Новости дня

18 марта, понедельник













































"Отец увел маму за собой". История любви Людмилы Касаткиной и Сергея Колосова

«Только звезды» №04-2019

фото: Сергей Иванов
фото: Сергей Иванов

Народные артисты СССР Людмила Касаткина и Сергей Колосов прожили вместе более 60 лет. И ушли из жизни 7 лет назад, в феврале, с разницей в 11 дней. Их сын, музыкант и композитор Алексей Колосов, делится воспоминаниями о своих родителях:

– Однажды мама возмущенно рассказала, как к ней в театре подошел один коллега и то ли в шутку, то ли всерьез поинтересовался: «Ты так давно живешь с Сергеем Колосовым. Неужели ни разу не изменяла ему?» – «Никогда!» – отвечает ему мама. И он, махнув рукой, говорит: «Ну, тебе и вспомнить перед смертью будет некого». «Почему же?! – нашлась мама. – Я Сережу буду вспоминать...» И так оно и получилось. 

Любовь началась с розыгрыша

– Папа впервые увидел маму в мае 1946 года накануне дня ее рождения – где-то в коридоре ГИТИСа – и просто не смог пройти мимо. «Так она мне понравилась, – спустя много лет рассказывал мне отец, – что я тут же решил с ней познакомиться». Его можно понять: мама всю жизнь была такой обаятельной, открытой, искренней. Глаза лучистые, радостные... Папа подошел, представился. Узнал, что зовут ее Людмила Касаткина, что учится она на третьем курсе актерского отделения. И решительно пригласил девушку на свидание. Она помолчала, что-то обдумывая, и неожиданно улыбнулась: «Хочешь – приходи ко мне завтра на день рождения!» И назвала адрес. В назначенный час папа в парадном костюме с букетом цветов позвонил в дверь. Ее открыли совершенно незнакомые люди. «Нет-нет, молодой человек, вы ошиблись, Касаткины тут не проживают!» Вот так моя будущая мама подшутила над настойчивым кавалером. Расстроенный, он вернулся домой. Через несколько дней, когда они снова пересеклись в коридоре ГИТИСа, папа посмотрел на нее с упреком, а мама подошла и... извинилась. Смотрела на него и улыбалась настолько искренне, что он не смог на нее сердиться. 

Так они и начали дружить. Мама всю жизнь время от времени устраивала папе какие-нибудь розыгрыши, чтобы не расслаблялся, но он был настороже. 

В своих чувствах папа маме долго не признавался. Она сама догадалась. Как-то группа студентов ГИТИСа отправилась в Севастополь – выступать. Жили почти без денег, были вечно голодные. И вот идет однажды мама по улице, видит – у ларька, где продают виноград, стоит ее друг Сергей Колосов и пересчитывает копеечки. Решила за ним понаблюдать. А он протягивает продавцу деньги – все, что были на ладони – и берет маленькую кисточку винограда. Повернулся, увидел ее на другой стороне дороги, обрадовался. Перебежал к ней и, счастливый, протянул только что купленные ягоды. Всю жизнь мама вспоминала эту историю. «Знаешь, – говорила она, – именно в тот момент я поняла, что он меня любит. Последние монетки на меня потратил!» 

Поженились они в 1950-м – через четыре года после знакомства. Мама хотела, чтобы Сергей Николаевич сначала встал на ноги. Еще студентом папа стал ассистентом режиссера в Центральном театре Советской армии – там потом всю жизнь работала мама. Только начав зарабатывать, родители смогли подумать о свадьбе. 

«В отпуск родители редко брали меня с собой»

– Мама все время играла в театре, папа стал режиссером Театра сатиры, а потом перешел на «Мосфильм». Когда он начал снимать фильмы, они с мамой часто вместе уезжали на съемки... Они и мое-то появление долго не могли себе позволить оттого, что оба много работали. Решились завести ребенка, только когда стали узнаваемыми, приобрели отдельную квартиру. Маме было тогда 33 года. Она успела сняться в популярных фильмах «Укротительница тигров» и «Медовый месяц». А папа ставил спектакли в московских театрах. Уезжая в отпуск в какой-нибудь санаторий, родители редко брали меня с собой: все-таки им надо было отдохнуть и подлечиться. Но потом обязательно приезжали на дачу, где мы жили с дедушкой и бабушкой.

Я так ждал их приезда! Мы с мамой не раз выступали перед гостями нашего дома. Мне было лет 10–11, когда мы вдвоем показали им отрывок из спектакля Театра Советской армии «Укрощение строптивой» – сцену знакомства главных героев. Я изображал Петруччо – на меня надевали большую шляпу, к поясу подвешивали шпагу. А мама в вечернем платье была строптивой Катариной. 

«Отец потребовал, чтобы мама переночевала одна в бараке Освенцима»

– Я считаю, что «Помни имя свое» – один из лучших фильмов моих родителей. Мама играла в нем женщину, которая, попав в Освенцим, была разлучена с маленьким ребенком. 

В работе папа был очень требовательным и даже родную жену не щадил. Некоторые эпизоды снимали в Польше – в настоящем концлагере Освенцим. И там он потребовал, чтобы мама переночевала в бараке. Одна! На следующий день ей предстояло сниматься в сложной сцене – когда фашисты отнимают у Зинаиды сына. И отцу хотелось, чтобы она как можно сильнее прочувствовала роль. Мама безоговорочно согласилась. Но спать не смогла. Ночью в одиночестве перебирала детские ботиночки, которые остались от убитых в концлагере детей, и представляла себе этих малышей... 

Отец всегда перед мамой ставил сложные задачи, не делал никаких скидок. А она мужественно все исполняла. В папиных фильмах ей и на лошадях приходилось скакать, и канкан отплясывать. И она ничего не боялась. 

«Помощница вынесла из дома все золотые украшения родителей» 

– Если на съемках ведущим был папа, то дома главную роль он уступал маме. Впрочем, поскольку она была слишком занята, то готовила она, например, редко. И всю жизнь нанимала домработниц, чтобы поддерживали в доме порядок. Бывало, что ошибалась в них. Ее обманывали, обсчитывали. А одна женщина, когда никого не было дома, вынесла все золотые украшения родителей. Но мама не стала заявлять в милицию: пожалела ту деревенскую бабу, да и огласки публичной не хотела. Она вообще была человеком доверчивым. Но при этом достаточно жестким и принципиальным. За это все ее уважали.

Дома она могла под горячую руку с отцом поссориться. Но он все понимал и старался вернуть ей хорошее настроение. Подойдет, обнимет, поцелует и успокоит. Или найдет такое слово – с юмором и добротой, что мама начинала смеяться над шуткой. Так что крупных конфликтов у них не возникало. Папа мамой очень дорожил. 

С мужем Касаткина попрощалась наедине 

– 86-летие мамы папа решил отметить в ресторане. Но в самый разгар праздника он вдруг схватился за сердце. Вызвали скорую. У отца уже были прежде проблемы, связанные с сосудами мозга – микроинсульты. Но до сих пор Бог миловал... На этот раз он уже не поднялся. В последние месяцы он существовал в каком-то параллельном мире, лишь изредка приходя в сознание. Мама навещала его каждый день. У нее от переживаний обострились собственные болезни. И она несколько раз сама попадала в ту же ЦКБ. Когда ей становилось легче, она приходила в папину палату, сидела целыми днями рядом.

В последний раз мама вышла на сцену Театра Российской армии в спектакле, который поставил специально для нее папа – «Странная миссис Сэвидж». Мы с дочкой Анечкой были на этом спектакле. Зрители не догадывались, как тяжело маме было играть. Подводила память, она забывала слова. Когда вышла на поклон, зрители устроили овации! 

После спектакля мама сказала: «Все лето буду готовиться к новому театральному сезону». Это был бы ее юбилейный, 65-й сезон на сцене Театра Российской армии. Но наступила осень – и мама попала в больницу. 

11 февраля папы не стало. Об этом я сам сказал маме. Она выслушала меня молча. Без истерик и слез. Думаю, она понимала, что папа уйдет. Мне кажется, что и о своем уходе она догадывалась. В день похорон мама попросила, чтобы ей дали возможность попрощаться с ним не на людях. Мы привели ее в ритуальный зал ЦКБ за два часа до начала официальной панихиды. Потом ходили слухи, что маму привезли туда на инвалидной коляске. Нет, мама подошла к нему сама! Молча стояла и смотрела на папу. Очень серьезная, какая-то беззащитная. Словно потеряла смысл жизни. Мама наклонилась, поцеловала, постояла еще немножко рядом. Повернулась и медленно пошла прочь. 

«В полубреду мама разговаривала с отцом, видела его перед собой»

– После смерти отца мама оказалась в больнице и в своем полусознательном состоянии часто видела отца перед собой. Обращалась к Елене – женщине, которая ухаживала за ней: «Сергей, почему ты молчишь? Сережа, где ты был?» К сожалению, постоянно быть рядом с мамой я не мог: мне пришлось увеличить число концертов, чтобы заработать деньги на лекарства. Но, когда приезжал в больницу и наблюдал эти сцены со стороны, чувствовал невыносимую боль в сердце. Накануне смерти мама приподнялась на кровати, снова посмотрела на Леночку. Взгляд прояснился, лицо помолодело, словно болезнь отступила. Четко произнесла: «Сережа, зачем ты раздвинул кровати? Сдвинь воедино!» Потеряла сознание и больше в себя не пришла. А на следующий день, 22 февраля, ее не стало. Отец увел маму за собой... 

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания