Новости дня

16 августа, четверг
































15 августа, среда













Михаил Ширвиндт: Сейчас много комедий, но все они сделаны "левой ногой"

«Только звезды» №07-2018

Михаил Ширвиндт // Фото: Global Look Press
Михаил Ширвиндт // Фото: Global Look Press

Михаил Ширвиндт рассказал в интервью Sobesednik.ru о том, какие семейные истории он изложил в своей новой книге.

Известный телеведущий и продюсер, ведущий передач «Дог-шоу», «Я и моя собака», «Хочу знать», недавно запустил в интернете новую передачу, она называется «Съедобное несъедобное».  

– Гастрономический туризм – модная тема. Решили тоже на нее переключиться?

– Я давно интересуюсь блогосферой, но нахожу современные передачи в области «фуд тревел» несколько скучными. Мне кажется, что в передачах о гастрономическом туризме должна быть другая динамика. Вместе со съемочной группой мы ездим по разным странам и по наводке местных жителей посещаем как именитые рестораны, так и запрятанные в недрах города ларьки с уличной едой. Пробуем. А потом даем оценку каждому заведению по программе и лично знакомимся с шеф-поварами и владельцами ресторанов.

– Прежде чем уйти в телеведущие, вы много лет отработали в театре. Почему все-таки не захотели пойти по стопам отца и продолжить актерскую карьеру? 

– О театральной жизни я знаю очень много. Во время перерыва в учебе в театральном институте я целый год проработал монтировщиком декораций в «Современнике» у Галины Борисовны Волчек. А потом познакомился и подружился с Костей Райкиным,  благодаря нашей дружбе спустя несколько лет я стал артистом Ленинградского театра миниатюр под управлением Аркадия Райкина. 

– И все вдруг бросили? 

– Я пришел к этому решению самостоятельно, потому что понял, что актер по своей сути – профессия зависимая. Если ты демонстрируешь свою независимость и противишься воле творца, то ты не артист, а говно. Актер – существо ведомое, а я всегда хотел быть ведущим – и в итоге им стал, правда, уже не в театре. Во мне эта независимость существует на уровне характера со школы. Меня ведь исключали из школы за то, что я боролся с махровой бюрократией учителей. 

– Скажите, а в кино вам удалось сняться?

– Сколько раз мои друзья, ставшие знаменитыми режиссерами театра и кино, звали меня сыграть роль – я не согласился ни разу. А вот мой сын Андрей, доцент кафедры гражданского права юридического факультета МГУ, кандидат юридических наук, сыграл большую роль в фильме Сергея Урсуляка «Сочинение ко дню победы» вместе с Вячеславом Тихоновым, Олегом Ефремовым и Михаилом Ульяновым. Из него бы получился замечательный артист, все-таки гены никто не отменял. Мы его даже назвали в честь великого актера Андрея Миронова, наша семья с ним всю жизнь дружила, он был крестным отцом моего сына. Андрей не пошел по актерским стопам, а ушел в юриспруденцию. А я пошел в продюсеры и отснял кучу интересных передач.

Что Александр Ширвиндт не мог простить Аркадию Арканову

– А ваша новая книга под названием «Мемуары двоечника» про что? 

– Там я набросал вопросы, на которые пытался сам и ответить. Срывал, так сказать, все маски и раскрывал все тайны. Вспоминал о своем самом счастливом дне и о самом несчастливом, когда я чуть не умер. Я посвятил целую главу самому сильному жизненному разочарованию, как я проиграл все накопленные деньги в «МММ». Страсть к игре – это у нас семейное. 

– Семья Ширвиндтов азартна? 

– Я по глупости вложил в «МММ» все заработанные отцом деньги и еще одолжил у друзей. Меня предупредили, что вся эта пирамида накроется в октябре, а накрылась она в июле. В день, когда курс рубля подскочил, получилась внушительная сумма, я не успел приехать и забрать. Был занят на съемках, закрутился, перенес на завтра. А на следующий день началась финансовая катастрофа для всей страны, «МММ» объявило о банкротстве. Люди кончали жизнь самоубийством, выбрасывались из окна, ведь у некоторых было вложено все до последней копейки, кто-то продавал квартиры, машины, дачи. Я подвел отца, своих друзей, и у меня на нервной почве началось двустороннее воспаление легких. В жару, летом, с огромной температурой я практически умирал, меня вытащили с того света врачи, за что им большое спасибо. Так что будем считать, что самый мой большой выигрыш состоит в том, что я остался жив. А вот моему отцу, в отличие от меня, всегда жутко везло в игре. 

Фото: Global Look Press

– Если не секрет, какие суммы выигрывал любимец публики Александр Ширвиндт? 

– Папа обожал играть на ипподроме. Вместе с писателем Аркадием Аркановым они выигрывали довольно приличные суммы. Как-то был такой период, когда они присмотрели молодую лошадку и целый год ставили на нее. Такая серая в яблочках по имени Беспризорник. Уже весь ипподром на нее махнул рукой, поскольку она не выигрывала. И вот однажды зимой в холод они последние два рубля решили в последний раз поставить на эту бездарную лошадку. И Беспризорник приходит первым с огромным отрывом. На ипподроме наступила жуткая тишина, а в руках у Арканова и Ширвиндта два выигрышных билета. Папе выдали 16 100 рублей, тогда это были бешеные деньги, машина «Победа». Самое печальное, что папа просил Аркадия Арканова перед заездом удвоить ставку, он что-то почувствовал, у него всегда с интуицией было отлично. Аркадий Михайлович пошел делать ставку к кассе, но в последний момент передумал. Если бы он послушал папу, выигрыш тогда бы составил 32 тысячи рублей. Они после этого случая целый год не разговаривали.

Родители познакомились на даче

– А ваш папа был щедрым? Какие подарки он дарил? 

– Родители мне ничего не дарили, били оглоблей в воспитательных целях. Но иногда случалось чудо, отец сильно меня жалел (из-за того, что мало внимания уделял в детстве) и дарил мне, например, машину или дом в деревне. Чаще всего хотелось избавиться от этого подарка, но к подарку в нагрузку прилагались куры, и это играло решающую роль: дочка очень любила возиться с живностью. Кстати, моя дочь Саша делает потрясающие подарки. Как дизайнер она мастерит очень креативные штучки, и как только намечается какое-то событие, я сразу бегу к ней, беру всякие подушечки, коробочки, сувенирчики.

Александр Ширвиндт с внучкой на даче
Александр Ширвиндт с внучкой на даче
// Фото: Владимир Плотников

– Ваша семья часто собирается вместе? 

– У нас есть священное место – дача в Новом Иерусалиме, которую построил мой прадед, когда был главным архитектором Москвы. Этот дом – главная точка притяжения. Поселок, начавшийся с нашей дачи, постепенно превратился в элитный и интеллектуальный островок Подмосковья. Там поселились известные писатели, композиторы, академики, ученые, врачи, актеры. Именно там произошла историческая встреча моих папы и мамы. Я в своей новой книге много об этом пишу. Еще с большим удовольствием рассказал о друзьях нашей семьи. Это и Андрей Миронов, и Аркадий Арканов, и Григорий Горин, и недавно ушедший от нас Михаил Михайлович Державин.

Державин приобщил к хоккею

– Сейчас вспоминается только хорошее? 

– Несмотря ни на что, помнится только самое светлое и позитивное. Например, как на папин день рождения собирались все его друзья. В новогодние праздники всегда это было сложно, так как артисты обычно были жутко заняты ёлками, утренниками, спектаклями. А вот летом было немного проще, и если папа на свой день рождения оказывался в Москве, то у нас в квартире собирались человек тридцать! Пили, ели, пели… Однажды во время такой гулянки часа в два ночи открылась дверь на маленьком балкончике этажом выше… «Всё, сейчас будет скандал», – решили все. Но нет, на чужом соседском балконе вдруг показался Андрей Миронов и начал произносить тост! Попробовали бы вы не открыть дверь, если бы к вам в два часа ночи позвонил сам Миронов. Вообще, кураж никогда не покидал компанию моих родителей. Когда мой отец, Марк Анатольевич Захаров, Андрей Миронов и Григорий Горин однажды пытались разойтись под утро по домам,  из уст Захарова вдруг прозвучала фраза: «Глупо было бы расставаться»… и неугомонные друзья помчались дальше в праздник. 

– А Державин часто бывал у вас?

– Да. Михаил Михайлович приобщил меня к хоккею, потому что знал и любил этот вид спорта. Кроме того, он с хоккеистами дружил. Хоккеисты Державина обожали! Однажды меня взяли в загородный Дом творчества, подобрали коньки, дали отличную клюшку и выпустили на лед. И тут мое сердце чуть не разорвалось: на лед вышли играть мои кумиры Мальцев и Харламов. Они приехали к Михаилу Михайловичу в гости – отдохнуть, пообщаться. Мне посчастливилось играть в этой компании: Державин, Мальцев, Харламов – целых полтора часа. Кстати, мы с Харламовым выиграли со счетом 35:32, после чего они пошли обедать, а меня повезли обратно в Москву. 

– А почему бы вам не написать на основе своих воспоминаний сценарий какой-нибудь веселой семейной комедии? 

– Писатель и сценарист – это совершенно разные профессии. Сейчас пишется и снимается много комедий, но, по-моему, они все сделаны «левой ногой» и только разочаровывают зрителя. Нет уж, пусть каждый делает то, что хорошо умеет.  

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Собеседник 2019г
подписка -20%!