Новости дня

23 мая, среда








































22 мая, вторник





Виктор Мережко: В 60 лет меня приворожила 25-летняя девушка

«Зажигай!» №06-2018

Фото: Альфия Камилова
Фото: Альфия Камилова

Sobesednik.ru поговорил с известным драматургом, сценаристом, телеведущим, актером и режиссером Виктором Мережко.

Подаривший миру более 120 проектов (среди которых «Полеты во сне и наяву», «Родня», «Здравствуй и прощай», «Собачий пир», «Сонька Золотая Ручка», «Крот»), Виктор Мережко в августе отметил 80-летний юбилей, а в сентябре был госпитализирован в больницу с подозрением на инсульт. Поклонники молились за своего кумира, их молитвы были услышаны, сейчас Виктор Иванович работает сразу над двумя крупными проектами. Несмотря на загруженность, он нашел время для общения с нами.

«Мне рано умирать, еще пожить хочу»

– Виктор Иванович, вам стало плохо еще в Ялте, в сентябре?.. 

– Да. Три года назад Никита Сергеевич Михалков предложил мне возглавить международный кинофестиваль «Евразийский мост» в Крыму. Я согласился, ведь Ялта – жемчужина планеты, по моему мнению, самое энергетическое место на земле. И мы с Никитой взялись за дело. В сентябре 2017 года провели уже второй фестиваль, и вот я только вернулся оттуда домой, в Москву, как получил приглашение от «Первого» на съемку. Чувствовал я себя не очень хорошо, тем более устал с дороги, но отказать своему любимому каналу не мог. Поехал – съемки затянулись. Поднялся в туалет, а выходя, задел тумбу у раковины и испугался, что поврежу тазобедренный сустав, который мне заменили год назад. Поскользнулся на мокром полу, упал на кафель, ударился головой. Лежу, не могу подняться, подозреваю, что при ударе головой у меня оторвался тромб. Тут началась паника, меня еле-еле подняли и вызвали неотложку. Редакторы сразу связались с Константином Львовичем Эрнстом, моими детьми. Ваня и Маша попросили, чтобы меня отвезли в Боткинскую больницу. 

Как я попал в реанимацию, не помню, всплывает только воспоминание, как меня везут на каталке по бесконечным коридорам. Моя дочка Маша сразу приехала в больницу, Ваня первым самолетом вылетел из Питера и тоже прибежал ко мне. Константин Эрнст (огромное ему спасибо) немедленно связался с главным врачом больницы Алексеем Шабуниным, который в то время находился в Санкт-Петербурге и оттуда руководил всем процессом. Я ничего не помню, но знаю, что одной ногой побывал там... высоко. Тоннель не видел, в трубу не вылетел. Мне рано умирать, я еще пожить хочу, тем более я так люблю своих детей. Пока я болел, многие мои друзья оказывали помощь, Михалков подключился.  Никита  после фильма «Родня», а это 80-е годы, мне даже не друг, а родственник. Три дня я провалялся в реанимации, потом меня перевели в палату отдельную. Думаю, это тоже заслуга Константина Львовича, он следил, чтобы мне было комфортно.

«За решеткой обеспечим лучшую шконку у окна»

– Как вы сейчас себя чувствуете? Восстановились?

– Почти, левая рука немного отстает от правой, а так все хорошо. После больницы сын Ваня забрал меня в Питер, на реабилитацию, где я за полтора месяца написал 19 серий для большого, очень интересного исторического 24-серийного проекта. Разглашать сюжет не могу по договору... Скоро должен запустить 8-серийный фильм «Бедный олигарх», тоже по моему сценарию, режиссером будет Иван, мой сын, я стану художественным руководителем. Занимательная история об оставшемся без средств к существованию богатом человеке.

– Все ваши проекты очень хорошо принимаются публикой. Говорят, что после выхода в эфир сериала «Сонька Золотая Ручка» вы стали помогать тем, кто находится в местах лишения свободы. Как это случилось?

– После выхода «Соньки» мне поступил звонок: «Виктор, здравствуйте. Это вам смотрящий московской пересылки звонит». Смотрящий – это авторитет у воров, а воры не бандиты. У них на зоне существует порядок. Если человек оступился, его наказывают по-честному. «Мы хотим выразить благодарность вам, – говорит он, – за то, что вы так понимаете нашего брата. Сонечка для нас авторитет, ведь она придумала общак! Она была гениальна, музыкальна, играла прекрасно на фортепиано, знала 6 языков! Имейте в виду, если вы или кто-то из ваших близких (не дай бог, конечно) попадет за решетку, вам лучшая шконка у окна в камере обеспечена. Вы у нас человек уважаемый, помните, Мережко – для нас святое». Мы поговорили с ним, а потом, через какой-то промежуток времени, мой приятель попадает в места не столь отдаленные, по глупости. И тогда я стал высылать ему каждый месяц деньги. Знаете, люди, что сидят в тюрьмах, у меня вызывают искреннее сострадание, не вру. Кто-то попал туда по глупости, кто-то по ошибке. Ну нельзя, чтобы они выходили оттуда озлобленными, никому не нужными в этом обществе.

С сыном Иваном и дочерью Марией
С сыном Иваном и дочерью Марией // Фото: Борис Кремер

«Цымбалюк-Романовской нужен был овощ» 

– Виктор Иванович, вы не частый гость в студии «Пусть говорят», но пришли на съемки, когда разбиралось дело Армена Джигарханяна и его уже бывшей жены Виталины Цымбалюк-Романовской. Почему?

– Армена я знаю давно, мы с ним дружны, часто бывали в одних компаниях. Как-то вечером шли по Старому Арбату к нему домой и он сказал: «Витя, на тебя все девочки смотрят. А про меня думают, что я торговец зеленью с рынка. Подойди вон к той девушке красивой и скажи ей, что с тобой идет сам Армен Джигарханян. Что она мне понравилась! Я люблю молодых девушек!» Я говорю: кто же не любит молоденьких женщин? Но для меня, признаюсь, важен не возраст дамы, а как она себя подает, ее содержание. Я, конечно, к той девушке не подошел. А через несколько лет увидел его с Виталиной, вспомнился тот случай. Я даже не запомнил ее имени – Витамина, Ковролина, Апельсина, какое-то абсолютно опереточное имя. Если бы я писал оперетту, то придумал бы героиню с этим странным именем – Виталина Цымбалюк-Романовская. Вот и получился у них, как говорит Армен, «абсолютный водевиль».

Я пришел на телевидение, потому что он попросил меня. Я Армена уважаю, мне не то что жалко его, мне неловко за него. Потому что он очень талантливый, умный, мощный мужчина и он попал в объятия хитрой, прагматичной дамы, которая, как я понял из той передачи, поставила себе задачу запрятать его в дурдом. У меня в фильме «Не ждали» есть подобная ситуация, где героя-музыканта прячут в сумасшедший дом, колют препараты, чтобы превратить его в овощ, а потом воспользоваться его имуществом. Думаю, что у Мандалины-Виталины были такие же попытки, она распоряжалась всем. Он подписывал бумаги, не понимая, что делает. И она даже брала консультации у врача, какие препараты давать супругу, чтобы он был более покладистым, чтобы он подчинялся. Ей нужен был овощ! Театр она у него забрать не могла, а все его счета и деньги перевела на себя. Это подло! Это преступление! В начале эфира я попросил всех: давайте на этой программе сериал «Джигарханян и Виталина» закончим. Потому что Армен – могучая личность, выдающийся актер, надо поставить точку. Ведь он позвонил мне и сказал: «Пусть это закончится. Хватит полоскать мое имя. Я для страны превратился в посмешище!» 

«Я находился в состоянии абсолютной отключки»

– А вы могли бы попасть в такую ситуацию?

– Думаю, что нет. Я слишком люблю своих детей. Я понимаю, что мое предательство, мой позор прежде всего ударили бы по ним. А тут позор, для Армена позор. Его пасынок признается, что отец сказал ему не лезть в эту ситуацию. И он говорит правду: Армен очень жесткий, прагматичный человек, он армянин, умный, умеющий заглянуть в будущее человек.

– Но если Армен Борисович такой, как вы описываете, как он попал в эту ситуацию?

– Я спросил его, что их связывает, он ответил: «Сладкая». Для мужчины это слово много характеризует. Вот недавно мне приятель из Питера позвонил, говорит, что нашел себе женщину, ну такую сладкую! Говорит, что с ума сходит, что никогда раньше таких не встречал, а ведь он был женат три раза. Понимаете, женщина может обаять мужчину нежными ласками, бесконечными поцелуями, вечерними массажами, постоянной заботой, и одинокий человек в таком возрасте может купиться на такую сладость. Я это прекрасно знаю, у меня была подобная ситуация. Мне было 60 лет, у меня начался роман с очень красивой 25-летней девушкой, отношения длились три года. Но потом я понял, что попадаю в цепкие ручки и, когда мне будет 70, а потом 80 лет, эта женщина сделает моих детей обездоленными. Свои желания она выдала одной фразой. Я ей сказал, что записал квартиру на дочку, а она не задумываясь спросила: «А мне?»

И я понял: это не любовь, а прагматика. Да, я человек творческий, но голова у меня есть. Уйти сразу я не смог, оказалось, на мне был приворот. Когда я хотел закончить отношения с ней, то не мог, я сходил с ума. Я не мог от нее избавиться, она сидела на моей шее. Я похудел на 20 кг! Я был худой, с пустыми глазами, неровной походкой. Кто видел меня, могли подумать, что Мережко в запое. Но я не бываю в запое. Я находился в состоянии абсолютной отключки. Ходил в храм, просил батюшку мне помочь, он сказал: молись. Я молился. А потом мне помогла женщина, которая раньше работала в отделе экстрасенсорики, она сняла с меня этот тяжкий груз. Приворот – дело опасное! 

Теги: Джигарханян

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания