Новости дня

18 ноября, воскресенье





17 ноября, суббота















16 ноября, пятница

























Левон Оганезов: За два месяца до смерти Анофриев сказал, что хочет записать песню

«Только звезды» №08-2018

Олег Анофриев // Фото: Наталья Колесникова
Олег Анофриев // Фото: Наталья Колесникова

В последние годы жизни Олег Анофриев был далек от столичной богемы, но по-прежнему сочинял музыку и тексты.

Говорят, Анофриев заранее подготовился к смерти – написал завещание и даже заказал надгробный памятник со словами из песни «Есть только миг». Он жил в любимом доме в Подмосковье вместе со своей семьей. Умер от онкологического заболевания, с которым сложно было бороться в его возрасте. 

– Я был у него еще на старой даче рядом с Николиной Горой (позже Анофриев купил другой участок и построил кирпичный дом), – рассказывает композитор Левон Оганезов. С Олегом Андреевичем он был знаком еще с 60-х годов, когда аккомпанировал ему на гастролях. – Он как русский человек любил природу, выходил на балкон – и перед ним открывался вид на речку и церковь. Любил цитировать стихотворения русских поэтов. 

Дача и загородная жизнь были его давней мечтой. Знакомые Анофриева вспоминают, что человек он всегда был очень мастеровой – сам все делал своими руками, у него были необходимые инструменты, и свою первую дачу он строил вместе с рабочими. Когда наступил черед рассчитываться и Анофриев заплатил деньги прорабу, тот вернул ему часть как зарплату за его труд. 

Левон Оганезов
Левон Оганезов // Фото: Владимир Чистяков

Когда просили «Миг», всегда пел 

Несмотря на затворнический образ жизни и весьма закрытый характер – Анофриев не любил рассказывать о личной жизни и делиться наболевшим,   Олег Андреевич выезжал в Москву на концерты, встречи с поклонниками и съемки передач. Там он виделся со своими давними коллегами. Например, с поэтом Юрием Энтиным – автором текстов песен «Бременских музыкантов». 

Мультипликационный мюзикл стал прорывом в кино и музыке и до сих пор считается визитной карточкой Олега Анофриева. 

Композитор Геннадий Гладков рассказывал «Только звездам» о трудной судьбе его озвучания: когда те, кто должен был петь за героев, отказались и не смогли приехать в студию, согласился Анофриев и спел за всех! 

– Последний раз я виделся с Анофриевым на его дне рождения, который снимал «Первый канал», – вспоминает Юрий Энтин. – Были столики, и я прочитал ему свои стихи: «Вечно молодого трубадура  поздравляет Энтин Юра». 

Поговаривали, что Анофриев устал от того, что его ассоциируют исключительно с песней про миг и колыбельной из «Спокойной ночи, малыши!» Но актер Владимир Герасимов утверждает, что Олег Андреевич никогда не отказывал слушателям и исполнял их любимые хиты. А ведь в его копилке много других песен и даже ставшая народной «Какая песня без баяна». 

Одна жена 

У Олега Анофриева всегда была одна жена – Наталья Отливщикова. Хотя он, по его признанию, в молодости любил погулять и крутил на гастролях мимолетные романы. Однако всегда возвращался и все заработанное нес в семью, жена помогала распорядиться деньгами. Поднял двух дочерей, с радостью принимал участие в воспитании двух внучек и внука Олега. Олег-младший был его гордостью: Анофриеву так хотелось, чтобы в женском царстве Анофриевых появился мужчина! 

По словам друзей, у актера была слабость – он выпивал и мог уходить в загулы. 

– Он знал эту свою особенность организма и старался не развязывать, – вспоминает Оганезов. – Это я могу выпить стопку и забыть, а Олегу надо было опохмелиться. 

Но это было раньше. Известный актер перенес операцию по шунтированию сердца, пил препараты для разжижения крови и не жаловался. 

Наталья, жена Анофриева
Наталья, жена Анофриева // Фото: из семейного альбома

– За два месяца до смерти Анофриев звонил мне и спрашивал контакты звукорежиссера, – говорит Левон Оганезов. – Олег написал когда-то цикл песен на стихи Роберта Бернса, и ему нужна была та запись. 

Телеведущий и актер Александр Олешко, который был дружен с Олегом Андреевичем и вхож в его семью, подтверждает: даже в последнее время Анофриев много сочинял. 

– Он садился утром за стол и записывал то, что нашептывал ему Бог, – говорит телеведущий. 

Журналист Денис Зинченко: Я едва уговорил его прийти на «Пусть говорят»

– Мне посчастливилось несколько раз общаться с народным артистом Олегом Анофриевым. Познакомился я с ним во времена работы на «Первом канале» у Андрея Малахова в 2013 году. 

Тамошние редакторы несколько лет подряд тщетно пытались его зазвать в студию «Пусть говорят», в отчаянии попросили меня сделать звонок. 

Олег Андреевич был очень строг: «Нет, к Малахову не пойду». Как раз в то время появилась на телевидении субботняя программа про артистов «Сегодня вечером» все с тем же ведущим.

– Ну, на «Сегодня вечером» – это, конечно, можно. Надо обсудить сценарий. Приезжайте ко мне, – отрезал Анофриев и назначил дату. 

Жил он в подмосковном селе Козино близ Рублевки в уютном двухэтажном доме со своей супругой Натальей Георгиевной и большой черной лохматой собакой. Встретил меня Олег Андреевич не возле калитки, а у дверей. Пройдя несколько шагов, он начинал задыхаться, было видно, что лишний вес, проблемы с сердцем и давлением дают о себе знать. 

– Да вы не волнуйтесь, у меня и дочка, и внучка, и жена – врачи, так что не дают мне расслабляться, лечат и лечат меня. Наталья меня много раз спасала, мы же больше 60 лет в браке, – заметил мое беспокойство артист. – Да ведь и возраст уже не молодой, за 80 перевалило, страшно подумать! 

Мы поднялись на второй этаж в его кабинет, оказалось, там целая звукозаписывающая студия. 

– Я на солнышке лежу, я на солнышко гляжу, – запел и хитро прищурился Анофриев. – Помните?! Я же и Львенка, и Черепаху озвучивал. А теперь у меня тоже есть творчество, я продолжаю писать новые песни, размещаю их на своем сайте. Но дело в том, что они мало кому интересны, наверное. Все вспоминают «Есть только миг», «Спят усталые игрушки», но есть же и сегодня что сказать людям. Вот, думаю, сил совсем нет, но ладно уж, приеду на «Первый канал», но с одним условием – спою свою новую песню. 

Олег Андреевич приехал на съемки программы «Сегодня вечером» о комедиях Леонида Гайдая. Анофриев снимался в его экранизации Гоголя «Инкогнито из Петербурга» и в программе исполнил старую песню из комедии «Не может быть!», хотя и настаивал на исполнении своих современных композиций.

– А ты ему пообещай, что в следующий раз придет к нам и споет что-то из нового, – напутствовала меня продюсер программы.

Вскоре Олег Андреевич снова приехал в «Останкино» на съемки программы про Нонну Мордюкову, он снимался с ней в фильмах «Простая история» и «Инкогнито из Петербурга». В конце программы исполнил «Русскую песню», а когда увидел то, что вышло в эфир, позвонил мне и сказал: 

– Да пошел ты... (и послал на три буквы. – Авт.), больше никогда не звони. 

Никакие мои объяснения услышаны не были, народный артист бросил трубку. Тот же продюсер как ни в чем не бывало сказала: 

– Ну да, мы вырезали песню, она совсем не к месту была. Скажи ему, пусть не обижается.

Больше я с Анофриевым не встречался, но за эти три встречи пришел к одному важному выводу: слово надо держать! Конечно, от меня ничего тогда не зависело и я не мог повлиять на монтаж программы. 

Мне удалось донести это до Олега Андреевича только спустя три года, и он тогда дал мне откровенное интервью по телефону. 

«Здоровье отвратительное, дышать нечем, потому что возраст чудовищный, для меня, во всяком случае. При всех моих болячках, операциях удивительно, что я еще топчу эту землю. Началось все с того, что во время войны я потерял полруки (когда началась Великая Отечественная война, герою нашей публикации было 11 лет. – Авт.). Граната, которую я нашел на улице и решил с ней поиграть, взорвалась у меня в руках, пальцы отлетели, потом их прикрепили частично. Левая рука плохо работала, но я ею аккомпанировал на рояле до последнего. В шестьдесят каком-то году у меня был первый инфаркт, потом перерыв большой, потом долгое лечение у профессора-кардиолога Евгения Ивановича Чазова. К сожалению, он недавно сам лежал в клинике, мой любимый дорогой доктор. После инфаркта у меня появилась сердечная недостаточность, развился порок сердца. 10 лет назад мне сделали шунтирование сосудов, здоровые вытащили из ног и поставили их в сердце. Сейчас живу на лекарствах, каждый день их принимаю. Спасаюсь творчеством. Только что получил тираж новой книги».

Тогда Анофриев прочел мне одно из своих стихотворений: 

«Будь готов! – сказал мне Бог.
– Путь земной не вечен».
Я сказал: «Всегда готов 
к нашей скорой встрече».
Подытожил все дела, 
связи все порушил,
От предательства и зла 
поотчистил душу.
И пишу, пишу, пишу. 
С грустною улыбкой
Рассказать другим спешу 
про свои ошибки.

 

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания