Новости дня

22 октября, понедельник













































Кирилл Плетнев: У нас нет культуры смерти, каждый сам к этому приходит


Кирилл Плетнев // фото: Анатолий Ломохов / Global Look Press
Кирилл Плетнев // фото: Анатолий Ломохов / Global Look Press

Sobesednik.ru обсудил с Кириллом Плетневым его новый фильм «Без меня», музыку и связь с потусторонним.

11 октября на большие экраны выходит российская драма «Без меня». Кирилл Плетнев, известный российский актер, во второй раз пробует себя в качестве режиссера полнометражного фильма: его первый полнометражный фильм «Жги!» попал в основную конкурсную программу «Кинотавра» в 2017 году. 

«Без меня» — история о том, как две девушки теряют любимого человека, а после его смерти начинают получать от него сообщения.

Мы встретились с Кириллом перед премьерным показом картины в «Октябре» и поговорили о работе над фильмом.

— Вы волнуетесь из-за того, как зрители могут принять картину?

— Конечно, очень волнуюсь. Потому что подобных фильмов в нашем кино еще не было. На Западе, скажем так, культура мелодрамы гораздо шире. У нас не снимали таких фильмов, как «Дневник памяти», «Виноваты звезды», таких фильмов у нас не было. Мы, можно сказать, фактически первые в этой нише. Поэтому мне интересно, как это все воспримется, и самое главное — не только женщинами, но и мужчинами.

— Не боитесь, что фильм будут сравнивать с «P. S. Я люблю тебя»? 

— Я не видел этого фильма. Мне все говорят, что он похож, что там есть что-то похожее. Я его сознательно не смотрел, когда занимался картиной, специально, чтобы не было никакой похожести. Все вопросы к автору сценария — это она писала эту историю, она понимала, что делает.

— Оба ваши фильма — я имею в виду «Жги» и «Без меня» — связаны с музыкой. Это случайно так получилось?

— Знаете, это удивительная вещь: единственное, что я не умею — это петь и играть на музыкальных инструментах. Но получается, что первый фильм вообще про певицу, а второй фильм связан с музыкальными инструментами.

Может быть, в этом есть скрытые смыслы. Может, мое подсознание выдает, что я этого не умею, и я начинаю в этом разбираться. Больше скажу: у меня сейчас есть идея одной картины, которая тоже связана с музыкой.

— А почему вы решили сами сыграть в «Без меня»?

— Я не решил, сразу могу сказать. Дело в том, что Денис Шведов, прекрасный артист, который был утвержден на роль Вани, «слетел» по графикам и не смог участвовать. И меня попросили. Сказали, что мы не найдем за четыре дня актера, и поэтому большая удача, что ты актер и подходишь нам по графикам, так как ты все равно будешь на площадке, так что, пожалуйста, сыграй. Я сказал «хорошо» и сыграл.

— Не было трудно?

— Было. Было трудно до, потому что я очень переживал. Занимаясь двумя делами, что-то одно можно профукать, и мне не хотелось профукать ни одного, ни другого. Что получилось — это вы увидите на экране. Я не берусь судить. У меня ощущение, что я просто подыгрывал остальным актерам. Кто-то говорит, что это очень неплохо получилось.

— Что для вас сейчас в приоритете — режиссура или игра?

— Режиссура.

— Вы сами верите в связь с потусторонним миром?

— Да. 

— А если бы вам пришла СМС от того, кто умер, вы бы как отреагировали?

— Знаете, у меня есть странное ощущение, когда я открываю телефонную книгу. В ней есть номера тех, кого уже нет. Но из-за того, что он есть там, он там записан, у меня ощущение, что он есть. Пролистываю, например, на букву Г — Галкин Влад, которого уже нет. Я так натыкаюсь на это, и у меня ощущение, что я могу позвонить Владу и с ним пообщаться. 

Нет, мне кажется, безусловно, что-то есть. Мы можем только догадываться, что. Никто оттуда не возвращался. Поэтому никто не может рассказать, что там есть.

Я знаю одно: я знаю, что мы, к сожалению, наверно из-за того, что религиозное воспитание у нас в определенный момент похерили, у нас нет никакой культуры смерти. Мы к ней не готовы, не готовы к тому, что будут уходить наши близкие, наши друзья. Мы к этому вообще не готовы, никак. У нас нет понимания, что человек уходит, но он будет жить или вернется в другой реинкарнации. Этого нет просто. Каждый сам к этому приходит. 

поделиться:






Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания