13.06.2021

Елена Папанова: В день смерти папы у меня было предчувствие беды

Дочь известного артиста Анатолия Папанова – актриса Елена Папанова – призналась Sobesednik.ru: она до сих пор испытывает комплекс от того, что родилась в семье популярного человека.

Папанов с дочерью

Дочь известного артиста Анатолия Папанова – актриса Елена Папанова – призналась Sobesednik.ru, что до сих пор испытывает комплекс от того, что родилась в семье популярного человека. 

– Сейчас этого комплекса уже меньше, раньше было больше, – рассказывает Елена. – Мне казалось, что ко мне относятся только как к дочери Папанова. Поэтому и дружат со мной, зовут в какие-то компании. Когда стала актрисой, тоже комплексовала. По-моему, Михаил Ефремов сказал: «Когда ты в профессии что-то плохо сделал, про тебя скажут: бездарная дочь или сын такого известного, талантливого человека. А когда получается что-то хорошо, то, значит, родители помогли».

Какие ваши первые детские воспоминания об отце?

– Дело в том, что до 15 лет я воспитывалась бабушкой с дедушкой. И это не потому, что меня родители бросили, просто были разные жилищные проблемы, коммунальные квартиры, общежитие. И потом, мои родители – оба актеры, а это постоянные поездки, гастроли, спектакли, съемки. Поэтому бабушка и дедушка предложили отдать меня им. Конечно, с мамой и папой я виделась, они часто ко мне приезжали.

А первое воспоминание о папе… Наверное, мне было четыре-пять лет. Была весна или лето, тепло, солнце. Я сижу у папы на шее, читаю ему какие-то детские стихи, мы идем с ним в Лужниках, где жили бабушка с дедушкой. Вдруг подбегает какая-то девушка, протягивает папе туфельку: «Вот, ваша девочка обронила». Почему-то эта сцена из детства мне запомнилась.

А как познакомились ваши родители?

– Когда папу на фронте ранило в ногу, у него оторвало два пальца на ноге, он попал в госпиталь в Буйнакске. Лежал там несколько месяцев, потом его комиссовали, и он поехал в Москву.

А мама (актриса Надежда Каратаева. – Ред.), поступив к тому времени в ГИТИС, уехала со своей мамой в эвакуацию в Новосибирск. Там она окончила курсы медсестер и добровольно ушла на фронт. Года два служила в санитарном поезде.

Как-то состав оказался в Москве. Мама отпросилась, чтобы сходить в ГИТИС. В общем, ее оставили в столице, комиссовали. Она начала учиться в институте, куда пришел поступать и Анатолий Папанов. Кстати, поначалу сомневались, брать его или нет, ведь он хромал. Но мой папа пообещал, что от хромоты избавится, и действительно, так натренировался, что хромать перестал. Папа потом рассказывал: «Я понял, почему меня взяли – на курсе были одни девочки, все парни – на фронте». И он увидел девушку Надю, которая ходила в гимнастерке. Подошел, познакомился, оба – фронтовики. Потом выяснилось, что живут в одной стороне, вместе после занятий ездили на трамвае домой. Так и сошлись.

Елена, а отец что-то рассказывал вам о войне?

– Нет, ничего не рассказывал. Знаю только такую историю. Под Харьковом был страшный бой, и на глазах у папы убило его лучшего друга Алика, который до войны учился во ВГИКе на операторском факультете. И в том же бою ранило моего отца. Прошли годы, Анатолий Папанов стал уже известным актером. Он рассказал эту историю по телевизору. Мама этого Алика, которая думала, что сын пропал без вести, увидела эту передачу и нашла наш телефон. Потом приехала к нам, и папа рассказывал ей, как они дружили с Аликом, и о последних часах жизни друга. Эта женщина была очень благодарна Папанову.

А вообще 9 мая – это был один из самых любимых его праздников. Он ходил в этот день на Красную площадь, его приглашали на трибуны. Знаю, что часто встречался с одним своим однополчанином.

Было дело!

Анатолия Папанова наградили туристической путевкой от Союза кинематографистов в Америку и разрешили взять с собой жену. Надежда Каратаева была членом Коммунистической партии и при первой возможности пыталась показать мужу «звериное лицо капитализма». На одной из экскурсий они накупили пирожков, и Надежда Юрьевна обратилась к мужу с очередной агитацией: «Вот видишь! У них пирожок стоит доллар, а у нас всего 10 копеек!» Анатолий Дмитриевич согласился: «Правильно рассуждаешь, Надя. Если учесть, что после нашего пирожка и лечение бесплатное...»

Кричал «Ну, погоди!» под овации

Слышал, что артист Анатолий Папанов ненавидел, когда его узнавали только как того, кто озвучивал Волка в мультфильме «Ну, погоди!»

– Ну, не то чтобы ненавидел... Просто сначала делал вид, что все хорошо, а потом его стало смущать, что Волк как бы затмевает его роли в кино. А ведь у него были потрясающие роли и в кино, и в театре!

Был такой эпизод, когда Театр сатиры приехал на гастроли в какой-то болгарский город. И там был митинг на площади, все говорили об открытии гастролей Театра сатиры, выступали и мэр города, и наши дипломаты. Вдруг кто-то призвал, чтобы Папанов сказал его знаменитую фразу из этого мультфильма. Папа подошел к микрофону и громко сказал: «Ну, погоди!» Люди на площади устроили ему такую овацию!

С гастролей привозил подарки?

– Конечно! И не только что-то вкусненькое, но и какие-то вещи нам с мамой. Тогда же был тотальный дефицит.

Он очень часто ездил на концерты с Андреем Александровичем Мироновым, который был шустрым и модным молодым человеком. Их узнавали, по блату с базы предлагали какие-то вещи, которые в магазине не купишь.

Все деньги, которые зарабатывал папа, он отдавал жене. У нас дома стояла специальная вазочка, куда он клал деньги. И вот в тот день, когда папа умер (он же приехал со съемок, получив гонорар, и положил деньги в эту вазочку)… Когда его увезли в морг, деньги пропали: видимо, своровали санитары, которые забирали тело, или кто-то еще….

Я к тому, что единственное, что делал папа в бытовом плане для семьи, это зарабатывал деньги. За все остальное по дому отвечала мама.

Елена, по поводу ухода из жизни Анатолия Дмитриевича. Как это произошло?

– Мы в те дни были на даче с детьми. Папа и мама, которые играли в одном Театре сатиры, находились на гастролях в Прибалтике. Затем он поехал на съемки, заехал в Москву, в тот день должен был играть спектакль, но в театре не появился. А тогда же не было мобильных телефонов, мы ничего не знали. На домашний телефон ему из театра никто дозвониться не мог. Тогда к нам на дачу приехал зять актеров Театра сатиры – Нины Архиповой и Георгия Менглета, – рассказал, что не могут найти Анатолия Дмитриевича.

У меня были ключи от квартиры. Мой муж поехал в Москву. Но открыть дверь не смог, было закрыто на щеколду изнутри. Тогда он перелез с балкона соседей с 13-го этажа на наш балкон на 12-й этаж. Выбил окно и обнаружил уже мертвого отца.

Знаете, у меня как будто было предчувствие беды. Несколько дней я ходила, как говорят, не в своей тарелке. Было чувство: что-то случилось!

На бис

Разговор о политике в море

– Однажды Театр сатиры был на гастролях во Владивостоке. И там папа с художественным руководителем театра Валентином Плучеком решили вести здоровый образ жизни: рано утром, до завтрака, плавали в море. Однажды они заплыли очень далеко. Плучек спрашивает: «Толик, куда мы так долго плывем?» На что папа ответил: «Вот теперь мы можем тут поговорить о политике». Валентин Николаевич рассказывал, что тогда от смеха чуть не захлебнулся.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №21-2021 под заголовком «Елена Папанова: В день смерти папы у меня было предчувствие беды».

Поделиться статьей
Комментарии для сайта Cackle
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика