Новости дня

17 ноября, суббота















16 ноября, пятница






























Любовь или война: что победит на ММКФ?

«Собеседник» №16-2018

Жюри основного конкурса: Лян Цяо (Китай), Паоло Дель Брокко (Италия),  Джон Сэвэдж (США), Настасья Кински (Германия), Анна Меликян (Россия) // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»
Жюри основного конкурса: Лян Цяо (Китай), Паоло Дель Брокко (Италия), Джон Сэвэдж (США), Настасья Кински (Германия), Анна Меликян (Россия) // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

40-й Московский международный кинофестиваль в разгаре. Его перенесли с июня на апрель из-за ЧМ-2018 по футболу.

Президент ММКФ Никита Михалков, как известно, по совместительству является бесогоном и монументальным государственником. Но по программе фестиваля этого сказать нельзя. Во всяком случае, в этом году толерантность одерживает верх над бесогонством. Ночной фильм про румынских геев? Фестивальной публике такое смотреть дозволяется.

Харви и его вклад

Михалков по-прежнему зол на Запад, но фильмы с Востока в программе этого года вовсе не превалируют над европейскими и американскими. То же касается жюри: Паоло Дель Брокко – продюсер из Италии, Настасья Кински – актриса из Германии, Джон Сэвэдж – актер из США... Сэвэдж, правда, в доску «наш»: именно он сыграл главную отрицательную роль злобного тренера американской баскетбольной сборной в «Движении вверх». И не жалеет.

– Я восхищен духом и отвагой этой страны, – сказал он о России. – Что касается баскетбольного фильма, мне кажется, это один из лучших фильмов, в которых я участвовал.

Пожалуй, главной сенсацией кинофестиваля стало признание Никиты Михалкова в том, что он хотел дать награду за вклад в мировой кинематограф Харви Вайнштейну. Если Никита Сергеевич не шутит, это была бы главная фига, которую он мог показать миру.

Никита Михалков и Кэри-Хироюки Тагава
Никита Михалков и Кэри-Хироюки Тагава
// Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

– А что? У него сто номинаций на «Оскара»! Почему мы должны считаться с тем, кто и что говорит? Но он решил, что, пожалуй, не стоит. А такой кайф был бы! Я уже представил, как это будет!.. Все женщины бы встали! Ну кроме некоторых... Это же за вклад в кино, а не в другое место...

Михалков, возможно, и пожалел, что поделился этими планами: в итоге призом «За вклад» решили наградить ушедшего от нас Олега Табакова. Насчет вклада в мировое кино тут, конечно, вопрос, но наши люди Табакова ценят, без сомнения, куда больше, чем заморского шалуна Харви. А на самой церемонии президент фестиваля позволил себе подколоть британских кинематографистов, выразив им «особую благодарность»: «не побоялись, что будут здесь отравлены».

Секс вместо политики

Но это все фон. Политики в этом году в основном конкурсе – минимум. В центре фильмов – человек с его слабостями. Иногда, впрочем, одно другому не мешает: южнокорейская картина «Воспоминания о солдате» – попытка ответить на вечный вопрос, зачем нужна война. Главный герой – рядовой корейской армии – погибает, так и не получив ответа. Черно-белая лента «Гнев» отсылает нас к Португалии 1930-х – 1950-х годов, где голод толкает героев на убийство сытно живущих «хозяев жизни»: отнюдь не всегда в Европе было все гармонично. Документальная лента «Молчание других» – о жертвах диктатуры Франко в Испании, которые по сей день не могут добиться реабилитации своих родственников: испанские законы защищают палачей.

Вообще, нынешний ММКФ – это своего рода набор «Нелюбовей» Звягинцева. В Москву привозят картины, которые вряд ли вызывают в своих странах «патриотический» восторг, но они правдивы, и в этом их прелесть. Настасья Кински попыталась высказать мысль, что такие фильмы, как те, что снимает Звягинцев, объединяют, но программный директор ММКФ Кирилл Разлогов тут же ее осадил: «Скорее разъединяют». Возможно, это разъединение характерно только для сегодняшней России?

Ольга Кабо и Алика Смехова
Ольга Кабо и Алика Смехова // Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Выбивается из серии «нелюбовей» авторский фильм актрисы «Гоголь-центра» китаянки Ян Гэ «Ню», в котором она ищет сексуального партнера в Москве. Не без клубнички. На пресс-показе «Ню» был бешеный ажиотаж и даже скандал: зал не вместил всех желающих. После просмотра я спросил у Ян Гэ про Серебренникова. «Он научил меня тому, что нужно оправдывать каждый свой жест, и поэтому в фильме вы не увидите ни одной случайной детали, ни одного лишнего кадра. Он меня научил, как работать. Я хотела, чтобы он был на премьере. Я его очень жду».

Что совсем уж выбивалось из фестиваля – так это «Танки» (в англоязычной версии – Tanks for Stalin). Российская лента о том, как в 1939 году новые танки Т-34 совершили авантюрный пробег из Харькова в Москву, выходит в нашем прокате 26 апреля. Выдуманного и даже фантастического в ней слишком много, чтобы считать фильм историческим. Но обязательная программа выполнена: нескончаемые благодарности ФСБ, ФСО, Минкульту, военно-историческому обществу, речь Мединского, песня «Когда нас в бой позвал товарищ Сталин» на титрах и все такое. Мединский, кстати, признался, что его 13-летний сын отказался идти на премьеру, сказав, что не хочет смотреть фильм про войну, «потому что там всех убивают». Вот это каминг-аут! Сам министр, хоть и увлекается войнушкой, вовсе не сухарь и честно признался, что «Танки» получились подростковым приключенческим фильмом и смахивают на «Неуловимых мстителей». Но для патриотического воспитания вполне сойдет.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №16-2018 под заголовком «Любовь или война: что победит на ММКФ?».

Теги: Мединский, "Нелюбовь"

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания