Новости дня

19 февраля, вторник























18 февраля, понедельник






















Кража Куинджи: глупость вора или "накат" на директора Третьяковки?

«Собеседник» №04-2019

Место, где висела украденная картина // Global Look Press
Место, где висела украденная картина // Global Look Press

Похищенная картина «Ай-Петри. Крым», к счастью, вернулась в стены Третьяковки. Но вопросы остались. И не все они касаются проблем безопасности музейных ценностей.

Хладнокровный и наглый

Сюжет, который, наверное, знает теперь каждый россиянин: человек приходит в Третьяковку, подходит к одной из экспонируемых работ на популярной выставке художника Архипа Куинджи, хладнокровно снимает ее со стены и идет к выходу из зала. Потом так же спокойно выходит из музея, кому-то звонит, бросает картину в белый «Мерседес», садится за руль и уезжает. Кричать «Держи вора!» начали не сразу – все очевидцы были поначалу уверены: это сотрудник музея. Слишком уж уверенно держался 32-летний Денис Чуприков.

Похоже на кино? В том-то и загвоздка. Все – и удивительно наглая кража, и мгновенное ее раскрытие – выглядит слишком уж по-киношному. Отсюда – многочисленные версии подоплеки происшедшего.

Денис Чуприков, 12.04.1986 г. р., родом из Феодосии. Окончил там Приморский профессионально-технический лицей (слесарь), а также Политехнический институт национального университета кораблестроения им. Адмирала Макарова.

Приехал с женой Юлией Замятиной (по образованию педагог) в Москву в 2013-м искать работу, в резюме писали – «помощники по ведению хозяйства». Юлия устроилась няней в доме крупного чиновника из МВД, Денис – личным водителем чиновника.

Семья живет в поселке городского типа Заречье Одинцовского района Подмосковья, в 1 км от МКАД (для справки: в 2013 году Заречье признано самым дорогим городом Московской обл. по цене недвижимости).

В августе 2017-го зарегистрировал ИП в Крыму (производство электромонтажных работ) и ООО «Мегаполис» в Москве с дорогим юрадресом в центре Москвы – на Садовой-Триумфальной улице (торговля оптовая неспециализированная). Тот самый белый «мерседес», на котором он увозил украденную картину, зарегистрирован на это ООО. В 2017-м доходы «Мегаполиса» составили 5,1 млн руб, а расходы – 5,8 млн.

На момент ареста Чуприков отвечал за проведение инженерных коммуникаций в строящемся коттедже Подмосковья, где и спрятал картину Куинжди.

Странности

31-летний Денис Чуприков, как выяснилось, в октябре 2018-го привлекался к административной ответственности и заплатил 31 тыс. руб. штрафа в Можайском районе Подмосковья за хулиганское поведение. В декабре его взяли в Одинцовском районе за хранение наркотиков. Но почему-то не «закрыли», как это обычно бывает, а отпустили под подписку. Правда, сфотографировали и взяли отпечатки пальцев...

И вот он через месяц идет в музей и ворует картину, даже без перчаток и не боясь камер. А потом еще звонит по телефону. Странно, что выпускник феодосийского Политеха не в курсе, что звонки можно отследить. Еще удивительнее, что из-за 250 тыс. руб. долга он отправляется на кражу картины, а не продает свой «мерседес» (тем более что в семье, как выяснилось, еще есть дорогая машина). Не странно ли?

– Думаю, он обычный наркоман (на сбытчика не похож), – делится своим видением ситуации бывший замначальника отдела по розыску похищенных культурных ценностей ГУУР МВД Вячеслав Денисов. – Судя по всему, он  участвовал в оперативной комбинации – иначе не могу объяснить, почему его отпустили. На заказ не очень похоже: кто будет использовать для дискредитации руководства крупного музея наркомана с явными отклонениями, который неизвестно на кого работает и у которого не совсем ординарные отношения с органами? А то что картину быстро нашли, так это просто – в Москве и Подмосковье везде камеры. Да и телефон у него был в кармане.  Уверен, что и сообщники у него такие же. Видимо, думали, что это элементарно: продать музейную работу. Похожая история была лет 10 тому назад, когда из Калужского музея украли картину Верещагина.

И все же, несмотря на мнение профессионала розыска, музейщиков смущают некоторые обстоятельства:

– Картина не была закреплена, – отметила главный хранитель Русского музея Ольга Бабина. – Это очень удивило музейное сообщество. В музеях так работы, как правило, не вешают. Обычно веревка делается сквозной. Либо это специальные крючья, или она крепится скотчем, в любом случае как-то фиксируется. Чтобы снять работу, веревку надо обрезать. Это обязательно бы заметили. И, думаю, у него были сообщники, которые отвлекли смотрителей – в будни еще может случиться, что сотрудник музея снимает картину и несет ее через зал, но чтобы такое произошло в выходной... На него сразу должны были бы обратить внимание.

 

– Поначалу я предполагал, что это спонтанные действия человека, который решил поживиться, – говорит и искусствовед Михаил Каменский, в 2007–2016 гг. гендиректор «Сотбис-Россия-СНГ». – Но чем больше деталей становится известно, тем больше оснований предполагать, что это все-таки заказное преступление, которое продумывалось, планировалось и осуществлялось людьми, совершенно не понимающими возможность дальнейшей коммерческой судьбы похищенной картины. Поэтому можно предположить, что заказ был не столько коммерческий, сколько провокационный – дискредитация директора Третьяковки или всего музея. Может быть, месть за какие-нибудь проигранные тендеры? Это лишь предположение. Просто дважды в одну воронку снаряд не должен попадать, а это уже второй за последние восемь месяцев случай в этом музее – я имею в виду порчу картины Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван».

И впрямь, на видео видно, как Чуприков подходит к стенду, где висит «Ай-Петри. Крым», читает название работы, едва кивает и тянется ее снимать. Он знал, что она не закреплена? Тогда версия о сообщнике приобретает совсем иной смысл... Да и кому-то ведь он звонил, выходя из музея – это зафиксировали камеры. Возможно ли, что картину крали не для продажи, а для того, чтобы быстро вернуть? Тогда версия о провокации выходит на первый план.

Крепкий тыл

У Зельфиры Трегуловой репутация классного искусствоведа. Она была куратором крупнейших выставок российского и советского искусства в ведущих музеях мира – в нью-йоркском Соломона Гуггенхайма, в лондонской Королевской академии художеств, в Сиэтле, Вашингтоне, Франфурте-на-Майне и так далее.

Но при этом у нее очень тяжелый характер, как отмечают ее прежние  сослуживцы (а она работала и в ГМИИ им. Пушкина, и в Музеях Москвоского Кремля). В январе 2018-го в этом смогли убедиться все: когда в аэропорту Нью-Йорка из-за снегопада отменили все рейсы, Трегулова грубо обвиняла представителя «Аэрофлота» во вранье и грозила ему звонком из правительства. И вполне могла осуществить угрозу.

В августе 2013-го глава Минкульта Владимир Мединский назначил ее директором Государственного музейно-выставочного центра «РОСИЗО». И никаких вопросов о правильности этого назначения не возникло бы. Если бы не два «но».

Во-первых, тогда же в «РОСИЗО» практически насильно «влили» центр современного искусства (ГЦСИ). А во-вторых, в 2014-м замом у Трегуловой стала сестра министра Татьяна, финансист по образованию.

Сейчас как раз тлеют отголоски истории с заказом, который в те годы «РОСИЗО» сделал на реставрацию крупного памятника конструктивизма – здания фабрики-кухни в Самаре – на 577 млн руб. За работы взялось ООО СК «ЭТС», которое за год смогло освоить лишь 6% средств. Минкульт контракт расторг, но штрафные санкции к ООО не применил.

Сейчас решено, что фабрика-кухня станет филиалом Третьяковки. А на завершение работ нужен еще 1 млрд руб., как озвучил депутат ГД Александр Хинштейн, который на днях встречался там с руководителями фирм-подрядчиков. Две трети этой суммы будут выделены из федерального бюджета, остальное – из регионального.

Зельфира Трегулова // фото: Global Look Press

В 2015-м Трегулова была назначена директором Третьяковки. И тоже не без громкой истории. Сотрудникам музея нового директора представил сам министр, предупредивший: саботажа не потерплю, лучше сразу пишите заявления.

Замом по развитию у Трегуловой стала дочь вице-премьера и главы попечительского совета Третьяковки Ольги Голодец Татьяна Мрдуляш. Ей 32 года, она закончила факультет управления МГУ, потом еще училась в Оксфорде. У Татьяны есть сестра-близнец Анна, которая с детства увлекалась Японией, закончила Институт стран Азии и Африки и стала японистом. В 2005-м Анна вышла замуж за Павла Власова, который занимается медиабизнесом.

На страничке в «Фейсбкуе» Татьяна не выкладывает ничего личного – только инициативы, которые задумываются в Третьяковке (кстати, много действительно весьма креативных), и часто просит сестру написать свое мнение...

Впрочем, предположение о том, что место «расчищается» под дочь Голодец, в музейных кругах считают несерьезным и неубедительным.

Провокация?

Версия о направленной против Трегуловой провокации начала звучать чуть не сразу после кражи. Более того, по информации наших источников, ее рассматривали даже в Администрации президента.

Мало ли желающих приблизиться к освоению значительных сумм, которые перепадают Третьяковке из госбюджета?.. Так, на завершение строительства нового здания музея на Кадашевской набережной на 2019–2020 гг.  дополнительно выделено порядка 4 млрд руб. Кроме того, в марте Третьяковка получает в полное распоряжение здание ЦДХ на Крымском Валу, уже намечены сроки его реконструкции, на которую тоже планируется потратить значительные суммы.

По поводу последнего объекта, по сведениям наших источников, в АП так же выражали недовольство. Дело в том, что конкурс на реконструкцию выиграло голландское бюро OMA/AMO. Это случилось как раз после назначения Зельфиры Трегуловой на пост директора Третьяковки. Говорят, что голландцев лоббировала она. Чиновники были недовольны дороговизной затеи, а многие российские архитектурные бюро – тем, что их отодвинули. Как бы то ни было, в феврале 2018-го глава OMA/AMO известный архитектор Рем Колхас  представил свою концепцию. Сопровождать проект с российской стороны будет ТПО «Резерв».

Если задачей тех, кто послал Чуприкова «на дело», и впрямь было добиться  увольнения Трегуловой, то их постигла неудача: она осталась на посту. Более того, Минкульт пообещал помочь в изыскании средств для усовершенствования систем безопасности. Чтобы снабдить все 180 картин, представленных на выставке Куинджи, датчиками, как сказала Зельфира Исмаиловна, потребуется 2 млн руб. Речь идет о перспективе – сейчас-то картины все же оснастили датчиками, но это было сделано силами музея, оперативно, чтобы иметь возможность завершить выставку. Для площадей на Крымском Валу эта сумма в два раза больше.

Кстати, одна из версий причин кражи касается именно оборудования: якобы заказчиками выступили компании, которые хотят продать Третьяковке оборудование для безопасности. По крайней мере такую вероятность обсуждают в музейной среде.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» под заголовком «Кража Куинджи: глупость вора или накат на директора Третьяковки?».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания