Новости дня

21 июня, четверг













































"Крачковская села на диету и… раздавила ее"

«Собеседник» №11-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Обозреватель Sobesednik.ru делится воспоминаниями о встречах с Натальей Крачковской, ушедшей из жизни два года назад.

Та самая мадам Грицацуева и Ульяна Андреевна из фильмов Гайдая. Она и в жизни была комедийной, легкой, с большой самоиронией. 

В последний раз мы разговаривали с ней недели за три до трагедии. Позвонил Крачковской и, как обычно, представился:  «Здравствуйте, девушка! Муженек вас беспокоит!» «Ой, да-да, дорогой, давно тебя не слышала», – хрипло засмеялась она. 

Была у нас такая игра: я ее называл девушкой, а она меня – муженьком. Это из-за нашей первой встречи, когда нам пришлось вместе сымпровизировать на сцене. 

Лицом в широкую грудь

Это было где-то в середине 1990-х. Я оказался в клубе «Метелица» на празднике Дня кино, который устраивала режиссер Алла Сурикова. Среди приглашенных известных артистов была и Наталья Крачковская. Алла Ильинична в какой-то момент спросила в зал: «Есть смелый мужчина?» Конечно, я выскочил на сцену. И тогда Сурикова хитро улыбнулась: «Знаете, почему нужен смелый? Вам надо будет объясниться в любви Наташе Крачковской!» 

Под общий смех на сцену выпорхнула она. Несмотря на вес, легко и кокетливо. Нам раздали тексты, и мы начали читать с листа. Это была сценка, когда молодой человек на свидании делает предложение девушке. Я вставал на колени и целовал ручку, а Крачковская кокетничала, отмахивалась, мол, «полноте вам», томно опускала взгляд. И в конце нашей сценки она вдруг схватила меня за затылок и лицом уткнула в свои груди: «Ну что ж ты робкий, давай сюда! Выйду я за тебя замуж!» Ведущий вечера Матвей Ганапольский зааплодировал, сидящие в зале захохотали, а Алла Сурикова, снимавшая нас на фотоаппарат «Полароид», закричала: «Браво! Снято!»

Наталья Леонидовна позвала меня за свой столик покурить и выпить по бокалу на брудершафт за нашу «помолвку». В тот вечер мы много смеялись, актриса рассказывала байки и ела все, что приносили нам официанты. Кто-то из артистов обронил: «Наташа, ты же на диете!» На что актриса тут же парировала: «Крачковская села на диету и… раздавила ее!» 

Через несколько дней я оказался на «Мосфильме» на съемках первого российского ситкома «Клубничка», где Наталья Леонидовна играла соседку-сплетницу Марью Ивановну. Помню ее в каком-то воздушном легком платье и с сиреневой чалмой на голове. Как потом выяснилось, снималась в своей одежде: наряды на ее фигуру найти тогда было сложно. На площадке она смеялась, кружилась и все время шутила о своем лишнем весе. Между дублями уходила под лестницу, закуривала и просматривала текст для следующего эпизода. 

Увидев меня, притулившегося где-то среди съемочной техники, она вдруг закричала на весь павильон: «Муженек мой, проведать пришел?!» Мне показалось, что ВСЕ повернулись в мою сторону. Причем кто-то посмотрел разочарованно, кто-то – заинтересованно, а кто-то – с ухмылкой. 

После съемок мы уселись на какие-то железные ящики, пили кофе из пластмассовых стаканчиков. Нарочито громко Наталья Леонидовна стала хвалить съемочную группу, сценарий, сериал. Но в какой-то момент шепнула мне на ухо: «Это хорошо, что сейчас смех стали подкладывать за кадром. А на съемках первых серий нам приходилось самим смеяться после каждой шутки. Ужас! Голос сорвать можно! Но что только за деньги не сделаешь!»

Это было то время, когда артисты действительно соглашались на любую работу. А Крачковская, у которой тогда уже умер супруг, помогала сыну Василию и еще маленькому внуку Володе. 

Объявляла остановки в метро и радовалась

Однажды случайно увиделись с Крачковской в каком-то кафе в районе Лубянки. Наталья Леонидовна там ожидала очередных дублей, съемки проходили на улице где-то за углом. Она сидела, курила, пила кофе и сосредоточенно смотрела перед собой. Почему-то такая грустная. Заметно было, как она устала, как отчетливо виден киношный грим. Преодолевая стеснение, я окликнул ее. Крачковская улыбнулась, пригласила за стол. В углу зальчика, помню, стоял какой-то игровой автомат, тогда они еще не были запрещены в нашей стране. Наталья Леонидовна показала в ту сторону и засмеялась: «Ох, муженек, как я раньше играла! Намучилась с этими автоматами, рулетками… Я ведь азартный человек! Меня просто магнитом притягивало к этому всему. Сейчас вот остановилась, научилась себя сдерживать. Ведь все до копеечки могла проиграть. Ужас! Какие суммы? Очень крупные, дорогой. Выигрыши тоже были, но мне важен был процесс, а не деньги». 

Я сейчас не вспомню, съемки какого проекта тогда у нее были. Наталья Леонидовна чуть-чуть обмолвилась об этом фильме (или сериале), и все. Вряд ли эта роль была ей интересна. Но играть, зарабатывать нужно. 

 «Я же не избалована большими ролями. Потому что хара́ктерная! Поэтому всегда соглашаюсь», – как-то грустно говорила она. 

Однажды увидел Крачковскую в клубе «Метрополь», когда она вместе с Евгением Моргуновым, Лидией Ивановой участвовала в показе мод для полных людей. По подиуму она шла так, что никто не замечал ее пышные формы – настоящая, заправская модель! Когда потом сказал ей об этом, Наталья Леонидовна не поверила: «Понимаю, что это просто комплимент!» Но чувствовалось, что ей приятно.

Потом я звонил актрисе несколько раз: то мне нужны были ее воспоминания о съемках в том или ином фильме, то чтобы вспомнить очередного ушедшего коллегу, а однажды она похвасталась, что вместе с Дмитрием Дюжевым к 80-летию Московского метрополитена озвучила станции метро Калининской линии. Это было за год до ее ухода. Как же она радовалась этому проекту! Поделилась тогда со мной: «Текст мне уже дали готовый, и от себя ничего придумывать не пришлось, только старалась разнообразить интонационно. Мне показалось, что, когда объявляла станцию «Новогиреево», голос дрогнул: я туда много лет ездила к своему близкому другу. К сожалению, его давно нет в живых, но я его помню и грущу. А вообще рада, что такая акция была. К людям надо идти с добром. Может, тот, кто любит меня, услышит мой голос и улыбнется. И это мне приятно. Лишний раз поздороваться с людьми, пожелать им здоровья – разве это не прекрасно?!»

Конечно, я слышал, что Крачковская в последние годы много болела. Передвигаясь на коляске, она все равно уверяла всех, что скоро встанет на ноги. Вот и тогда, в последний наш разговор, она смеялась: «Не волнуйся, муженек, скоро выздоровею. У нас же еще дело не закончено». «Девушка моя, какое дело?!» – в тон ее шутке спросил я. «Нас ведь только «помолвили», а надо все-таки до загса дойти!» И снова захохотала, закашляла. Это был наш последний разговор. 77-летняя актриса скончалась в больнице от острого инфаркта.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №11-2018.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания