Новости дня

26 апреля, четверг

































25 апреля, среда












Минька оставил Шурку. Памяти Михаила Державина

«Собеседник» №2-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Обозреватель Sobesednik.ru вспоминает свои встречи с Михаилом Державиным, которого не стало на прошлой неделе.

Ушел из жизни Михаил Державин. Всегда веселый, добродушный, открытый, скромный. И любимый всеми.

«Олежек, мы еще повоюем!»

Полгода назад случайно увидел его на служебном входе Театра сатиры. Я слышал, что МихМих – так мы его называли за глаза – болел. Поэтому удивился. 

– Михал Михалыч, как вы? – спросил я.

– Вот пришел за зарплатой. Знаешь, хорошо иметь друга художественным руководителем. Шурка спектакли мои снял пока с репертуара, но деньги платит, – смеялся тогда Державин.

Вышел Александр Ширвиндт – и в приказном порядке: 

– Минька, чего тут треплешься?! Иди, тебя машина ждет.

Я проводил тогда под руку Державина к машине. Он ходил с палочкой, был слаб, но все равно смеялся и говорил:

– Олежек, мы еще повоюем! 

Потом я звонил ему, но Роксана – жена – отвечала, что спит наш Державин и к телефону подойти не может. 

За бутылкой – к Мишулину

В конце 1990-х я делал интервью со Спартаком Мишулиным. Мы уединились в гримерке Театра сатиры, и вдруг вошел Державин. Поздоровался и попросил: «Спартачок, где у тебя бутылка была? У меня гости». «Спартачок» вытащил бутылку коньяка, отдал и заворчал: «Все в театре знают, что у меня есть бутылки». Это была наша первая встреча с МихМихом.

Потом мы делали наше первое интервью. Опять гримерка театра. Державин в интервью всегда откровенный. Для него нет запретных тем. Сейчас слушаю наш разговор на кассете и смеюсь. Его рассказы из жизни стали уже анекдотами:

– В одесской гостинице администратор меня спрашивает: «Михаил Михайлович, а вы еврей?» Отвечаю: «Нет, с чего вы взяли?» Она: «Очень уж вы вежливый!»

Он и вправду был очень уж вежливым. Как-то звоню ему. Отвечает: «Олежек, спешу в Дом кино. Надо получить «Нику» за соседку». 

«Соседка» – это Нина Русланова. Они жили в одном подъезде. Нина Ивановна зашла с утра и попросила: «Минька, мне так плохо после вчерашнего, сходи за меня, получи там «Нику». Державин собрался и пошел. 

– Михал Михалыч, с вами из-за чего-нибудь можно поругаться? Вы всегда такой положительный… – спрашиваю его.

– Ты даже не представляешь, какой я плохой могу быть! Просто не люблю я быть таким, сдерживаюсь. Если вдруг кто-то нахамит, нагрубит – поворачиваюсь и ухожу.

В дуэте Ширвиндт – Державин он всегда был ведомым. И не стеснялся этого.

Александр Ширвиндт и Михаил Державин // Фото: Global Look Press

– С Шурой мы родились на Арбате в одном роддоме имени Грауэрмана. И не выговоришь. Только Шурка побывал там на два года раньше. Но наши родители дружили, и мы часто бывали друг у друга в гостях. Потом вместе учились в Театральном училище имени Щукина, откуда он вышел опять же на два года раньше меня. Затем вместе работали в Театре имени Ленинского комсомола… Я везде по его стопам. Только раз опередил Ширвиндта – на два года раньше пришел в Театр сатиры. Меня часто спрашивают: «В вашем дуэте сразу видно, что ведет во всем Ширвиндт. Почему?» Я отвечаю: «Это правильно, ведь Шура старше меня на целых два года!»

Он Сталина видел

Летом 2006 года я предложил Михаилу Державину прогуляться по Арбату, вспомнить детство и показать родные места. Артист сразу согласился, и мы пошли гулять. Конечно, каждый человек узнавал МихМиха, автографы, совместные фотографии – Державин никому не отказывал. Ему даже нравилась эта популярность.

– Когда люди тебя любят, что же в этом плохого?! Вот Люся Гурченко ворчит на людей. Я ей говорю: «Так это прекрасно, что пока еще узнают!»

В тот день мы прошли с Державиным по всем арбатским переулочкам: кафешка, где впервые выпил и которую студенты называли «Вавиловкой» из-за того, что рядом жил академик Вавилов; мужская школа №73, где учился. 

– Сегодня в этом здании находится военный госпиталь, – показывал Державин. – Смотри: окна на втором этаже – бывший кабинет физики и химии. Доска была у самого окна, и я, когда стоял около нее на экзаменах, выбрасывал бумажку с заданием на улицу. А ребята писали мне ответ мелом на асфальте – так я и сдавал экзамены по химии на отлично. 

После нашей прогулки Державин предложил зайти в кафе, которое находилось около его дома. Сразу заказал водку и шашлыки. Заявил:

– Вы у меня в гостях, поэтому я плачу!

Во время разговора Державин посетовал, что у него «украли детство».  

– Столько ресторанов, кафешек на Арбате, а чтобы купить какую-нибудь лампочку, надо идти на улицу Рылеева, где еще остался маленький магазинчик... Украли у меня детство. Вот там во дворе березки, которые я посадил лет двадцать назад, – смотрите, как выросли. И эту кормушку из бутылки сделал я. А недавно сколотил для наших дворовых кошек домик. Еще помню, как по Арбату часто проезжал Сталин и мы все смотрели, разинув рот. Мне казалось, я даже видел его в окне автомобиля. Как-то сказал об этом друзьям, и с тех пор они говорили про меня: «Это Минька, который Сталина видел!» Я был очень горд.

Рязанов от смеха грохнулся со стула

После посиделок я буквально нес Державина на плечах. Погорячились мы. Он шептал: «Только жене не рассказывай...» Роксана Бабаян встретила нас на пороге. Не ругалась, только смеялась: «Положите его сюда». На следующий день я позвонил МихМиху. 

– Олежек, бывает и такое, ничего страшного, – смеялся он. 

Человек с большим чувством юмора и самоиронией. Однажды разыграл Андрея Миронова. 

– Специально мы не издевались друг над другом, но если выпадал случай, то возможности посмеяться не упускали, – рассказывал он мне в следующем нашем интервью. – Как-то выступали с Шурой в отделении милиции. Вижу, у них там обрезки машинных номеров валяются – знаешь, когда аннулируют номера, их разрезают. И вот на одном обрезке я увидел последние цифры номера машины Андрюши Миронова. Взял с собой. Пришли мы в гримерку к Андрюше: «Слушай, что-то странное: около наших машин какие-то обрезки номеров валяются. Взгляни – вот!» Миронов в костюме Чацкого побежал на улицу. Потом ругался жутко. 

Михаил Державин мог сыграть кого угодно, даже женщину, и это совсем не выглядело пошло.

– На самом деле эта героиня была придумана в спектакле Театра сатиры «Молчи, грусть, молчи», – рассказывал Державин. – Это потом мы с Шурой использовали ее на творческом вечере Элика Рязанова. Лариса Голубкина сделала мне ресницы, нарумянила, подкрасила, и мы с Шурой вышли на сцену. Как женщины ходят на каблуках? Не могу понять! Зал был сражен наповал, а Эльдар так смеялся, что грохнулся со стула.

С тех пор эта сцена вошла в эстрадный репертуар дуэта Ширвиндт – Державин, который мы теперь сможем увидеть только в записи...

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №2-2018.

поделиться:





Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания