Новости дня

17 ноября, суббота






16 ноября, пятница


































15 ноября, четверг





Борис Корчевников: Подлинный опыт – это любовь к одной женщине всю жизнь

«Зажигай!» №1-2018

Фото: Global Look Press
Фото: Global Look Press

Телеведущий Борис Корчевников рассказал, почему он в свои 35 лет до сих пор не женился и живет с мамой.

Глава телеканала «Спас», ведущий программы «Судьба человека» на «России 1», экс-лицо шоу «Прямой эфир», сериальная звезда и просто хороший человек Борис Корчевников в свои 35 лет все еще не женат. Sobesednik.ru откровенно поговорил с Борисом: как же так получается, что столь завидный жених до сих пор один?

«Жениться никогда не поздно»

– Борис, я как-то спросила, как обстоят дела с твоей личной жизнью. И ты ответил: «Личная жизнь? Что это?» А сейчас? 

– За то время, сколько мы с тобой не виделись, ничего принципиально не изменилось. Я так спросил тогда, потому что давно не делю личную и не личную жизнь. У меня правда нет ничего «личного», т.е. закрытого, или секретного. Стараюсь везде, со всеми и с собой – быть одинаковым, равным себе. Не поступать так, чтобы это хотелось бы скрыть. Потому что за эти «скрывания» потом приходится дорого платить. 

– Увы... А я-то понадеялась наконец получить приглашение на твою свадьбу – ибо обещал. 

– Ты знаешь, я слово держу и в этом смысле тоже сдержу, когда она случится. 

– Я видела твое интервью Тимуру Кизякову в его программе «Когда все дома» – ты сказал, что очень хочешь жениться, очень хочешь детей. Почему все-таки не получается? 

– Я уже перестал задавать этот вопрос. Ответы приходили самые разные. Но всему, видимо, свое время. Жениться никогда не поздно. Что бы ни говорили. И тут мне проще довериться Богу – значит, Он лучше знает, как оно должно быть. В конце концов, весь этот рисунок судьбы своей я увижу только, может быть, в самом конце жизни. А может, и после смерти. Пока ты внутри ворсинок, ты не видишь узора всего ковра. Надо оторваться – вот тогда и откроется логика всего, что происходило с тобой в жизни. 

– Лицом к лицу – лица не увидать...

– ...Большое видится на расстоянии... Кстати, это стихотворение Есенина о расставании тоже. 

– А где ты ищешь свою вторую половинку?

– Я не рисую сценариев. Жизнь проходит на работе, поэтому, наверное, больше всего шансов встретить своего человека – это на работе. 

– Не боишься служебных романов?

– А у нас всё в жизни в каком-то смысле «служебное». Квартиры, машины, телефоны и романы тоже. Мы все здесь в командировке. И ничего своего.

– Почему ты до сих пор живешь с мамой? Не хотелось начать абсолютно самостоятельную жизнь?

– А она и с мамой – самостоятельная. В Евангелии сказано: «Оставит отца и мать и прилепится к жене». Так что как только будет к кому прилепиться, перееду. На самом деле здесь нет общей для всех формулы. Кому-то полезно скорее уйти от родителей, строить все самому, другим – нужнее быть рядом с родными. Третьим – и самим все строить, и остаться плечом для родных на долгие годы. Может быть, это мой случай, правда, я дома бываю только по ночам. Но всему свое время.

Борис Корчевников с мамой // Фото: YouTube

– Когда женишься, начнешь снимать квартиру или купишь? Не задумывался еще об этом?

– Есть один такой закон – надо сначала создать семью, а вот эти все внешние вещи как-то Господь устроит. Особенно когда дети появляются. 

– То есть ты приверженец мнения: Бог дал детей, Бог даст и на детей?

– Я свидетель этому вокруг. Мои нищие друзья, как только становились многодетными, становились и богатыми. Но не наоборот. Этот закон железно работает. 

– То есть ты будешь многодетный и богатый, я полагаю?

– Это ведь синонимы. Если богатство понимать не только как деньги, а как что-то подлинное. Уверен, те, кто не решается рожать в семьях, сами себя обкрадывают. 

«А раньше... это было очень больно»

– Ты познакомился со своей сестрой по отцу, когда отец уже умирал, два года назад. Вы так и общаетесь с ней или не сложилось?

– Мы не общаемся так, как должны бы общаться родные люди, но мы все время находимся на связи. Я гостил у Наташи не раз, у меня прекрасная племянница – у нее очень задорный инстаграм! 

– У тебя много друзей?

– Мои самые близкие друзья в жизни – это две многодетные семьи. С отцом одного семейства я знаком уже скоро лет 20. Когда я был в последний раз на дне рождения крестника, там собрались дети со всего поселка, и для меня это было подлинное чудо, потому что я помню своего друга в совсем другой его жизни – в одиночестве, в поиске пути, себя, профессии. А сегодня передо мной мужчина, который так здорово реализовался в жизни, в семье – и в этом он для меня невероятный пример. Другая семья – это бесконечно талантливые люди. Почти все их дети учатся на художников. Да и глава семьи сам очень талантливый художник, ювелир. И нас соединил храм, в который я много лет хожу. Раньше, когда я после долгих съемок был опустошенный внутри, я приезжал в их дом в любое время суток, мог совсем ночью, чтобы просто побыть с ними, подышать этой удивительной атмосферой многодетной православной семьи, где радость во всем... Есть еще люди, которых называю друзьями. Но их немного.

– Потому что некогда?

– Потому что дружба – это что-то сакральное. Друг – это другой я. А пора каких-то колоссальных компаний, когда у меня дома, особенно в мамино отсутствие, собирался весь курс – все это прошло. И никого из этих больших собраний в жизни не осталось...

– Ты часто сталкивался с предательством? 

– (Задумался.) ...У меня есть жизнь до того, как я узнал Бога, и после этого. Вот в той жизни, до церкви, случались предательства – друзей, девушки, в которую был влюблен. Все банально... Когда я сам узнал Бога, мое окружение стало очень сильно меняться. Потихонечку. Не сразу.

– Само по себе или ты стал отходить от этих людей?

– Ты знаешь, все это органично происходило. Внешне было так: меня церковь «обожгла» тогда же, когда случились съемки в «Кадетстве», я практически полтора года жил не в Москве, а в Твери, мы работали там. И меня это оторвало от всей прежней среды, и от прежних грехов тоже, и привычек, от всего прежнего. Все эти полтора года я врастал в Бога на самом деле. Жизнь потихонечку обрастала совершенно новыми книгами, людьми... Чаще всего христианами. И вот в этой жизни последние лет 12 предательства нет. А раньше... это было очень больно. 

– Тогда ты счастливый человек. 

– Возможно. Понимаешь, предательство у людей церкви сложно себе представить – потому что предатель, каким бы он ни был, подражает Иуде. 

– Боря, но согласись, сколько не очень хороших людей все-таки ходят в церковь!

– Не знаю, я привык на себя смотреть больше... Я не очень хороший человек тоже – и хожу. В этом смысле да, я с тобой согласен.

– Почему ты считаешь, что ты не очень хороший человек?

– Знаком с собой... А вот из людей церкви меня не предавал никогда никто. 

«Патология сердца – самая труднопоправимая»

– Скольких женщин ты любил?

– Тут тот случай, когда количество работает в минус, а не в плюс. Мне кажется, подлинный опыт – это любовь к одной женщине всю жизнь. И когда я смотрю на такие пары... Вот Алла Демидова в программе «Судьба человека» рассказывала про своего мужа. 56 лет вместе со знаменитым сценаристом Владимиром Валуцким! 56 лет вместе! Одна любовь! Он ушел совсем недавно от рака, но не случись этого, то какая прекрасная была бы у них старость... Ты замечала старость людей, проживших всю жизнь вместе? В этом какое-то касание Божье, невероятная нежность мужчины и женщины... Когда смотришь на двух преклонных лет людей и тебе в них открывается какой-то третий мир: в них уже нет ни его, ни ее. Они оба – двери в какую-то красоту и что-то надмирное. Поэтому любой подсчет влюбленностей – это антирезультат. Чем их больше, тем дальше откладывается создание семьи и того тихого счастья, о котором я тебе говорил. 

– А тебе не кажется, что это лучше, чем вообще никого не любить? 

– Я не встречал человека, который никогда никого не любил. 

– А я встречала – они от природы не способны любить.

– Ну мало ли патологий. Патология сердца – самая труднопоправимая.

Борис Корчевников на работе // Фото: архив редакции

– Как думаешь, не пожалеешь ли ты когда-нибудь о том, как сложилась твоя судьба? Вот сейчас нет чего-то, о чем ты жалеешь в своем прошлом?

– Можно пожалеть о поступках прежнего, о брошенных оскорблениях, о падениях. Но я смотрю на это и понимаю: вся моя прежняя жизнь была, наверно, и для того такой, чтоб я навсегда отучился осуждать других. Я сам себе в прежней жизни противен. А Богу и тем, кто меня любил – противен не был. Они мне дали столько любви, столько заботы, так круто изменили мою жизнь. 

– Как думаешь, ты можешь еще вернуться в «Прямой эфир»? Чисто теоретически? Допустим, Андрей Малахов возвращается на «Первый» или вообще решает уйти с ТВ и тебя зовут обратно...

– Мне кажется, что мы люди очень стабильные... Ты помнишь историю Лотовой жены (библейский персонаж, превратилась в соляной столп, оглянувшись на разрушаемые небесным огнем нечестивые города Содом и Гоморру. – Авт.)? Не оборачивайся назад... Андрей и я – сейчас у себя дома. Наш общий дом – это команда ВГТРК. И церковь, в которой мы тоже часто видимся.

поделиться:


Колумнисты


Читайте также

Оформите подписку на наши издания