Новости дня

18 декабря, вторник










































17 декабря, понедельник



"Рабыня Изаура" Луселия Сантос: Я независимая женщина и хочу всегда оставаться такой

«Собеседник» №45-2018

Говорят, что улицы городов пустели, когда шла очередная серия «Рабыни Изауры». Этот зарубежный сериал был первой ласточкой для советских телезрителей. Показ бразильской мыльной оперы у нас начался в 1988 году.

61-летняя Луселия Сантос, исполнительница главной роли, рассказала «Собеседнику» о последних днях Рубенса де Фалько (Леонсио), о своем увлечении буддизмом и о том, почему не побоялась сняться обнаженной для «Плейбоя». Наш корреспондент разыскала актрису в Рио-де-Жанейро.

Леонсио умер в доме престарелых

– Луселия, спустя десятилетия после выхода знаменитого телесериала что вы вспоминаете о тех днях? 

– Я вспоминаю нашу работу с бесконечной любовью. Мы были объединены общим делом и старались изо всех сил, несмотря на трудности.

– Вам было всего 19, а исполнителю роли Леонсио Рубенсу де Фалько – 45. Правда ли, что он относился к вам надменно, а вы боялись его как огня?

– Это все слухи. Несмотря на возраст, я была достаточно опытной актрисой, училась по системе Станиславского, и многие актеры были с ней знакомы. Так что никакого недопонимания между нами не было. С первого дня знакомства мы подружились с Рубенсом и достаточно плотно общались до самой его смерти. Он был открытым и великодушным человеком. Я все еще поддерживаю связь со многими актерами из «Изауры». Вообще обстановка на площадке была очень теплой...

– Я бы даже сказала, жаркой. Вам приходилось работать по 16 часов под палящим солнцем, ведь съемки проходили на старой деревенской ферме. 

– Да, мы выкладывались по полной, но это было невероятно интересно. Особенно для меня, ведь это был мой первый кинематографический опыт. 

– После выхода сериала публика так прониклась к вашей героине, что буквально возненавидела тирана Леонсио. Говорили даже, что на многие мероприятия по поводу выхода новеллы вас приглашали без него. На нем почти всю жизнь было кинематографическое клеймо негодяя...

– Возможно, и так, но согласитесь, злодеев всегда ненавидят, на то они и злодеи. Что касается Рубенса, то он был доволен своей карьерой и жизнью. Единственное, о чем сожалел, что не завел семью и детей. Когда он заболел, переехал в Сан-Паулу. Слышала, что он умер в доме престарелых, но я не в курсе подробностей. Знаю только, что он сильно болел. Мы никогда не знаем, где и как закончим наши дни...

Родители Луселии сидели с ее сыном, пока она снималась

Потеряла права на «Изауру» 

– Ваши родители были из простых бразильцев?

– Да, я родилась в скромной семье рабочих. Вот почему мой неожиданный успех для них был настоящим счастьем. Они буквально ликовали! Я была средней дочерью и неожиданно стала популярной. Думаю, я стала знаменитой еще в трейлере к фильму (смеется). Это было настолько молниеносно, что я даже не успела понять, когда проснулась звездой кино. Когда умерли родители, это были самые печальные дни моей жизни. Мне кажется, вместе с ними умерла частичка меня самой... 

– Вместе с успехом к вам пришло богатство, с вами стали считаться... Но почему вы неожиданно разорвали контракт с каналом «Глобо», который снимал этот сериал? (Телеканал «Глобо» – самый влиятельный телеканал Бразилии. – Ред.)

– Я расторгла контракт, потому что начала сниматься в мыльной опере на другом канале и им это не понравилось. Но на самом деле причиной наших разногласий были мои политические взгляды и моя вовлеченность в борьбу за сохранение природы Амазонии. 

– Слышала, что вы пытались получить права на использование вашего образа в сериале, но пока безуспешно. 

– Это правда, я потеряла мои права на «Изауру», потому что упустила время и не задалась этим вопросом вовремя. И не знаю, возможно, я также потеряла права на мои постеры и фотографии того времени. 

– У вас не возникало желания самой снять продолжение «Изауры»?

– Конечно, нет! Эта идея никогда не срабатывает, потому что невозможно повторить успех оригинального сериала. «Рабыня Изаура» была уникальным, неповторимым явлением. Хотя в Бразилии снимали много раз продолжение этого сериала. Но публика не приняла этих попыток.

С коллегой и другом Фабио Ассунсоном

У меня нет горничной, я все делаю сама

– Вы ведете тихий, размеренный образ жизни. Говорят, вас можно встретить в автобусе и метро вместе с обычными бразильцами. 

– Это действительно так. Я скромный человек, не люблю суеты, мне нравятся леса и зелень, горы, море и буйная природа. Жизнь очень проста, если в ней есть тишина и покой.

Да, я пользуюсь общественным транспортом. Мало того, я борюсь за идею качественного общественного транспорта в Бразилии, как, например, в Канаде.

– Расскажите, как проходит ваш обычный день. Кто готовит вам еду? Кто помогает работать в саду? 

– На самом деле я очень хорошая и чистоплотная хозяйка. Я делаю все сама в своем доме. Я убираю, глажу, правда, готовлю не очень хорошо. У меня нет горничной. Но сейчас я живу в большом доме, который очень тяжело убирать, поэтому иногда ко мне приходит помощница. Она же помогает мне заботиться о саде, о моих животных и о доме, когда я путешествую.

– Более 20 лет вы практикуете йогу и посещаете буддийский храм в Рио. А еще практикуете еженедельный день молчания, отказываясь общаться с другими людьми. Немного странно для католички.

– Я родилась в католической стране, меня крестили в католической церкви, но я сразу отождествляла себя с буддийскими учениями. Я также практикую йогу, но я не приняла индуизм, я буддист, последователь религиозно-философского учения Дхарма Будды. Девиз моей жизни: «Живи сегодняшним моментом, ничего не ожидай».

– Как церковь и общественность отнеслись к тому, что в 1981 году вы снялись в фильме «Лус дель Фуэго» о знаменитой нудистке, танцевавшей со змеями, а затем появились на обложке бразильского «Плейбоя»?

– Нормально, ведь я – творческая личность. А вообще я думаю, что Бразилия менее консервативная страна, чем Россия, здесь жара и люди ходят полуголые, поэтому для нас вполне нормально видеть обнаженное тело. Нудизм никого не шокирует. 

Свою собаку Луселия считает полноправным членом семьи

Мой сын вырос очень интересной личностью

– Через 6 лет после выхода сериала «Изаура» вы родили сына. Это был пик вашей карьеры, у вас было множество предложений работы... Трудно ли вам одновременно быть матерью и актрисой? 

– Я всегда была актрисой, свободной личностью. Никто никогда не принуждал меня становиться домохозяйкой и бросать работу. Я трудилась всю мою жизнь, и все мои родные помогали мне в воспитании сына, как могли. Мой сын сопровождал меня на всех съемках и репетициях, сидел за кулисами театра, пока я играла. И он был моим маленьким компаньоном, который с ранних лет понимал, что такое кино и театр. Потом он вырос и пошел своим путем. Сейчас ему 36 лет, и он известный в Бразилии актер. Он вырос таким же творческим человеком, как я и как его отец (известный бразильский дирижер Джон Нешлинг. – Ред.). И надо сказать, он стал очень интересной личностью. Год назад они с супругой подарили мне прекрасную внучку Каролину. 

– С вашим первым мужем вы прожили в браке более 20 лет. Почему вы решили расстаться?

– Браки заканчиваются, это естественный процесс.

– Сейчас ваше сердце свободно? Или вы уже нашли мужчину всей вашей жизни?

– «Человек всей жизни» – я не знаю, что это такое. Я абсолютно независимая женщина, и я хочу всегда оставаться такой, даже если однажды я снова выйду замуж. 

Год назад сын подарил Сантос красавицу-внучку

Ирина Фалькао,
Рио-де-Жанейро

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №45-2018 под заголовком «Как обрела свободу "рабыня Изаура"».

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания