Новости дня

16 декабря, воскресенье













15 декабря, суббота














14 декабря, пятница


















Оперетта с размахом: премьера "Кандида" прошла в зале Чайковского


"Кандид" в зале Чайковского // Ирина Шымчак
"Кандид" в зале Чайковского // Ирина Шымчак

На Большом фестивале РНО в Концертном зале Чайковского по случаю 100-летия Леонарда Бернстайна прозвучал мюзикл «Кандид».  

Знатоки говорят, что по стилистике это скорее оперетта с «оперным размахом». А еще — что «Кандид» довольно труден для исполнения. Но если и труден, то, по всему разумению, не для РНО (Российский национальный оркестр), не для знаменитого «танцующего дирижера» Джозефа Р. Олефировича (посмотрите его на YouTube), прекрасных солистов (США, Дания, Россия) и хора имени Попова. 

Партитура оперетты // Фото: Ирина Шымчак

Вечер обещал (и был) веселым с самого начала, ну а к финалу (2 акта, примерно три часа) стал и вовсе феерическим. Зрители на аплодисментах свистели, кричали оркестру и «браво», и просто «уау», как бывает на удачных рокерских выступлениях, ну а во время исполнения я и мои соседи то и дело похохатывали — настолько артистичными были солисты и дирижер, исполнявшие «Кандида» недавно в Вене. Прибавьте сюда искрометную, игривую музыку, остроумное либретто и смешной русский перевод. В качестве чтеца выступал Александр Олешко, что было, вообще-то, довольно неожиданно, но очень мило. 

Александр Олешко // Фото: Ирина Шымчак

В свое время «плутовская» и абсурдистская повесть Вольтера, написанная как циничное издевательство над философией оптимизма Лейбница, запрещалась как непристойная. Все начинается в Вестфалии XVIII века в поместье, где живет баронская дочь Кунигунда, ее брат Максимилиан, незаконнорожденный племянник барона Кандид, их наставник-философ Панглос и служанка Пакета. Все они ведут наивную и чистую жизнь, если, конечно, не считать «физических опытов» Панглоса и Пакеты, насмотревшись на которые, Кандид и Кунигунда влюбляются друг в друга. С этого момента под саркастичный рефрен «все к лучшему в этом лучшем из миров» начинаются невообразимые приключения и несчастья.  

Кунигунда // Фото: Ирина Шымчак

В болгарской армии Кандида прогнали через строй солдат, он еле жив, но узнает, что его любимая Кунигунда жестоко погибла. Потом они вместе с Панглосом, которого Пакета заразила сифилисом, плывут в Лиссабон, где их хватают как еретиков. Панглос казнен, а Кандид попадает в Париж, где встречает Кунигунду («О, милая, но ты же умерла, тебя проткнули кинжалом!»), ставшую шлюхой. Кунигунда оплакивает честь, утешаясь кучей дареных бриллиантов (пока их не украли) и компанией Старухи-бандерши. 

Старуха // Фото: Ирина Шымчак

Партию Кунигунды пела Дженнифер О’Лафлин (сопрано) — одна из лучших оперных певиц США и точно звезда номер один этого вечера. А Старуха — Ким Крисвелл. Она харизматичная дива оперной сцены, чей комедийный талант (так спеть про собственный ополовиненный зад, грыжу и «рубиновые уста»!) впечатляет не меньше, чем ее меццо-сопрано, а ее ария «Я легко приспосабливаюсь» прозвучала едким гимном сегодняшнего дня.

Панглос // Фото: Ирина Шымчак

Партию Кандида исполнял английский тенор Стивен Шонди, даже в самый разгар злоключений не лишая своего героя аристократизма. Неубиваемый (он буквально воскресает) оптимист Панглос и его антагонист, метельщик улиц Мартен — баритон Мортен Франк Ларсен (песенка «Words, words, words» — конечно, хит). Да, «Кандида» пели на английском, но все действие сопровождалось русскими субтитрами на двух экранах над сценой и читкой Александра Олешко, на голову которому Джозеф Олефирович надел тут — буквально — диадему.  

Джозеф Олефирович // Фото: Ирина Шымчак

Герои прошли через сумасшедшие интриги и приключения — Монтевидео, джунгли, Эльдорадо, Суринам, кораблекрушение, бараны, Венеция, бордель, окончательное падение Кунигунды и озарение благородного Кандида. Надо сказать, что саркастические шутки оперетты волшебно переросли в совершенно вдохновляющий финал. 

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания