Новости дня

20 января, понедельник










































19 января, воскресенье


Николай Коляда: Ошибался, когда голосовал за "Единую Россию"

06:04, 19 декабря 2019
«Собеседник» №48-2019

Николай Коляда // фото в статье: личный архив Николая Коляды
Николай Коляда // фото в статье: личный архив Николая Коляды

Драматург и режиссер Николай Коляда – один из самых ярких персонажей театральной России. Помимо прочего, известен своими острыми высказываниями в защиту разных людей. Вот и в этом году «отличился»: раскритиковал, как прошел Год театра, осудил цензуру. Он по-прежнему живет в Екатеринбурге, руководит своим театром и в начале наступающего года приедет на гастроли в Москву. 

Меня боятся, я – вонючий

Николай Владимирович, недавно в вашем родном Екатеринбурге проходила выставка художников. На всякий случай на некоторых картинах заклеили стикерами части обнаженных женских тел. Слышали об этом?

– Нет, не слышал. Город у нас большой, много чего происходит. Обидно, что каким-то барахлом прославились, а не чем-то хорошим. На это я могу сказать: «Молодцы, ребята!» Знаете, дебилов и дураков полно что в Москве, что в Екатеринбурге, что в Америке. К этому надо относиться нормально: только посмеяться.

Осенью вы заступились за псковский театр, который показывал в вашем городе спектакль «Ревизор». Артистов обвинили чуть ли не в порнографии на сцене. Почему вы встали на их сторону? 

– Возмутился. Во-первых, должна быть цеховая общность, братство, что ли: не трогайте вы артистов, не трогайте скоморохов! Во-вторых, там же явное преувеличение: типа, согнали детей полный зал. Так написали журналисты. Якобы кто-то с кем-то трахался на сцене. Вранье! Где-то в темноте на заднем плане действительно промелькнули два обнаженных тела, и никто не понял, что они там делали. И всё! А напридумали такого! У кого что болит, тот про то и говорит.

А потом, если в зале присутствовали дети, хотя было ограничение «18+», наверное, не артисты в этом виноваты. В общем, очередная глупость. 

После таких смелых публичных заявлений вам, наверное, достается от чиновников? Цензура опять же...

– Нет, ко мне не приходят. Боятся. Я – вонючий, тут же соберу пресс-конференцию и все расскажу. Они знают, что отвечу: «Вот вам бог, а вот – порог!» В репертуаре нашего театра много спектаклей по современной драматургии, где есть и ненормативная лексика. Ну а как без великого могучего русского языка?! Но на афишах указано: «18+» или «21+».

Есть постановки на животрепещущие темы. Например, спектакль «Научи меня любить» по пьесе моих учеников Романа Дымшакова и Екатерины Бронниковой. Это история любви 37-летней учительницы и ее 17-летнего ученика. Такая тема, которая постоянно возникает в интернете: вот посмотрите, какая нехорошая женщина совратила мальчика. А пьеса-то о том, что «не судите, да не судимы будете». Любовь строит, а ненависть разрушает. Какое ваше дело?! Что вы лезете во взаимоотношения двух достаточно взрослых людей?! Перед спектаклем я выхожу и говорю это людям, предупреждаю, чтобы потом не было претензий. 

И спектаклей у нас много, на которые могут прийти какие-нибудь попы и осудить. Или закрыть, опечатать. Ну, пусть попробуют! Им же нравится, когда на сцене бархатные штанишки, шекспировские шпаги... Иногда приходишь в какой-нибудь театр, смотришь на тех, кто сидит в партере – всё такое беленькое, в инее, седое. Бабушки и дедушки, дай бог им здоровья. Вот им нужен такой театр: Шекспир в бархатных штанишках или Раневская в шляпе, в белом платье, которая бежит по вишневому саду. Потом эти бабушки и дедушки выходят из зала, песок сыплется, и говорят: «Вот это настоящий театр!» Но это не театр, это говно последнее, перхоть! XXI век на дворе, и театр обязан быть современным! 

Ищут порнографию, а пол проваливается

Уходящий год был объявлен Годом театра. Вы это как-то ощутили?

– Вспоминаю только какие-то суды, забастовки, крики, споры. Одно закрыли, другое прикрыли... Думаешь: да забудьте вы про нас, ради Христа. Занимайтесь своими делами. Пусть будет год волонтера, или монтера, или шофера, кого угодно. Только театр не трогайте. А то у них началось: где главное воровство? Конечно же в театре. Рассадник разврата только там!

Оказалось, что только в театре скопилось все самое худшее. А чиновники у нас самые святые. Пусть в театр ходят те, кому это действительно интересно. Денег за этот год никто никому не дал, в провинциальных театрах не отремонтировали сцены, не заменили техническое оборудование. Полы на сцене проваливаются, а этим чиновникам насрать, они только ищут, где есть порнография и мат. Торжественно пронесли Огонь театра от Владивостока до Калининграда. И зачем нужна была эта шумиха?! Погрузка дыма большими контейнерами. Я этого не понимаю. 

Вашему театру государство не помогает?

– Помощь была только одна: пять лет назад нам дали помещение бывшего кинотеатра. Тогда тот год был объявлен Годом культуры. И это было для нас царским подарком – здание отремонтировали за 71 млн рублей. Правда, поначалу выставили ежемесячную арендную плату в 400 тысяч. Потом через суды освободили от этого как социально значимый объект.

В Год театра думал, что-то дадут: денег или автобус подарят. 

И ничего! Только везде скандалы. И тогда понимаешь: лишь бы тебя не трогали. 

Я помню спектакль «Рогатка», который поставил Виктюк по вашей пьесе. Тогда, в начале 1990-х, это был такой мощный вызов обществу. Насколько сегодня такие вызовы вам интересны?

– Тогда это была провокация. До этого я написал 20 пьес, и никто их не замечал, а «Рогатка» сразу прозвучала. Специально сейчас я не делаю провокаций, пишу и ставлю спектакли, которые мне интересны. Не задумываюсь над тем, чтобы поставить что-то этакое: а давайте сделаем спектакль против Путина. Нет. У них своя свадьба, у меня – своя.

Мне многое из того, что происходит вокруг, не нравится. Но что я могу изменить? Ничего. Поэтому занимаюсь своим делом. Жизнь короткая, она уже идет к закату. Зачем мне лежать на диване и писать в фейсбуке, как нужно руководить государством?! Там таких до фига. 

Помнится, вы публично как-то признались, что голосовали за «Единую Россию»...

– Да, такое было лет семь-восемь назад. Я согласился поддержать, потому что в предвыборном штабе Путина были уважаемые мною люди. Как же меня потом клеймили, проклинали! На компьютер какие-то вирусы присылали, театр обклеили погаными плакатами! Чего только не было! Но я упрямый, когда мне говорят: живи именно так – буду делать наоборот. Ну какое ваше дело?! За кого хочу, за того и голосую. Уперся рогом! 

Николай Владимирович, может, клеймили-то потому, что выбираем тех, кто потом прессует тот же театр...

– А вы можете предвидеть, что будет через, скажем, полчаса?! За эти годы многое поменялось, и у меня взгляды изменились. Но помалкиваю. Выходить на улицу и орать?! В этом не вижу смысла. Это как ссать против ветра. Я маленький человек, знаю только свои дела в театре.

Да, наверное, я тогда совершил ошибку, поступил не очень обдуманно. Но это мое личное дело.

Если бы сегодня, когда меняются художественные руководители в столичных театрах, вам предложили возглавить московский театр, согласились бы?

– Во-первых, никто не предложит. Во-вторых, куда мне уже ехать?! Где родился, там и пригодился. Мне 62 года. Я хорошо знаю современный театр – как он устроен, сколько крови нужно затратить, чтобы зритель тебе поверил.

Моему театру 18 лет, люди, с которыми я работаю, верят в меня, а я – в них. Если скажу им сброситься с балкона, они спросят: как лучше – головой вниз или столбиком? Понимаете?! И это дорогого стоит. 

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №48-2019 под заголовком «Николай Коляда: Ошибался, когда голосовал за "Единую Россию"».

Рубрика: Культура и ТВ

Поделитесь статьей:

Колумнисты





^