истории.

С удивлением прочитал, что вы дружили с Виктором Цоем. Это правда?

– Не могу сказать, что мы были друзьями. Это был 1988 год, Евпатория. И там меня познакомили с Виктором. Помню, у меня были такие широкие штаны, на которые я нашивал блестки. И Цой со своей девушкой мне в этом помогали. А вечером у него был концерт. И он предложил мне там выступить. Я жутко волновался: кто же меня знает? Витя меня представил со сцены. Я спел пару песен, получил много подарков. А потом наши пути разошлись, и больше мы не виделись.

Однажды барабанщик группы «Кино» в каком-то интервью сказал, что, познакомившись со мной, Цой написал песню «Малыш, ты меня волнуешь». Якобы посвятил мне. Не знаю, насколько это правда.

Недавно вышли художественные фильмы о Викторе Цое. А вы бы хотели, чтобы сняли подобное кино о вас?

– Почему бы и нет. Только я бы обратился к кинематографистам в Голливуде. Потому что, когда смотришь наши фильмы, которые снимают сегодня... Знаете, настолько некачественный звук, уже не говорю о многих других составляющих.

Если бы я снимал о себе фильм, то он был бы очень интересным. Как начинал петь в церковном хоре, как поступал в Музыкально-педагогический институт имени Гнесиных на кафедру джазового вокала, как ездил на гастроли, как работал в варьете... Так много интересных событий было в жизни.

Построил часовню в память о родителях

В последнее время принято в биографическом кино выносить на публику некоторые факты из личной жизни человека. Стоит ли так делать?

– Конечно, не все нужно рассказывать. Артиста можно показать как личность, но нельзя так глубоко влезать в его жизнь. С другой стороны, например, я смотрел фильм «Рэй» про известного американского певца Рэя Чарльза. И мне не понравилось, что-то было недосказано. Зато понравились фильмы про Далиду и про Эдит Пиаф. Без пошлости, но все как-то жизненно. Ведь у всех нас есть серые будни, черные и белые полосы. Почему об этом не рассказать?

Сергей, люди сейчас изменились?

– Очень! Мы сегодня все сильно привязаны к деньгам. Хочешь ты этого или нет, но ты привязываешься к этим бумажкам. Потерялись такие слова, как честь, совесть, искренность. Люди судятся со своими родителями, чего я даже представить не могу, меня такие эпизоды раздражают.

Вообще я считаю, что даже дома для престарелых не должны существовать. Дети должны быть с родителями. Ведь так положено: сначала родители ухаживают за детьми, потом наоборот. А сейчас все по-другому, пыль какая-то. В советское время так было принято: человек поможет бабушке и никогда с нее не возьмет денег, а сейчас некоторые люди делают это только из-за какой-нибудь квартиры. Появилась черствость. Уже не стесняются говорить: «А что я с этого буду иметь?» Это меня бесит!

Мои родители до конца жизни ходили под ручку, я видел их любовь, в этой любви вырос. Сегодня подобное стало редкостью.

Еще я заметил: все стало больше для молодежи, а кто после сорока лет – как будто не у дел.

Я считаю, что люди в возрасте должны работать подольше, чтобы передавать опыт молодому поколению: в больницах, в школах, в науке и так далее.

То есть Советский Союз вы вспоминаете с ностальгией?

– Смотря в чем. Конечно, тогда была уверенность в завтрашнем дне. Люди бесплатно получали квартиры, медицинское лечение, образование. Сейчас лучше пойти в обычную районную поликлинику, чем в частную, платную, где понтов много, а качественно ничего не сделают. С другой стороны, в Советском Союзе тоже было много плохого. Например, сносили церкви.

Кстати, вы же спонсировали строительство двух храмов.

– Я сначала построил в память о своих родителях часовню в Пензе. А потом там же, на другом кладбище, – вторую. Чтобы люди приходили и молились. Считаю, так любой человек поступил бы, если в сердце что-то есть.

А какое у вас отношение к тем служителям церкви, кто ездит на дорогих машинах, носит дорогие часы, иногда выступает со странными призывами к пастве и так далее?

– Я все это не слушаю. Нужно слушать либо старцев, либо ходить в церковь, чтобы побыть с Богом наедине. А все эти дорогие машины... Не суди, да не судим будешь. Они несут свой грех. Я не хочу лезть в их жизнь. Рано или поздно всем отвечать за это на том свете.

Лично я воспитывался, чтобы быть честным, порядочным человеком. Знаю, что ни в шоу-бизнесе, ни по жизни никто не скажет, что Пенкин – подлый человек. Уверен, что я плохого никому не сделал. Мне делали, я – нет.

Неужели не было поступка, за который вам до сих пор стыдно?

– Вы меня сейчас поставили в тупик этим вопросом... Наверное, стыдно за тот момент, когда перед уходом из жизни мамы должен был находиться с ней рядом, а я уехал на гастроли. Но ведь нужно было зарабатывать деньги на ее лечение, на похороны. За это переживаю до сих пор.

кстати

Как возникла фирменная фраза Пенкина «Куколки мои»

Все знают, что раньше любимым выражением Сергея Пенкина было «Куколки мои». Это сразу же пошло, как говорится, в народ. Откуда же это появилось в его лексиконе? Сам Пенкин признавался: «Однажды много наших артистов выехало на Канарские острова. И там мы гуляли с мамой Димы Маликова – она сказала эти слова, а мне они очень понравились... Разве это существенно, от кого первого ты услышал понравившиеся слова? Главное – что они нашли отклик в твоей душе». В последнее время Сергей со сцены выдвигает теорию «особенного пенкинского зрителя». И делает это настолько обаятельно и экстравагантно, что публика принимает все не только со смехом, но и с благодарностью.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №21-2021 под заголовком «Сергей Пенкин: Живем уже не так шикарно, как раньше».

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика